Первый закон робототехники
960

Первый закон робототехники
Сентябрь 09 20:00 2016

Дискуссию о доверии к компьютерам увлекательнее всех проиллюстрировал Голливуд фильмом «Терминатор». Если помните, Шварценеггер в главной роли. Вывод был такой – компьютеру верить нельзя.

В данном случае слово «компьютер» подразумевает и не только само себя, но и целое явление робототехники. Проявлений у этой техники очень много, начиная от того, что журчит у каждого в кармане и заканчивая какими-то глобальными источниками катаклизмов, трагедий и проблем.

Три закона робототехники Азимов сформулировал, уже сейчас никто не вспомнит, в каком году. В 1942, когда компьютеров в принципе не было, когда на уровне математической модели это было только теорией, не имеющей подтверждения и приверженцев. И, тем не менее, было уже понятно, заглядывая вперед, что с роботами нас ждут очень серьезные неприятности, поэтому первый закон робототехники: робот не может причинить вред человеку. И именно этот первый закон нарушается везде, где только существует хоть что-нибудь втыкаемое в розетку и наделенное примитивным разумом под названием микрочип.

терминатор

В Москве вопрос верить или не верить роботу, компьютеру и как конкретно нарушить первый закон робототехники является приложением к когалымской урбании и развешиванию видеокамер на каждом углу, которые занимаются только одним — сбором денег, причем не в нашу пользу. А это — перераспределение финансового ресурса в карманы тем, где еще какие-то деньги остались в пользу тех, кому этих денег по какой-то причине не хватает. Вот им чрезвычайно важно очень много денег получить и потратить по своему усмотрению.

Почему москвичи так люто ненавидят когалымскую урбанину? Потому что она не имеет никакого отношения к тому городу, который оккупирован, который достался и который сейчас так жестоко реформируется бетоном во имя того, чтобы стать ни в коем случае не приспособленным к тому, ради чего люди в принципе собираются в сообщества разных личностей на одной территории под названием город. При том, что для Руси город — это явление абсолютно нормальное.

В домонгольской Руси 60% населения составляли горожане. И, когда нам сейчас рассказывают о том, что вот только теперь настигла урбанизация и только теперь возникли вопросы, вот только теперь мы, первооткрыватели когалымские, знаем, что же делать в параметрах нашей бетонной урбанины. Так ничего подобного — до вас это знали предки, успешно решали эти вопросы. Ответы вы не хотите видеть и в принципе имеете совершенно другие цели. Потому что на людей, которые здесь живут, вам наплевать, а тот, кто заехал сюда подзаработать или потусоваться — вот на них делается акцент, потому что они такие же, как и нынешнее московское управление — временные, им за последствия не отвечать.

Но что привлекательно во всех направлениях? Имен ваших никто даже не вспомнит. Ни великих реформаторов, построивших тундру на Красной площади, ни всех остальных, кто не смог уложить асфальт или кто был не в состоянии сделать ливневую канализацию.

Разборка о доверии к компьютеру сейчас вышла на новый уровень, потому что в одной точке пересеклись два разных отношения. ГАИ теперь камерам не верит, как и вообще этому комплексу по приглядыванию при помощи стрелок за нашими кошельками, а московская автодорожная инспекция наоборот, делает, на этом акцент. Гаишники за несколько месяцев, начиная с мая по август, поставили 113 новых стрелок по Москве. И как только туда были введены параметры, чтоб ни один пиксель не пролетел мимо их кошелька, мы сразу стали получать эти удивительные совершенно штрафы за тень, за зеркало, за блик и за чужую ошибку.

При том, что подобных удивительных накладок было чрезвычайно много и вопрос был только в одном – успел ты доораться до средств массовой информации или нет? Раньше люди помалкивали, изумлялись тихо, не всегда имея даже выход в соцесети, потому что далеко не каждый человек имеет Facebook и смартфон. А теперь массовость применения этих чудовищных камер и нарушений первого закона робототехники привели к тому, что накрыло аудиторию, которая имеет выход в Facebook и на средства массовой информации. Поэтому мы внезапно все удостоились удивительной картинки, когда тень твоя враг и она подлежит, как минимум, штрафу, как максиму, еще и более серьезному наказанию.

ГАИ. Фото КоммерсантъГАИ тут же подняв забрало, мужественно сказало, что все мы дураки, у них нет ошибок, техника безупречна, первый закон роботехники не нарушается, человечество не право, ГАИ право всегда, как любая другая полицейская структура в любой другой стране по отношению к гражданам. Она, естественно, права по всему спектру того, что творит. И тут же трусливо, тихо под кустом выключила новые 113 камер. Ой, вы знаете, ложечек, конечно, никто не воровал, но когда они нашлись, все очень сильно удивились.

ГАИ говорит о том, что претензии в принципе не принимаются, и после этого понимает: «ой, кажется, есть очень серьезная трудность». Понятно, что это сиюминутная реакция, и если бы в средствах массовой информации не было этих удивительных картинок, ГАИ даже по этому поводу в принципе не сказала бы ни слова, просто отмолчалась бы, как это всегда происходит.

Но здесь то ли выборы, то ли общий градус напряжения после неудачного лета, когда в Турцию то едем, то не едем, в общем, не отдохнули мы толком, да и дождики нас намочили, — поэтому нервная система как-то слегка поизносилась. Среагировали все: и те, кого видеокамера наказала и те, кто этот штраф не глядя выписывал. И тут же выяснилось, что это умысел, потому что главный заказчик, кто определял параметры комплекса видеофиксации «Стрелка», именно так и формулировал задачу — чтобы и тень ни в коем случае не уходила от возмездия.

Теперь выяснилось, что тестирование по-живому, как всегда традиционное в нашей стране, закончено и пора потихонечку пересмотреть алгоритм. Причем только на новых видеокамерах, хотя программное обеспечение на этих «Стрелках» и на старых «Стрелках» абсолютно одинаковое. И дальнейшее оснащение телеграфных столбов «Стрелками» будет продолжится такими же бешеными темпами, поскольку мы видим, что Москва недобирает урожай из нашего кошелька и не вся еще плитка переложена по восьмому разу.

Поэтому нужно еще денег, еще денег, еще денег.

Они, конечно же, пойдут именно на плитку, то есть на урбанину, ни в коем случае не на врачей, которых сокращают по поликлиникам в рамках городской реформы здравоохранения.  Ну, если москвич сдохнет, ничего страшного не произойдет, а если таджик не сможет прогуляться по Тверской – это будет абсолютная катастрофа.

Мы видим вектор развития этого города, который на данный момент не совпадает с интересами коренного населения. И на фоне происходящего скандала с видеокамерами и ГАИ тем более приятно выглядит инициатива МАДИ – запустить приложение, когда инспекторы МАДИ, присматривающие с высот своего электронного положения за нашим с вами поведением, будут набрасываться на скопление неправильно припаркованных машин.

Раньше для этого нужно было включать сразу миллион мониторов и одним глазом попытаться все это охватить, поэтому кто-то от возмездия уходил. А теперь электронный разум будет за всем присматривать и то, что он посчитает ошибкой — а алгоритм ошибки будет прописан ему и назначен искусственно, — сразу будет обретать сигнал. И сначала туда по-пластунски поползут партизаны, пешие и те, кто будет подкрадываться и фиксировать номера, а потом туда будут направлять механизированные группы для того, чтобы они брали в клещи и утверждали право кошелька сильного над кошельком бедного.

В комментарии по этому поводу было сказано, что получив информацию о проблемных участках, дежурный МАДИ записывает номер машиныотправит инспекторов для пресечения нарушений. По сию пору Московская автодорожная инспекция считает себя во-первых силовой структурой, которая пресекает правонарушения. Они не наделены полномочиями пресекать. Знаете, как котики очень любят выйти во двор, увидеть новую машину чужака, подойти и пометить, оставив красивое пятнышко, которое приятным ароматным шлейфом сопровождает вас в том числе в своем собственном дворе. Инспекторы МАДИ был наделены именно этими полномочиями – метить наши машины. Но с точки зрения руководителей, которые дают интервью, это прям пресечение правонарушения. Ни в коем случае — это вторжение в наш кошелек.

Здесь все равно остается краеугольный вопрос: «С какой это стати вдруг асфальт стал платным?». С какой стати нам, москвичам, людям даже не смотря на армянские фамилии родившимся здесь, вдруг пришли когалымские и сказали: то, что вы считали раньше бесплатным, теперь платное. За врача платите, за скорую платите, за учителя платите. Ну и, кстати, за асфальт тоже, потому что куда же нам деваться. И, кстати, вода у вас тоже платная, и калории мы все наши пересчитали в радиаторе отопления, поэтому это тоже платно.

А ремонт в 2938 году оплатите, пожалуйста, уже сейчас, потому что нанотехнологии не поспевают за инфляцией.

И приложение компьютерное, которое вот-вот заработает, будет как раз фиксировать то, что им кажется нарушением. Можно только догадываться, как будет нарушен первый, второй закон робототехники, потому что робот может причинить вред человеку. Робот должен повиноваться всем приказам человека, кроме тех случаев, когда они противоречат первому закону. Это первый, второй закон Айзека Азимова. Они, естественно, будут прописаны особым алгоритмом в инструкции МАДИ, и камеры будут фиксировать все, что они считают нужным.

У нас ситуация выстроена таким образом, что, во-первых, на нас на водителей налагается презумпция виновности вопреки конституции. Во-вторых, именно мы должны доказывать, что не были, не состояли, не привлекались, не нарушали. И когда тебе выписывают штраф, к тебе чисто математический подход. Ведь москвичи по-прежнему живут в этом городе не только ради того, чтобы гулять вперемешку с таджиками, а для того, чтобы делать дела, поэтому норма-час каждого москвича имеет свою стоимость.

Как только ты получаешь штраф за неправильную парковку, ты должен посчитать, что лучше: ты сейчас быстренько бежишь и с дисконтом в 50% за 1,5 тысячи выкупаешь право считаться честным человеком, либо ты пускаешься по все тяжкие, которые не известны.

Потому что ответственность размыта, куда нужно апеллировать в МАДИ или ЦОДД, а может быть, даже гаишникам (гаишники здесь являются посреднической структурой) и сколько времени у тебя это займет при том, что у нас городская власть, принимая заявление от граждан, на них не отвечает.

Можно прийти лично и заявить, например, в МАДИ о претензии по поводу штрафа за парковку. У вас примут заявление и не ответят вам никогда ни в письменном, ни в устном, ни в электронном виде. Причем в форме вашего заявления будет несколько вариантов: вам как угодно получить в глаз? В электронном виде?. Вам как хотелось бы получить издевательство и надругательство власти? В почту обычным уведомлением или вы сразу понимаете, что мы в гробу вас видели и игнорировали?

Рассказываю я это на своем личном примере, потому что раз в месяц я прихожу и подаю челобитную на имя гуляйтера с просьбой отменить тот штраф, который был на мою машину наложен. Причем у меня три штрафа на 9 тысяч, поэтому, как только мне приходит еще один точно такой же штраф, назначенный лазутчиком вражеским в моем дворе просто так, я становлюсь персоной, не выездной из нашей страны и на меня обрушивается весь карающий меч правосудия.

Потому что именно ко мне ваши реплики гневные обращены, когда вы говорите «мужик должен отвечать, нарушил – плати». Я нарушил самым изящным образом: я по истечении нескольких месяцев получил уведомление о том, что, оказывается, я нарушил. У меня оформленное парковочное разрешение, которое на несколько дней исчезло из их базы. И на тот период действия, когда льгота на меня еще распространялась, моя машина была оштрафована именно за наличие этой самой льготы. А спорить не получается, заявлений уже подано очень много.

штраф

Этот алгоритм существует как автономное электронное надругательство над москвичами и сделать с ним ничего нельзя. Поэтому, когда МАДИ замахивается на расширение полномочий своих видеокамер с тем, чтобы присылать инспекторов стаями летучими на наш кошелек, мы понимаем, что они могут в это заложить любые совершенно наши ошибки, посчитав в том числе и нормальное поведение ответственного гражданина как ошибку подлежащую штрафу и оплате. И мы с вами спорить можем по этому поводу бесконечно, но в когалымскую урбанину это не вписывается, потому что она работает только как бетон – в одну сторону: забетонировали и обратного хода у всей этой ситуации быть не может. И это только начало.

Гаишники через какое-то время перегруппируются, перестанут дрожать, сменять памперс, выйдут на дороги, по новому пропишут инструкцию для «Стрелки» и будут ловить нашу тень, отражение зеркал, фары на телеграфных столбах, отражение в луже и весь остальной вид правонарушений. Потому что спорить мы с вами не имеем никакой возможности.

 

  Категории:
Сергей Асланян
Сергей Асланян

Сергей Асланян - автоэксперт

Больше статей
write a comment

5 комментариев

  1. Albert Haus
    Сентябрь 10, 07:20 #1 Albert Haus

    На своей шкуре не пробовал, не знаю

  2. Сергей Стасюк
    Сентябрь 10, 10:15 #2 Сергей Стасюк

    Первый закон робототехники-нет электричества,роботы не работают ))))

  3. Сергей Стасюк
    Сентябрь 10, 10:16 #3 Сергей Стасюк

    Руби провода!😄

  4. Максим Доброхотов
    Сентябрь 10, 19:36 #4 Максим Доброхотов

    РОБОтехники, а не РОБОТО. Айзек Азимов, рассказ «Хоровод» (1942)

  5. Dmitry Sushinsky
    Сентябрь 30, 23:57 #5 Dmitry Sushinsky

    Сергей, вас рано или поздно… заклюют эти, даже не знаю как их назвать…. нехристи. Спасибо, что Вы все это делаете, но, Бога ради — Берегите себя!

Only registered users can comment.