Автомобильное государство
538

Автомобильное государство
Сентябрь 01 18:00 2016

С одной стороны, люди у нас разобщены, с другой стороны, надо отдать им должное — людям абсолютно плевать на власть. Из этого не следует, что они уже образовали альтернативное сообщество, хотя, как известно, человек — животное социальное и быть частью большого сообщества его естественная потребность. Но если роль такого сообщества перестает исполнять государство, на смену ему приходят другие структуры.

Довольно часто они бывают религиозными или какие-нибудь общины, корпорации. Иногда даже бывают некие объединения по интересам, когда люди понимают, что вместо государства они должны свои вопросы решать сами и тогда уже все зависит от того, какая тема объединения, решение какой проблемы.

При этом мы с вами помним по сию пору результаты исследования Левада-Центр, который установил, что 66% россиян живут, избегая вступать в контакт с властью.  78% рассчитывают только на себя, не ожидая помощи от государства и общества.

То есть, это такая внутренняя иммиграция, когда люди понимают, что в принципе они были бы «не против» получить от государства хоть что-нибудь, но ждать уже нечего.

общественное мнение

Опыт предыдущих поколений показывает, что чем дальше ты находишься от этого государства, тем целее ты будешь. И в принципе на него рассчитывать не надо никогда, уж тем более не надо реагировать на какие-то призывы поучаствовать в его жизни. Даже война в качестве призыва не очень настораживает людей — «а не принять ли мне участие?». А уж такие странные вещи, как например, освоение Сибири, когда тебе просто посреди тайги дают гектар земли и говорят: «ну, давай, это же все-таки государственная задача» — они тем более не являются темой для обсуждения, поскольку за ними не стоит абсолютно ничего.

При этом у нас Ольга Голодец несколько лет тому назад пытаясь посчитать поголовье трудоспособного населения и пришла к выводу, что из 86 миллионов работоспособных людей— 38, которые работают непонятно где. 38 миллионов человек у нас ушли в теневой сектор экономики, то есть это как раз вот та самая категория людей, которая живет, избегая вступать в контакт с властью, не ждет от государства помощи и своим умом как-то управляется. 38 миллионов работоспособных людей реально где-то работают, но государство не в состоянии отследить, где и соответственно оно не может определить финансовые потоки, за счет которых эти люди существуют.

И вот эта наша разобщенность с одной стороны полностью укладывается в постулат, приписанный папе Александра Македонского, Филиппу Македонскому — «Разделяй и властвуй». Мы видим, что очень результативная методика.

С другой стороны, сколько нас ни разделяй, у нас по сию пору есть одна очень важная тема, которая нас так или иначе объединяет, даже если мы сами против и не очень это осознаем. Это автомобилизация.

Нам, в общем-то, без разницы, какое там здравоохранение, нам без разницы, что там происходит с образованием, нам много, что безразлично из общественно значимого кроме одного – нам очень важно, что происходит с нами, когда мы за рулем, нам важен автомобиль.

Вы видите, как у нас люди по сию пору покупают дорогие автомобили на последние деньги. Сколько у нас сейчас по Москве, по нашей респектабельной и дорогой, цокает зимней обувкой Porsche Cayenne, купленных совсем на последние деньги, когда у людей нет возможности взять летний комплект. Тем более, что новые покрышки — это дорого, особенно размерности Cayenne. Люди купили машину на последнее, но потому что это АВТОМОБИЛЬ. Они с таким же успехом, конечно, покупали бы на последнее и iPhone, но машина значимей.

Машину хочется любому. Вот диссертацию не хочется практическими никому. Должность директора — ну, 50 на 50. А машину хочется каждому, кто дорос до того, чтобы получить водительское удостоверение и для того, чтобы в принципе как-то самовыражаться. Некоторые покупают только для того, чтобы ездить, некоторые для того, чтобы социальную значимость как-то продемонстрировать, в том числе стоимостью собственного автомобиля. Но машина для нас важна.

Машина для нас — это не просто средство передвижения, машина для нас — это сразу все. Может не быть квартиры, может не быть одежды, может, даже и есть сегодня нечего, но машина должна быть во что бы то ни стало.

С ее помощью мало того, что у нас есть крылья, у нас есть еще хоть что-то, благодаря чему происходит некая самоидентификация.

Когда это китайская машина самоидентификация так себе, когда это Porsche Cayenne, цокающий зимней резиной — это, конечно, гораздо круче и уже в принципе можно даже в потоке предъявить некую свою значимость, потому что вот я еду, смотрите какой я, а то, что через пять минут я сверну на помойку и буду там отгоняя бомжей, пытаясь добыть себе кусок хлеба, этого вы уже никогда не узнаете.

Типа дорога.jpgПоэтому ничего удивительного нет в астраханском эпизоде, когда люди взяли и на свои деньги при помощи собственного ТСЖ отремонтировали дорогу. Вы помните эту историю. Причем, поскольку ТСЖ вправе подобными вещами заниматься, то не было абсолютно никакой юридической коллизии в том, чтобы людям в квитанцию по добровольному согласию добавить 1000 рублей. Именно так и было сделано, тем самым были найдены деньги и люди за собственный счет положили асфальт. Они взяли подрядную организацию, договорились, чтобы во дворах сделали порядок. Тем более значимо, поскольку у нас в Москве, Санкт-Петербурге и в Новосибирске частично еще принято хоть как-то наводить порядок во дворах, а во всей остальной стране помойка.

Если проехать по любой центральной улице любого большого города-миллионника нашей страны и свернуть в первую попавшуюся подворотню, вы там найдете подбитый немецкий танк, сбитый вертолет и дохлую кошку, висящую прибитую гвоздями к дереву, потому что у нас люди так живут. Тротуар, бордюр, урну там найти невозможно, вы там найдете только помойку.

Я даже в свое время на спор с друзьями ехал по Орлу. Большой такой город, очень цивилизованный. Мы ехали по центральной улице, я говорю: «Давайте сейчас остановимся в любом месте, вот скажите где на центральной улице, мы зайдем в первый попавшийся двор, вы увидите там такое, что по фасаду даже не догадаетесь». Они сказали: «Да, давай, спорим. Вот здесь». Сталинский дом, большой хороший мы заходим внутрь там лес, грибы, дед Пихто и Баба-Яга — вот он весь антураж.

И когда люди в Астрахани решили навести порядок у себя по дворе, они замахнулись не на муниципальную часть дороги, они замахнулись на то, что у них у самих под ногами, под руками и перед глазами. На то, куда они выходят из собственного подъезда.

Они выходили на помойку, они выходили в разруху, они решили взять и сделать там себе нормальный асфальт.

Они скинулись своими деньгами, тем более, что по кадастру это их собственная земля, не муниципальная. Это их, это как песочница: хотим ее — делаем, не хотим — не делаем. Они решили, что будут жить в порядке, в чистоте, тем более, как полагается, они же наши люди.

То есть, они подавали челобитную, они властям писали и говорили: «А не могли бы вы нам сделать красиво? А не могли бы нас достать с того дна, на которое вы искусственно нас привели? Мы не хотим, как у Горького, быть на дне. Мы хотим подняться». Им говорили: «Знаете, денег нет, хорошего всем настроения, держитесь тут». Тогда они взяли и решили этот вопрос сами.

Что было дальше? Дальше мы с вами всей страной ахнули на реакцию властей. Во-первых, тут же появилось ГАИ, потому что ГАИ причастно к любому куску асфальта в нашей стране, даже если это дворовая территория. Хотя дворовая территория под юрисдикцию участкового подходит, под зону ответственности ГАИ совершенно никак.  И, тем не менее, приехало ГАИ, а это исполнительный орган власти, и тут же она оштрафовала подрядную организацию, то есть, асфальтоукладчик на 25 тысяч рублей по статье «Порча дороги», потому что подобралась такая статья.

Бесполезно пытаться найти какую-то логику в применение именно этой статьи Административного Кодекса, потому что ее нет. Здесь нужно было людей наказать и их наказали. В этом же городе другие люди решали свои вопросы при помощи ремонта подъезда и там не было асфальтоукладчика. Там оштрафовали ТСЖ за то, что оно взяло и починило людям подъезды. Тоже нашли, как это сделать и сделали.

Что на самом деле за этим стоит? Первое, самое очевидное — это отношение власти к людям. Люди организовались, а это не позволено.

Нельзя самим решать свои вопросы, вы не имеете права это делать. Вот этот абсурд, который у нас сейчас уже чекистским таким катком двигается по всей стране, приведет к тому, что со временем мальчика Петю оштрафуют за то, что он девочке Маше на уроке ластик передал. А какие у тебя полномочия есть по управлению имуществом, не принадлежащим тебе, поскольку не ты его покупал? А у тебя есть сертификат на передачу ластика? А почему ты занимаешься распространением ластиков в классе? А ты знаешь, что ластик является техническим средством, это резина, у него первый класс опасности, у тебя должен быть сертификат и так далее.

И мальчик оказывается в детском доме, потому что его родителей лишают родительских прав. Не смейтесь! Это сейчас кажется иронией. На самом деле в этой иронии есть опыт тех, кого уже сейчас тихонечко отчуждают от семьи и отправляют в детские дома по аналогичным и совершенно удивительным составам. Супа нет – лишение родительских прав и так далее.

И здесь люди объединились почему? Они ведь не захотели построить себе детский городок. Это бы им сошло с Дорожная пробкарук. Они не построили спутниковую антенну на крыше, чтобы принимать голос Америки, тоже непонятно, сошло бы это им с рук или нет, пока не знаем, скорее всего, просто бы дом в таком случае тихо взорвали, чтобы  было неповадно. Но автомобильная тема довела до того, что люди организовались.

Вот тот самый случай, когда государства нет, когда 66% людей избегают вступать с ним в контакт, когда 78% плевали на это государство, а на автомобильную тему нет. Социология учит, что нет концентрации общественного мнения. Опрашивая всю страну, получаешь репрезентативную выборку, потому что те самые 78%, которые плевали на государство, сосредоточены не в Астрахани — они по всей стране. Они есть в Москве, в Астрахани, в Волгограде, в Чите и в Новосибирске — они везде.

Эти 78% присутствовали в том числе в ТСЖ дом номер 120 по улице Первая Перевозная и они взяли и подменили собой государство в той части, где им нужна была четкая совершенно государственная помощь, а именно — кусок асфальта. Государство им сказало: «Денег нет, хорошего настроения, держитесь тут». Они взяли и сделали сами, они пришли и организовались.

Автомобильная тема для нас очень болезненная. Автомобильная тема для нас очень важная. Мы спокойно совершенно относимся к тому, что, например, в Москве поуничтожали в системе здравоохранения огромное количество поликлиник, переформатировали наше дворовое здравоохранение таким образом, что к врачу теперь в принципе больше не попадешь. А те, кто подписан на рассылку общественной инициативы, видит, по скольким городам нашей страны детей не пускают в школу, потому что прописка не совпала, потому что нужно собрать справки и документы и родители в отчаянии пытаясь пристроить ребенка в школу, которая под окнами, вынуждены выходить на публику с просьбой о помощи.

У меня знакомый не так давно пытался пристроить ребенка в Москве в школу. Он ходил со справками, собирал их, собирал их, собирал — а в школу у нас просто так не берут, в школу ты еще должен сдать вступительный экзамен и ребенка твоего еще должны проверить на интеллектуальную состоятельность. Так вот, он плюнул на все на это и устроил ребенка в школу во Франции. Они с женой туда уехали, приехали в маленький провинциальный французский городок, зашли к директору и сказали: «Здравствуйте. Вот наш ребенок. Извините, он не знает французского языка». На это директор сказал: «А это уже моя проблема. Ваш ребенок будет знать французский язык». «А какие документы нужны?» «Никаких». Вообще никаких и прописки не понадобилось, и сертификата не понадобилось, и окончания курсов не понадобилось, и ребенок теперь этот вместе с родителями живет во Франции. В обычной маленькой провинциальной школе он учится. У нас это невозможно.

Но, если нам в целом плевать на любого ребенка, который не может пойти в школу, если нам в целом наплевать на то, что у нас в Москве уже не доступно здравоохранение, а по стране оно стало недоступным уже давно, то нам по сию пору не плевать на то, что происходит в автомобильной сфере.

И здесь люди организовались в самом страшном, самом востребованном, самом остром месте, где пересекается общественная инициатива и государственный нигилизм и государственное отвращение к людям, живущим на его территории — дорожная сфера и асфальт. Люди сделали себе дорогу — их тут же пришли и наказали. Тут же, моментально наказали за то, что они взяли и сделали себе хорошую дорогу.

И удивляться здесь, конечно, не приходится.

Странно, что пока еще председателя ТСЖ не посадили.

Вполне возможно, что после этой подсказки так и сделают, потому что он является здесь уже той самой персоной, которая позволила себе решать вопросы. Вы не смеете решать вопросы. Никакие. Но государство, замахиваясь здесь на нас, на людей, которые могут себе в дорожной сфере что-то захотеть болезненное для нас, тем не менее, перегибает палку. Это довольно интересно посмотреть, когда и чем это закончится.

Водитель — теперь уже с одной стороны, человек, лишенный гражданских прав. И Конституция на нас не распространяется, мы лишены, например, равенства всех перед законом вне зависимости от социального положения и места проживания. Именно поэтому москвичи и питерцы платят штраф по двойному тарифу, в отличие от новосибирцев и читинцев. Также на нас на всех поголовно не распространяется презумпция невиновности и именно поэтому мы являемся тем самым податным населением, по поводу кого постоянно растут тарифы, акцизы, прямые и косвенные налоги. И ОСАГО дорожает, и бензин дорожает непонятно почему, мы никак не можем понять, из нефти у нас бензин или нет, а также мы видим всю остальную ситуацию, которая нагнетается вокруг именно водителей.

Во всем мире чем больше дорог — тем лучше. И высокая связанность дорожно-транспортной сети приводит к тому, что меньше пробок. У нас наоборот.

У нас в Москве закрыли этот поворот, очень сложный был поворот, он всегда собирал пробки, его просто не стало. То есть, на одну артерию стало меньше. Для чего? Для того, чтобы стало меньше пробок. Во всем мире дороги специально для того расширяются и строятся, чтобы пробок стало меньше, у нас они специально перекрываются, зауживаются, чтобы стало меньше пробок.

И вот в этой дорожной сфере мы видим: люди положили асфальт, их в Астрахани наказали. Людей постоянно приговаривают к штрафу, пользуясь презумпцией виновности. Сегодня сутра мы с вами обсуждаем ситуацию, когда тень от машины выехала на встречку, и человека наказали в автоматическом режиме. Он теперь вопреки государственной доктрине должен попытаться доказать, что он здесь абсолютно ни при чем.

Это нагнетание ситуации, перегибание палки оно бездумно. Эта система, которая работает во вред себе. Она не может восстановиться, потому что мы с вами пока еще платежеспособны. Тогда на замену государству приходит общественная организация либо общественный интерес. Только сейчас, к 2017 году, становится понятно, что ничего доброго из этого не выйдет, потому что от государства 78% населения уже ничего не ждут. А так не бывает, чтобы на замену ему ничего не пришло. Что-то придет.

 

  Article "tagged" as:
  Категории:
Сергей Асланян
Сергей Асланян

Сергей Асланян - автоэксперт

Больше статей
write a comment

0 Comments

No Comments Yet!

You can be the one to start a conversation.

Only registered users can comment.