Брестская крепость
6 441

Брестская крепость
Май 09 17:00 2014

О подвиге Брестской крепости в СССР узнали случайно. До крепости никому не было дела, да и мало ли кто как сражался в первые месяцы, если все равно отступили до Москвы. Информации не существовало. И взяться ей было неоткуда… И до 1942 года никто в стране не знал, как бился гарнизон, которому никто не ставил задачи обороны. Согласно приказу в случае начала военных действий частям, дислоцированным в крепости, надлежало немедленно ее покинуть. Никакой фортификационной ценности Брестская крепость не представляла и роль рубежа на нее никто не возлагал. Она была построена слишком давно (1842г) в эпоху другого оружия и иной тактики, никак себя не проявив в Первую Мировую и потому оставленная на вторых ролях планами Второй Мировой.

Те, кто не был в Брестской крепости, недоумевают, как в ней могли поместиться заявленные 10 000 человек. Ведь крепость, это такой большой дом с внутренним двором, где отовсюду торчат пушки с пулеметами, а во дворе толкутся танки. Понятно из этого только одно: из-за такой скученности почти все сразу логично погибли, а несколько уцелевших бойцов совершили ратный подвиг. На самом деле понятие крепость тут весьма условное. Создаваясь, как большой дом на острове, при последующих попытках осмысленного использования по прямому назначению, крепость превратили в прообраз укрепрайона.

Дмитрий Михайлович Карбышев

Дмитрий Михайлович Карбышев

Понимая, что одной центральной казармой в два этажа из красивого красного кирпича держать фронт невозможно, крепость дополнили (1888г) кольцом фортов 32 км в окружности, вынесенными на разное удаление от основной части (Цитадели). А к 1913г начали сооружать еще одно кольцо укреплений 45 км в окружности. Руководил работами тот самый дважды генерал Дмитрий Михайлович Карбышев, сначала получивший чин генерал-майора Русской Императорской Армии, а затем ставший генерал-лейтенантом РККА.

После Первой Мировой и Гражданской войн Брестская крепость отошла к Польше. Мы ее получили обратно от германских союзников в качестве подарка лишь в 1939 году, успешно уничтожив Польшу совместными усилиями. Поляки ее использовали, как склад и тюрьму и воевать в ней не собирались. Мы тоже использовали, как склад, тюрьму и место сбора призывников, превратив в военную базу со складами, интендантами и частями временной дислокации. Нечто среднее между зоной отдыха, концлагерем и хранилищем на обособленной территории. Отсюда и магазины, клуб, жены с детьми и прочими гражданскими лицами. По сценарию предполагалось, что если начнется война, все спокойно собирают вещи и отправляются кто в тыл, кто на свои пункты сбора. Задачи оборонять крепость не было.

О том, что Вермахт, вместо отведенных по плану восьми часов, завяз в крепости на месяц, мы узнали только по немецким документам. Штурм крепости поручили 45й пехотной дивизии. Как и полагается, она вела журнал боевых действий, проводя учет потерь и подробно описывая события день за днем. И когда мы разгромили эту дивизию в феврале 1942 года в ходе Болховско-Мценской наступательной операции РККА по деблокированию Орла, к нам попали немецкие документы. Но из них было лишь понятно, как крепко наши вцепились в рубеж под Брестом и сколько неприятностей доставили немцам. Но кто и как сражался все равно оставалось неясно до конца войны и какая бы то ни было осмысленная картина стала обозначаться только к 1948 году по рассказам жителей Бреста и материалам допросов наших пленных, которых мы, освободив из германских концлагерей, отправляли в свой ГУЛАГ. И нам по-прежнему оставались неизвестны имена Гаврилова, Кижеватова, Фомина…

Цифра в 10 000 человек личного состава и гражданских лиц, находившихся на 22 июня 1941 года в Брестской крепости, подтверждения не имеет. Точные данные есть только по личному составу Второй роты 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД, охранявших 3807 заключенных крепостной тюрьмы. На вечерней поверке 21 июня находилось 72 человека. Сколько и кого было из других частей всех прочих родов войск, не знает никто. Но в любом случае, численность гарнизона была не меньше 5-6 тысяч человек в 4:15 ставших героями-защитниками, включая тюремщиков.

Осмысленной обороны Брестской крепости не было. Битвой на разрозненных участках руководили в основном лейтенанты, майор Петр Михайлович Гаврилов (Восточный форт) и старший политрук (полковник) Ефим Моисеевич Фомин (Холмские ворота). Старшие офицеры знали, что помощи не будет и на выручку гарнизону никто не придет. Понеся невосполнимые потери в первые же минуты войны, они все равно сумели организовать боеспособные сводные отряды и вступить в бой. Вариантов у них было всего два: сражаться в крепости или идти на прорыв в Брест, к местам дислокации.

Гаврилов Петр Михалович

Гаврилов Петр Михалович

Немцы разбили крепость вдребезги. Уничтожены почти все здания. От деревянных построек следа не осталось вовсе. От каменных – фундаменты. И этот камень до сих пор в ожогах. Черные потолки и стены. Здесь горели люди. На каждом метре Цитадели был убит человек. Рядом с каждым оставшимся каменным остовом оборвалась жизнь. Здесь везде смерть. Ее несложно почувствовать и теперь…

Центральная часть Брестской крепости – Цитадель – стала мемориалом. Это очень честный и открытый мемориал. По нему можно ходить без ограничений, трогать руками, заглядывать в укрытия и развалины, спускаться в разрушенные подвалы, подниматься на уцелевшие стены. И ощущать, как именно здесь, где ты сейчас стоишь, отчаянно сражался человек, знавший, что помощи не будет и каждая секунда для него – последняя. До тех пор, пока у солдат оставалась надежда, что придет подмога, каждому хотелось выжить. Потом пришло понимание, что рассчитывать не на кого. И целью каждого стало одно – перед смертью убить как можно больше врагов. Все, кто обороняли крепость, знали, что погибнут. Здесь невольно начинаешь озираться и аккуратно ступать, боясь наступить на мертвого. На ровном плацу возле главного памятника чувствуются воронки, неразорвавшиеся снаряды и наваленные горами тела погибших… Это здесь «раньше вставала земля на дыбы, а нынче гранитные плиты»… На эту площадь немцы из 45ой дивизии ворвались уже днем 22 июня 1941 года… А наши их выбили. Штыковой контратакой. И заперли собой Тереспольские, Холмские и Трехарочные ворота (Брестские). Именно здесь бились пограничники лейтенанта Кижеватова Андрея Митрофановича.

Но чтобы понять масштаб битвы необходимо обойти территорию… Километры… Сейчас Брестская крепость это около 200 гектаров земли, а на самом деле она занимает 700 гектаров (часть из них принадлежит Польше). За мостом через Мухавец за Холмскими воротами видны руины госпиталя. Того самого, откуда немцы взяли врачей и пациентов, прикрывшись ими, как живым щитом. Стоять на мосту невозможно. От неизбежной картины той схватки… Мост новый, построенный по измененному проекту… Но разводы крови на нем проступают все равно… И каждый его метр – убитый человек…

Разбитый госпиталь расчищен для посетителей. Палаты, коридоры, кое-где кафель на полу, арматура, водопроводные трубы из стен… Госпиталь не оборонялся. Его заняли, убив всех лишних и взяв в заложники подвернувшихся под руку.

Самое отчаянно сражение развернулось на Кобринском укреплении, в районе Восточного форта майора Гаврилова. Это очень непростое инженерное сооружение. Сейчас вокруг поле и где-то вдали виден главный монумент и часть Цитадели. А здесь подковообразные казармы, врытые в землю, защищенные валом. С трех сторон земля, с четвертой внутренней стороны крепостная стена. Немцы не могли взять укрепление неделю. Даже подобравшись вплотную на танках и открыв огонь в упор, они не преуспели. И только 29 июня в результате долгой бомбардировки им удалось прицельно скинуть бомбу в 1800кг внутрь форта. Взрыв слышал весь Брест, сдетонировали боеприпасы… Только после этого укрепление пало.

В документах немецкой 45й дивизии отмечено: «разрешение на сдачу красноармейцы получили от своего руководителя, майора. Они абсолютно не были потрясены, выглядели сильными и хорошо накормленными и производили впечатление дисциплинированных». Но сам майор Гаврилов не сдался, продолжил сражаться и был захвачен в плен тяжелораненым 23 июля 1941 года, через 32 дня с начала войны и через 25 дней после сдачи форта. Именно этот эпизод считается официальной датой падения Брестской крепости. Петр Михайлович был в полной офицерской форме, изорванной в лохмотья, и если бы не рана и крайнее истощение, не сдался бы. Схватили его возле дальнего капонира на другом берегу в таком состоянии, что врачи лагерного госпиталя вынуждены были применить искусственное питание, поскольку глотать он уже не мог. Хотя взят майор Гаврилов был в бою, даже в этом состоянии отстреливаясь и кидая гранаты.

Только после того, как за тему Брестской крепости взялась пресса, в 1948 году вышла статья в «Огоньке», а писатель Сергей Сергеевич Смирнов начал сбор материала для книги («Крепость над Бугом») и по радио обратился к стране, разыскивая участников событий, мы узнали о том, что же произошло. Нам начали возвращать имена защитников, стал понятен масштаб их подвига, а в отношении самих героев началась реабилитация и страна с опозданием воздала им должное, вписав в историю войны страницу – оборону Брестской крепости. Лишь в 1957 году майору Гаврилову было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 10807).

Левее Восточного форта – Западный форт, входивший в Кобринское укрепление. Этот форт выглядит иначе и построен по иному проекту. Но такой же неприступный. Посетители сюда не доходят. «Вход воспрещен. Возможно обрушение». И все выметено, вычищено и доступно к осмотру. И осмыслению. Здесь под каждым шагом чья-то смерть, оборвавшаяся жизнь, выстрел и взрыв… и кровь… везде… Бой за этот форт не оставил свидетелей. Лишь известно, что 22 июня это была казарма 125 стрелкового полка. Здесь надо ходить с фонарем. И знать куда смотреть. Сохранились надписи солдат, служивших тут в 1899 году… Они маялись в карауле и от нечего делать выцарапывали на стенах памятные надписи. Солдаты последней войны не оставили ничего. Хотя на стенах тоже есть следы. От пуль, гранат, снарядов… И здесь до сих пор стоит смерть.

За 1941 год мы потеряли всю армию европейского театра военных действий. Отступивших и спасшихся было мало. От Южного Буга до Москвы дивизии пропавших без вести. Исчезнувшие полки. Растворившиеся в неизвестности люди. Миллионы. На всякий случай, никто не осмеливается произнести цифру. Мы до сих пор не знаем, сколько же погибло людей в этой войне. И никто не спешил и вообще не собирался возвращать нам страницу истории Брестской крепости. Ей предназначалось оставаться географическим упоминанием, точкой на карте где тоже была война. Без имен.


  Категории:
Сергей Асланян
Сергей Асланян

Сергей Асланян - автоэксперт

Больше статей
write a comment

4 комментария

  1. Ирина Бинкене
    Май 09, 23:38 #1 Ирина Бинкене

    Сергей, спасибо за описание и фото. Осознать это невозможно!

  2. Евгений Дорошкевич
    Май 10, 06:47 #2 Евгений Дорошкевич

    До сих пор сотни солдат на территории Брестской крепости не погребены. В прошлом году нашли останки двух солдат при строительстве нового моста. Похороны были 21 июня.

    В 2011 году нашли воронку, в которую сбросили трупы 58 красноармейцев.

    http://www.kp.ru/daily/25788/2771087/
    http://fortification.ru/forum/index.php?topic=249.0

  3. Vladimir Kutyrkin
    Май 10, 10:03 #3 Vladimir Kutyrkin

    Спасибо, ждал такого обзора…

  4. Maykl Grishin
    Май 09, 06:49 #4 Maykl Grishin

    Сергей Степанович, дорогие ветераны, уважаемые жители России и бывшего СССР, с Днём скорби и печали нас… Скорбим и соболезнуем всем родным и близким, друзьям и знакомым погибших в честном бою, замученным в лагерях фашистов и коммунистов… Давайте сделаем так, чтобы подобного больше не случилось…

Only registered users can comment.