В Москве создадут лимузиностроительный завод
1 206

В Москве создадут лимузиностроительный завод
Октябрь 29 14:00 2015

Сергей Асланян: Сообщение Минпромторга о создании в Москве лимузиностроительного завода — это самое приятное из ожидаемого. Порядка 16 миллиардов будет потрачено на его создание. Территория НАМИ. Там же идут проектные работы. А в целом, сегодняшнее обещание заводу быть вынуждает обратиться к вопросу, на чем же должно ездить первое лицо и другие части тела в разных государствах. Тем более что если власть сакральна до невероятности, то, конечно, необходимо набирать дистанцию. Потому что максимальное удаление от народа обеспечивает какую-то безопасность.

Мы помним, как плохо заканчивали русские императоры во времена бомбистов. И Столыпин чрезвычайно плохо, и семья у него пострадала. Именно потому, что было сближение очень неосмотрительное. Тут понятно, что по современным технологиям необходим лимузин, броня, свита, пулеметы, прикрытие, если можно, то еще в канализационном люке подводная лодка. Но если с сакральностью власти, избираемой народом, есть определенные нюансы, то бесспорным диссонансом, вызывающим этот нюанс служит нынешние царствующие особы династии, у которых с родовитостью все в порядке. Но они почему-то норовят кататься на велосипедах, как всякие датские принцессы, то ходить пешком, то ездить либо на скейтах, либо на электричках. Им вторят всякие безответственные мэры городов. Например, мэр Нью-Йорка, мэр Лондона.

Игорь Ружейников: Мы же знаем, что мэр Лондона малахольный, мягкий.

С. Асланян: Но, например, на этой неделе проводник выгнал из поезда губернатора штата Нью-Джерси. Причем пинками. А тот был с охраной. Он долго кричал сначала на свой телефон, потом на охрану. А ехал он в тихом поезде. Есть такой статус вагонов. Люди пожаловались проводнику.

Проводник выкинул из поезда владельца штата Нью-Джерси.

Несмотря на всю некую сакральность его власти. Представь себе какого-нибудь нашего губернатора, которого выкидывают из электрички. Теперь я понимаю, почему у нас электричек так мало остается.

И. Ружейников: У нас был случай, когда пилот сказал, что не будет задерживать самолет из-за того, что «оно вот решило прийти позже». У него были большие проблемы. Он был такой один за все время.Проект Кортеж

С. Асланян: Причем он был клятый москаль, а персонаж был иркутский. Он повелел: «Ну-ка мне тут быстренько к ноге». На что услышал много интересного и нового для себя. Из забытого. В итоге на фоне столь эклектичного великолепия красуемся мы с проблемой лимузиностроительства. Притом что компетенция наша утрачена. Но невольно возникает вопрос. Все-таки что должно быть? И на чем должно ездить? Если в стране не растет ничего кроме бананов, ампутация хвостов у населения проходит ускоренными темпами благодаря Всемирной организации здравоохранения. Тогда вполне логично, что в банановой республике президент ездит на Mercedes. Потому что у него нет автомобильного производства.

Если в стране существует производство автомобилей, как во Франции, Италии, Швеции, там ездят на своих местных. Не говоря уже о немцах и американцах.

Американский президент не ездит на немецкой машине, он ездит на американской машине. Немецкий президент ездит на немецкой, француз ездит на французской, причем Франсуа Олланд на свою инаугурацию поехал на банальном серийном DS5. Ничего особенного в этой машине нет. Обычный хэтчбек. Это даже не седан, это не представительская машина. Причем я с Франсуа Олландом когда встречался в крайний раз, ко мне подошел его охранник, который очень вежливо попросил меня, если можно, не надоедать. А я охранника обошел, поскольку он был всего лишь один. Спросил Олланда: «How do you do?». Мы с ним вежливо перекинулись фразами. А это было на Парижском автосалоне. Он очень радостно сказал, что ему нравится состояние дел французской промышленности. А я него спросил: «А на какой машине вы будете ездить из тех, которые есть на сегодняшний день?». На что он сказал, что ни на какой. Потому что его вполне устраивает то, что у него есть уже сейчас. Новинки его не заинтересовали. Ему вполне достаточно того DS, на котором он инаугурировался и катается нормально по служебным делам.

И. Ружейников: Странный народ.

С. Асланян: Действительно странный народ. У нас ведь, несмотря на лимузиностроение, несмотря на

16 миллиардов и разработку проекта «Кортеж», который в совокупности должен будет употребить порядка 23 миллиардов рублей.

И может быть, к 2018 году, ну или, в крайнем случае, 2026, родит целую линейку не только бронированных машин для первых лиц, но и коммерческую версию. Всякие минивэны, джипы охраны и сопровождения и просто лимузины для начальников. Для того, чтобы это было как минимум не сильно убыточно, а как максимум даже прибыльно, и передано на распоряжение Ульяновского автозавода.

И. Ружейников: Тогда, конечно, будет прибыльно владельцам Ульяновского автозавода.Российский президентский лимузин Кортеж

С. Асланян: Он не берется за неприбыльные проекты. Вполне возможно, что он не захотел браться, почувствовав, что инвестиции мимо рта.

И лимузиностроительный завод будет в Москве, а не на УАЗе.

Но не надо забывать о том, каков Владимир Владимирович Путин. Он прокатился на Lada Vesta. На прямо поставленный вопрос, понравилась или нет, сказал, что машина очень хорошая. Причем сравнение было с желтой Калиной, на которой он катался. Он сказал, что машина другого класса, она ведет себя лучше.

И. Ружейников: И не поспоришь. Я не ездил, но не поспоришь. Скорее всего, да. Потому что эту Бу Андерссон все-таки сделал.

С. Асланян: Для нас, для русских. И как только Владимир Владимирович похвалил эту машину, сегодня в стык с новостью о том, что в Москве будет лимузиностроительный завод,

с АвтоВАЗа пришла весточка о готовности удлиненной версии Lada Vesta.

И. Ружейников: Ты считаешь это о чем-то говорит?

С. Асланян: Это говорит о том, что есть возможность совершенно нормально кататься на этой машине. Ведь местная администрация Самары и Тольятти уже пересаживается. Бу Андерссон в этом отношении безукоризненный молодец. Он не зря устроил расправу над собственными чиновниками. Мало того, что он разогнал в первый же день своей работы личное управление делами президента АвтоВАЗа. Там больше нету ни одного человека.

Он еще и продал Infinity QX56 и на эти деньги сделал унитазы рабочим.

А всем остальным выдал служебную технику, которую они и производят. Это то, о чем говорил Генри Форд: «Рабочий, производящий продукт, который ему по карману, делает его лучше». По крайней мере, Ford T делали люди, имеющие возможность его купить. Итого. Мы опять остаемся на отправной точке для чиновничьего аппарата. Если этот чиновник, тем более он представитель власти не законодательной, а исполнительной, по какой-то причине должен ездить, это вызывает некоторое недоумение. Тем более он не должен ездить на иномарке.

И. Ружейников: Даже представители законодательной власти.

С. Асланян: Законодатели нижней палаты ездят на русских машинах Ford Mondeo. И на отечественных машинах Skoda, собранных в Калуге. Калининградская BMW пока еще не подоспела. Верхняя палата предпочитает машины этого диапазона. Тот период, когда Bentley с триколорами стояли напротив Совета Федерации, канули в лета. Там стоянки просто нет. На сегодняшний день она закрыта. Еще раз. На чем должны ездить эти люди? Эти должны ездить только на том, что производится в нашей стране. Проект «Кортеж» в данном случае — очень неплохое подспорье. Пока этого проекта нет. Уже готова Lada Vesta. Еще есть два производителя, суконно-посконных, наших. Это Горьковский автозавод. Волги там больше нет, поэтому можно и на Газели нормально кататься. Олланд же катается на хетчбэке.

И. Ружейников: Там в кузове можно поставить много сидений.

С. Асланян: Можно, в конце концов, заплатить кондуктору и сесть рядом с водителем. И УАЗ. УАЗ — это наш. АвтоВАЗ — это, все-таки, иномарка. Предприятие принадлежит международному концерну Renault-Nissan. Любая попытка потратить какое-то количество бюджетных денег на это предприятие называется выводом капитала. Потому что мы тратим свои налоговые деньги на чужой частный бизнес. Что абсолютно недопустимо. Несмотря на 75 миллиардов, подаренных предприятию. Но мы имеем собственный автопром, и должны радоваться. У Порошенко ситуация хуже. Ему-то на Запорожце ездить.

И. Ружейников: А Запорожец вроде тоже кто-то купил? Нет?

С. Асланян: Корейцы и китайцы. На Запорожском автозаводе было несколько разных направлений действий. Там одно время сотрудничество с

GM, которые в культуру производства привнесли невероятные высоты, которые предприятию и не снились.

Я какое-то количество лет тому назад ездил как раз в Запорожье, посмотреть, что же у них там происходит. Это невероятно. Стерильный завод с зелеными газонами. Без единой помойки и клочка мусора.

И. Ружейников: Ну, это не по-нашему. Они же такие же, как мы. Они там что-нибудь производили?

С. Асланян: Они производили корейские машины. Одна из них у нас известна как ZAZ Chance. Она же Daewoo Lanos, она же Daewoo Chance. У нее несколько имен. Там же Chery Bonus, пришедший на наш рынок как Chery. Если б он пришел как ZAZ Bonus, он бы имел другую рыночную перспективу.ZAZ Chance

Но на ЗАЗе, к сожалению, произошла маленькая контрреволюция. Они отказались от услуг русского дистрибьютора. На это потеряли весь наш рынок. Но на ЗАЗе что было великолепно и чего нету ни на одном нашем предприятии. Почему у нас не так, например, клеится как у хохлов. Там у генерального директора 5 заместителей. Все пять заместителей пришли детьми на этот завод и начинали слесарями низшего разряда. За свою жизнь они доросли до зампредов.

И. Ружейников: То есть знают, в каких ботинках ходят рабочие.

С. Асланян: В разговоре о первых лицах, которые ездят на различной технике, особым шиком выделяется президент Бразилии Дилма Русеф, она ездит на коллекционном Rolls-Royce 52-го года. Не бронированный, но чрезвычайно элегантный. Есть основания полагать, что эта машина послужит любому другому последующему бразильскому президенту.

И. Ружейников: Это другое дело. Если передается по наследству, то это нормально.

С. Асланян: Этот гараж особого назначения не покупает новые машины. Он использует те, которые есть. Подобная коллекционность чрезвычайно мила. Это не голландский велосипед, на котором ездят королевствующие особы, но, тем не менее, это тоже очень приятно. Тем более что Русеф она ж наша, она ж болгарка.

И. Ружейников: Ты поддерживаешь идею создания отечественного лимузина? Я, честно говоря, только за.

С. Асланян: Мы обязаны, не считаясь с затратами, иметь собственный автомобиль для первого лица. Это должны быть только наши машины. И никогда ни один Mercedes, Audi, BMW не должны осквернять своим присутствием высший чиновничий уровень нашей страны.

И. Ружейников: Если мы говорим о том, что мы великая держава, то пора. Самое время.

С. Асланян: Мы обязаны. Тем более, сейчас. Когда обратного пути уже нет. Несмотря на то, что у умницы Нагайцева очень серьезные проблемы. Он поссорился с Минпромторгом. Либо Минпромторг поссорился с ним. Но Нагайцев — это единственный человек, не утративший компетенцию по производству любых автомобилей и решению любых задач. Он сможет на территории НАМИ создать не только саму машину, но и производство штучное, мелкое, и оно будет на очень неплохом уровне. Рано или поздно мы придем к тому, что наши первые лица поедут на автомобилях. А дальше вопрос. Будут ли они носить бренд умершего завода ЗИЛ или у кого-нибудь хватит фантазии и пиаровского креатива возродить, например, Руссо-Балт. С нуля созданная сейчас машина, не имеющая под собой конкретного производства, привязки к площадке и бэкграунда предыдущего завода, который делал, в том числе, Нивы, имеет полное право на автономное название. Которое будет так же олицетворять нашу страну и величие, к которому мы стремимся, как в свое время Руссо-Балт. Равных которому не было.Руссо-Балт С24-30

И. Ружейников: Круг замкнется. От начала до конца книга Кабакова «Последний герой».

С. Асланян: И «Остров Крым».

И. Ружейников: Руссо-Балт и там, и там есть.

С. Асланян: «Питер-Турбо» — не обязательно, а Руссо-Балт — непременно.

И. Ружейников: Согласен. Красивое название, кстати.

С. Асланян: Оно не просто красивое название. Оно олицетворяет тот уровень производства, который не грезился, может даже, «Pratt & Whitney» на тот момент. Потому что не было в империях ни одного предприятия, имеющего подобный уровень, умеющий производить аэропланы, железнодорожный подвижной и локомотивный состав и автомобили с технологиями, например, литья алюминиевых поршней. Это 1912 год.

И. Ружейников: Ты сейчас наговоришь. И Челябинский вагоностроительный завод скажет: «Если тогда можно было все сделать, давайте мы будем выпускать». Вот тогда будет идея похоронена. Пускай лучше будет новое предприятие. Совсем.

С. Асланян: Нагайцев не упустит это заказ в Челябинск. Создание Московского лимузиностроительного завода имеет право на жизнь независимо от количества миллиардов. Потому что 16 — это всего лишь заявка, которая не будет подтверждена практикой. Туда уйдет порядка 100 миллиардов.Руссо-Балт С24/30 Дубль-Фаэтон

И. Ружейников: Нет. 16 миллиардов рублей — это смешно.

С. Асланян: Не будет никаких 16-ти. Этот проект будет гораздо дороже. Тем более, что теория когда на кульмане рисуется машина, и создается ее пластилиновый макет и, в принципе, она приобретает очертания, другое дело реальные производственные нюансы, связанные с тем что необходимо с нуля сделать двигатель, коробку передач, подвеску, бронекапсулу.

И. Ружейников: На твой взгляд эта машина должна быть от начала до конца наша? Или опять мы не только коврики, но и поршни будем заказывать?

С. Асланян: Минпромторг, взявшийся за решение этой задачи, имеет возможность аккуратно переоснастить наших подрядчиков, чтобы они делали не только для Московского лимузиностроительного завода, но и для всех остальных. У нас на сегодняшний день очень большая проблема на АвтоВАЗе:

у Жигулей нету 100% локализации, потому что поршневые кольца и поршни мы покупаем у американской компании.

Здесь мы, наконец, имеем возможность тряхнуть компетенцией и, не отбив ее, аккуратно обзавестись другими смежными производствами. Разместить заказы. Не обязательно ведь все производить. Должна быть только конечная сборка. На уровне техзадания у нас уже сейчас дедушки-профессора наломали столько дров и наломали столько эклектики, что грамотным инженерам еще долго с этим придется бороться и разбираться. Но уже вытанцовывается очень интересный образ. Мне, например, приятно, что

студенты НАМИ, кафедры двигателя внутреннего сгорания, уже сделали V-образный двенадцатигоршковый мотор. Они его уже предложили проекту «Кортеж».

Притом что их не просили. Просто талантливые люди могут, они это уже сделали. И с коробкой передач не самая большая проблема. Иметь продублированную систему зажигания и двойную топливную систему — это тоже не самая большая проблема. Иметь возможность на электрическом ходу выйти из под обстрела на дистанцию, хотя бы, в 50 метров — это нам тоже по плечу. Осталось только не испортить отношения с теми, кто за это болеет по-честному. А там есть несколько человек, которые к этому относятся не как к распилу, а как к идее, которая должна быть реализована. К сожалению, они сейчас не в фаворе.

И. Ружейников: А бронирование?

С. Асланян: Бронирование мы по сию пору потихонечку умеем себе позволять. Мы очень неплохо опередили весь мир, когда придумали капсулу, а вокруг нее автомобиль. В отличие от доктрины всех других стран, когда делается машина и внутрь запихивается броня. Мы кое-что в этом пока еще понимаем. У нас для успеха есть все основания. Машина действительно будет в броне. Снаружи об этом не догадаешься. У них будет очень интересный мотор. Она будет в состоянии неплохо ехать. У нее будет коммерческая линейка, приносящая предприятию прибыль. Вопрос в том, когда это реализуется и на каком техническом уровне. Если вы идете с опережением времени, к 23-му году имея товарные образцы, вы еще не отстанете. Если вы сегодня пытаетесь догнать вчерашний день, то послезавтра вы изобретете паровоз. А паровоз не будет иметь никакого коммерческого успеха. Потому что людей не обведешь и уже сейчас они понимают что они себе Жигули со вторичного рынка не хотят. Потому что они пробовали нормальную полноценную машину.

И. Ружейников: Это говорилось о машинах для первых лиц государства. Для них будет удлиненная версия ВАЗовской модели.

С. Асланян: СМСка пришла: «А что Асланян скажет по поводу того, что АвтоВАЗ готовит банкротство усилиями того же Бландерта.

Сам он приезжает в Ижевск. Ему плевать на людей, работающих на ВАЗе. Массовые сокращения идут. В городе атмосфера страха и вымирания. Удивительно, что никто из журналистов не говорит о том, что на самом деле там творится».

Во-первых, не забывайте, что город Тольятти занял первое место среди самых депрессивных город нашей страны. Официально он провозглашен самым плохим городом российской Федерации. Во-вторых, журналисты — это такие же нормальные люди. Поэтому они наравне с остальными жителями всей страны желают рабочим, сокращаемым с АвтоВАЗа, идти лесом как можно быстрее. Мы все в своей массе очень надеемся на то, что Бу Андерссон доведет поголовье пролетариата в Тольятти до того разумного предела, когда этот завод станет работоспособен. А не как вы там привыкли, когда вас 200 тысяч кормится с этого предприятия. Вы готовы ходить на эту работу, заколачивать резьбовые соединения кувалдой, получать зарплату и объяснять друг другу, что вы и есть соль земли русской. За 40 лет существования АвтоВАЗа вы не просто извратили суть автопрома, не просто довели до абсолютного ужаса качество автомобилей, вы уничтожили своим трудом репутацию АвтоВАЗа. Потому что когда завод был построен — на него смотрели с надеждой. Первые несколько лет эти машины были чрезвычайно прогрессивны. Страна их любила. То, что вы своим трудом сделали — достойно оказаться вам на улицах самого плохого города нашей страны. Бу Андерссон в этом отношении молодец. Он сказал, что очень любит компактное предприятие Ижевска. Хотя Ижевск — тот еще городишко. Там тоже свои сложности.

Именно туда была отдана Lada Vesta, как самое прогрессивное явление.

А вы со своей компетенцией единственное, что смогли сделать, это породить за 40 с лишним лет существования завода всего лишь три модели. Три модели за 45 лет? После этого вам место где? Не думайте, что журналисты не в курсе. Просто они вам об этом в лицо не говорят.

И. Ружейников: А что касается банкротства, здесь небольшая неточность. На самом деле прилетели инопланетяне.

С. Асланян: И АвтоВАЗ банкротом не будет никогда.

Слушатель: Еду по Москве на Mercedes E-класса. Пробег уже 130 тысяч. На что стоит менять? И стоит ли? Не хочу. Могут ли возникнуть какие-то проблемы?

С. Асланян: Вообще у E-классов немного проблем.Mercedes-Benz E-Class 2010

И. Ружейников: Зажрались просто. 130 тысяч, E-класс, «Менять или нет».

С. Асланян: Там все-таки есть нюансы. Во-первых, в багажник помещается не больше двух трупов. Во-вторых, ДШК прошивает его насквозь. Потом если вы начинаете уходить от полиции по грядкам, дорожный просвет не достаточен для того чтоб крушить окрестности, валить заборы и пытаться переплыть речку. В остальном не забывайте: машина сделана для одноруких бандитов. Прекрасно прижилась в Европе в роли такси.

Для того, чтобы всерьез измочалить Mercedes, нужно этим заниматься профессионально.

130 тысяч для нее — не самая большая проблема. Но если все 130 тысяч вы обслуживались у только официального дилера, значит действительно, очень скоро она может помереть. Потому что официальный дилер, скорее всего, не выполнил и половины необходимых работ.

И. Ружейников: Потому что он тоже хочет, чтобы у него было очень много денег.

С. Асланян: Конечно. Он ради этого туда и пришел. В целом, машина не плохая. Служит достаточно долго. И может радовать своего владельца. Подождите, сейчас следующая Ешка выйдет, вот тогда и поменяете.

И. Ружейников: «Люди, скажите «за» и «против» Mitsubishi Pajero Pinin. Уже пятый раз пишу».

С. Асланян: Это прекрасная машина. Особенно когда она пятидверная. Она остается такой же маленькой, но при этом она очень удобная. Потому что ее полный аналог Suzuki Jimny имеет всего две двери и один люк для эвакуации личного состава в случае ДТП. Здесь пять, задний привод — можно ехать, все хорошо. Что плохо. Первое — нет запчастей. Второе — очень далекий год выпуска.Mitsubishi Pajero Pinin

Эта машина снята с производства. С ней сложно. Но она настолько очаровательна. Ведь мы с вами сказочники. Мы же друг другу охотно расскажем небылицы о том, что она вечная, о том, что она не ржавеет, от том, что она неубиваемая. Окрыленные этими иллюзиями можем ездить гораздо дольше, чем рассчитывал сам производитель. Pinin — прекрасен. Даже в японском праворуком исполнении Mitsubishi Pajero iO ничуть не менее игрушичен и великолепен.

И. Ружейников: Вопрос очень интересный. Касается не только автомобиля, но и владения.

«Добрый вечер. Большой семье нужен автобус. Рассматриваю Vito или Volkswagen Multivan. Дизель. 4х4. Что брать? Имеет ли смысл брать в Европе, оформить на родственника, живущего в ЕС и оформлять временный ввоз?».

Понятно, что страны Балтии, скорее всего.

С. Асланян: Если вы туда-сюда регулярно катаетесь, то почему бы и нет.

И. Ружейников: Временный ввоз раз в полгода надо будет оформлять?

С. Асланян: По ЕС — вроде, раз в год. Не буду врать. Уже не помню.

И. Ружейников: Мы редко туда ездим сейчас с такой целью.Mercedes Vito

С. Асланян: Берите Mercedes. Он удобней тем, что он шире. Причем можно брать именно Vito, а не Viano. Это одна и та же машина, просто в разных комплектациях. У них нету никаких отличий. На рубеже предыдущего поколения. Обязателен полный привод. тогда не было переднего привода, был полный или задний. Лучше всего длинная база, третья так называемая. Тогда эта машина прослужит реально долго, реально много и в ней будет удобно. Потому что даже когда у вас все три ряда сидений у вас чем-то заняты, у вас в багажнике остается место. Volkswagen не плох, но он уже, у него окажется DSG. В-третьих, у него будут те самые знаменитые дизельные моторы. Они очень плохо после Европы заводятся у нас. Поэтому

Mercedes безболезненно перенесет пересечение границы и будет здесь нормально жить. Volkswagen, скорее всего, поперхнется не только соляркой, но свободной русской атмосферой.

И. Ружейников: Я бы добавил свои 5 копеек. Уже после того, как стало можно заказывать себе дубликат номера, у машин с номерами ЕС стали снимать госномера. Прибалты пошли на решение проблемы очень быстро. У тебя просят 5 — 6 тысяч за номер. Ты отправляешь документы в свою родную, где ты прописан, где у тебя машина, Латвию или Литву. Тебе быстро присылают. По деньгам примерно одно и то же. Никаких проблем. Раньше были проблемы. Надо было ехать получать новые номера. Но если вы будете въезжать на машине по доверенности — ворованные номера сможет заказывать только хозяин машины.Mercedes Viano

С. Асланян: В советской действительности любой водитель в обязательном порядке на ночь уносил с собой дворники, зеркала и иногда аккумулятор.

Слушатель: У меня тесть хочет продать Freelander 2008 года, 2,2, дизель. Хочет поменять на Prado 2014-го года, 60 тысяч пробег. Тоже дизель, только 3 литра. Стоит ли?

С. Асланян: Только если ради пафоса. Потому что возраст требует статуса. Тогда непременно. Но

у Prado есть всего три минуса. Он не стоит на дороге. Он не тормозит. И он не рулится.

Еще есть четвертая проблема, которая не сразу сказывается. Это большие трудности со здоровьем и позвоночником. Потому что Prado — это грузовик. Это машина, сделанная для того чтобы ИГИЛ на ней с пулеметами катался и отстреливал оппонентов. В наших условиях эта машина великолепно стоит на газоне. Очень неплохо тихо крадется вслед за УАЗом. Пафосно ремонтируется на чудовищные деньги. Но если бы у вашего тестя на было Freelander, а была бы, например Нива, тогда конечно. Но Freelander — это настолько удобная, настолько аккуратная по-человечески сделанная машина, что после нее Prado — это ЗИЛ-130. ЗИЛ-130 для солдата, которому Родина приказала — отличное решение исполнения приказов партии и замполита. В остальных случаях это очень сложно. Бедный тесть. С другой стороны, мало ли какие у вас там счеты.

И. Ружейников: «Рольф меняет дефектный Outlander на новый по претензии. Не исправна КПП. Что еще от него ждать?».

С. Асланян: От Рольфа?

И. Ружейников: Не от Рольфа. От Outlander. «Вариатор. 2 литра».

С. Асланян: Это та самая немощная машина, которой 2,0 противопоказан, вариатор уже накрылся. Притом это все старая отработанная конструкция. Это порочный вариант.

И. Ружейников: То есть ждать всего?

С. Асланян: Да. Конечно, ждать. Только я не понял, что же вам меняют.

И. Ружейников: Он написал КПП. Имеется в виду, что вариатор меняю.

С. Асланян: То есть не всю машину целиком. Вам нужно будет поменять еще два вариатора и взять у них еще одну новую машину. Не за горами. Тем более сочетание нового Outlander двухлитрового, да еще с вариатором. Довольно быстро постучится к вам в кошелек.

И. Ружейников: Я тебе объясню. Когда человек покупает новый Outlander . Издалека 2,0 и 3,2 смотрится одинаково. Зачем покупать 3,2? Покупаем 2,0. Смотрится то одинаково.

С. Асланян: В общем Outlander, когда он на 2,4 — это такая ласковая удобная машина. Если тем более не знать о предыдущем, о Outlander XL, и ориентироваться только на этот, не зная, в чем он проигрывает предшественнику, то он сделан с большой нежностью. В нем удобно. В нем хорошо. У него огромный багажник. Семья будет довольна. Никого не растрясет. Он преодолеет, в том числе и колхозную грядку. Если что даже можно будет в выходные съездить куда-нибудь на ручеек искупаться и вернуться обратно.

И. Ружейников: Но не глубокий.

С. Асланян: Ни в коем случае. Форсировать водные преграды нельзя. Но в этом антураже горожанина, выезжающего за город, он будет абсолютно гуманным автомобилем.

И. Ружейников: Мы, как правило, так и покупаем, живя в городе. Эти все люди, которые ездят на этих коровах здоровых. Это же для города.

С. Асланян: Потому что они один раз туда выехали, ободрали пластмассу тысяч на 100. И после этого успокоились лет на 15.

Слушатель: Здравствуйте. Имеем прекрасный автомобиль Skoda Superb, 2012 года. И самое прекрасное, что он на автомате, не на роботе. В следующем году хочется его поменять.

Сейчас на нем пробег 100 тысяч. Проблем, практически никаких не было. Даже те, которые были после гарантии, были решены с помощью друга юриста.

С. Асланян: Вкратце расскажите, какие вопросы решались с помощью юриста.

Слушатель: Была проблема с жгутом проводки водительской двери. Он переламывается. Особенно в сибирских условиях. Его пришлось его менять. Причем у моего такая же Superb, только 2010 года. У него такая же проблема. Но он менял за свои деньги. Помпу еще поменяли тысяч 10 назад. Из нее бежал антифриз.Skoda Superb 2012

С. Асланян: Superb всерьез менять не на что. 100 тысяч — не критичный для него пробег. Но понятно, что придется. Тем более прозвучало, что это не в Москве происходит. Поэтому там все будет гораздо суровее. Там все сложно. Итого. Нынешний Superb, при том что реклама утверждает, что он ни одним сантиметром жизненного пространства не поступился, он по салону стал короче. Он стал реально теснее. Выдающихся преимуществ у этой машины не осталось.

Задача Volkswagen — уничтожить Skoda. Она очень сильный конкурент.

И. Ружейников: Назовем это мягко. Развести с Volkswagen.

С. Асланян: Развести можно только в одном случае. Если ты настолько высокоинтеллектуален, что превосходишь Skoda. Либо ты делаешь ее примитивной и на ее фоне выглядишь молодцом. Нынешний Superb уступает. Куда после такой хорошей, большой, серьезной машины уходить? Opel нас кинул. У нас нету, к сожалению новой Insignia, Это был бы тоже интересный вариант. К немцам, особенно заднеприводным, будет очень сложно. BMW все-таки это бандитская машина в веках. И мы ничего не поделаем. А вы не произвели впечатления бандита, которому она к лицу. С заднеприводным Mercedes определенные трудности. Варианты по Audi и Volkswagen, если вас поддерживает, вы можете. С Audi совет: только полный привод. Это машина имеет право на жизнь.

И. Ружейников: Это уже другие деньги.

С. Асланян: На фоне нынешнего Superb и того, что будет происходить в следующем году, уже не такие большие. Есть совершенно безликая машина. Которую вы даже не вспомните, как выглядит, как едет и из чего состоит, это — Volkswagen Passat.

И. Ружейников: Не то, что никакая. Безликая.

С. Асланян: Она как рыба. Конечно хребетная. И, наверное, она очень удобная. И скорее всего она грамотно задумана. Если машина вашей жизни — не источник настроения и практически равно троллейбусу, то конечно Passat очень подойдет. Потому что если вы хотите настроения, то вы дальше уходите в иной класс автомобилей. Например, к кроссоверам, к внедорожникам. И там обретаете себе совершенно другую проблематику. Не только на дороге и в обществе, а также совершенно другой ценник на обслуживание.Skoda Superb 2015

И. Ружейников: Скажу откровенно. Если наш радиослушатель женат. И его жена поездила на Superb, она не даст купить внедорожник.

С. Асланян: Я бы тоже не стал. Потому что Superb — замечательная машина. После Superb единственного, кого бы я порекомендовал на него пересесть, но этому никто никогда не будет следовать, это тот вредный совет, на который не надо обращать внимания, это Citroen C5.

И. Ружейников: А я, пожалуй, соглашусь.

Слушатель: Здравствуйте. У меня Toyota Camry 2002 года. Я до сих пор на ней катаюсь. Последний раз таможенники, которые меня проверяли, долго спрашивали, почему она на механике и удивлялись, что она прошла 500 тысяч. Я к ней привык. Она для меня комфортна на дальние расстояния. И для семьи. У меня взрослые дети. Они себя на задних сиденьях чувствуют прекрасно. Подвеска мягкая. Я к ней очень привык. Но она потихонечку умирает. Посоветуйте что-нибудь.

С. Асланян: Вы не сможете себе в ближайшее время подобрать замену ей.

И. Ружейников: Вот вам и ответ.

Слушатель: Потому что я на ней женился. Это вторая у меня.

С. Асланян: И тем более этот пробег в 500 тысяч настолько воодушевляющий, что вы перевалили все разумные пределы, когда она должна была согласно форумам умереть. Она теперь как любая японская машина, получившая себе духовного наставника, родственников, семью, жить будет вечно. Сейчас затевать некую измену абсолютно бесполезно.

Слушатель: Последняя Camry — страшная в дизайне. Может я не прав. Но как у нее подвеска, например?Toyota Camry

С. Асланян: Она по-прежнему Toyota. Она по-прежнему имеет определенные изъяны. Но вы в нее не влюбитесь. Вы в этой машине будете ездить три года. Отрабатывая ее пробег и гарантийный период. И все три года будете к ней привыкать. И вы к ней не привыкнете.

Если вы хотите оставаться под флагом Toyota, то вы вынуждены будете пойти к Lexus.

Потому что там, несмотря на то, что они на лицо ужасные, но они добрые внутри. Влюбившись в какой-нибудь из Lexus, вы его себе еще лет на 10 оставите, и финнов будете изумлять пробегом. Когда покажете им какую-нибудь девяточку например. И они будут тоже цокать языками, и говорить: «Ну вы, русские даете. У нас в Финляндии столько ничего не живет». Ведь все-таки это — ваша заслуга. Машина прожила столько только потому, что она была с вами.

Слушатель: Я от нее балдею, если честно. У меня еще металлик серый. Все там такое хорошее. Особенно обшивка, все эти пластмассы — не убитые. Мягонькое все. В общем, да, вы правы.

И. Ружейников: Это любовь.

Слушатель: Не знаю, когда она умрет. Я боюсь.

И. Ружейников: Не надо о грустном.

С. Асланян: А она не умрет. Потому что вы ее, так или иначе, удержали на плаву. Она пару раз пыталась так тихонечко. Вы не дали ей.

Слушатель: Да. Там и под головкой прокладка была поменяна. Все пружины по кругу. Новые фары, оригинал.

С. Асланян: Правильно. Потому что взгляд уже потускнел, вы его опять зажгли. Она теперь опять молодо смотрит на мир.

Слушатель: Смотрится как новая. Она просто идеальна. Но все равно надо будет Lexus потом.

С. Асланян: Это потом. Готовьтесь к измене тайком. На следующем витке кризиса. Когда Lexus уже будет к вам проситься в руки. А сейчас ближайшие лет восемь ничего вашим безоблачным отношениям с этой машиной не грозит.

Слушатель: Восемь?

С. Асланян: Это как минимум.

Слушатель: Знаете. Я последний раз тысячу километров проехал. Я не устал. Я за один раз туда-сюда по 500 километров проехал. От «финки» домой проехал за день.

И. Ружейников: За продуктами в Лаппеэнранту мотаетесь?

Слушатель: Нет. Просто надо было.

И. Ружейников: Вы счастливый человек. Сергей, а ты помнишь 20 лет назад эти сказки, которые не были сказками, про двигатели миллионники от Toyota? И вот это отголосок того. Полмиллиона. По сегодняшним мерка это, казалось бы, невозможно. Возможно.

С. Асланян: Если японцам эту машину предъявить, то они отнесутся к ней с недоверием.

И. Ружейников: Они может даже купят ее в музей.

С. Асланян: Вполне возможно, что выкупят ее обратно в музей.

Вопль отчаяния из Москвы: «Citroen C4 2011 года либо 2009, автомат. Жене. За 350 000. Есть ли смысл?»

Это, скорее всего, будет машина с огромными проблемами у автомата.

Сергей Асланян
Сергей Асланян

Сергей Асланян — автоэксперт

Больше статей
write a comment

2 комментария

  1. Mihail Egorov
    Октябрь 29, 22:57 #1 Mihail Egorov

    И пусть жрут что производим и одевают.

  2. Valentin Shelashski
    Октябрь 30, 11:19 #2 Valentin Shelashski

    Да только так и есть.

Only registered users can comment.