Автопробег Эха Москвы. Ставрополь
273

Автопробег Эха Москвы. Ставрополь
Август 31 18:45 2015

Антон Орехъ: Девять тридцать пять, даже девять тридцать пять с половиной в нашей столице, утренний «Разворот» на волнах «Эхо Москвы». Сан Саныч, дорогой, доброе утро.

Александр Пикуленко: Доброе утро! Доброе ставропольское утро. Город оживает, а мы здесь уже начали работать. Ну, так как Ставрополье — край аграрный, с утра мы посетили Аграрный университет. Нас взяли в крепкие крестьянские руки. Правда, крестьянин оказался академиком, как всегда, не повезло. И нас пытаются вывести в поля. По дороге в Ставрополь

Ирина Воробьева: Ой, Сан Саныч, осторожнее, осторожнее.

А. Пикуленко: Мне покажут комбайн. Я честно вам скажу: я предвкушаю эту встречу. Ставропольский край встретил нас, прямо скажем, удивительно. На границе нас остановило строгое ДПС. И потребовали чисто по-американски, знаете, как в объявлении в американском салуне: «Больше пяти с оружием не входить и больше пяти в одну кровать не ложиться». У нас спросили: «Есть ли у вас оружие?». Я осознал, что у нас страна все-таки федеративная – на въезде в Москву мне такие вопросы не задают.

И. Воробьева: Все просто знают, что оно у вас есть, Сан Саныч.

А. Орехъ: В Москве просто хорошо уже знают нашу машину, похожую на танк.

А. Пикуленко: Мне поверили на слово, что у нас, кроме перочинного ножика, ничего нет. Но, когда мы с Сергеем Александровичем вышли из машины у гостиницы под названием «Интурист», к нам подошел человек с красной книжкой и сказал, что он из управления по борьбе с экстремизмом. Эта встреча была для меня удивительной, потому что такое со мной произошло впервые.

А. Орехъ: О! С почином тебя.

А. Пикуленко: Это передать невозможно. Я знаю, как общаться с инспектором ДПС, как общаться с сотрудниками контрольно-постовой службы, но как общаться с человеком, который занимается экстремизмом, я не знаю.

И. Воробьева: Сан Саныч, он экстремизмом не занимается. Он ловит тех, кто занимается экстремизмом.

А. Пикуленко: Меня затруднил не только вопрос, но и даже ответ. Кроме всего прочего, я не понравился этому товарищу.

А. Орехъ: Я не удивлен, Сан Саныч. Сан Саныча вывезли в поля

А. Пикуленко: Знаете, была такая коронная фраза: «Вы не любите органы». Тут я тоже затруднился с ответом. Но рядом со мной был Сергей Александрович Бунтман, который разрядил ситуацию, объяснив все товарищу из этого самого органа.

А. Орехъ: Из НКВД, ты хотел сказать? (Смеется) Сан Саныч, а он просто так подошел или как официальное лицо?

А. Пикуленко: Нет, он не просто так подошел. Он подошел с красной книжкой, поэтому все было официально.

А. Орехъ: А хотел-то он чего? Он же не с этого начал, что «вы не любите органы»? Он, может, еще какие-то вопросы задавал.

А. Пикуленко: Ну, он спросил, кто мы, зачем приехали, что мы тут собираемся делать, какое мы отношение имеем к местной оппозиции.

И. Воробьева: О!

А. Пикуленко: То есть он строго меня спрашивал, а я ему нестрого отвечал.

И. Воробьева: А Сергей Александрович, надо думать, долго смеялся и закуривал трубку загадочно.

А. Пикуленко: Сергей Александрович сказал ему: «Вы правильно пришли. Вы от меня получите ответы на все интересующие вас вопросы».

И. Воробьева: Идите сюда! (Смеется)

А. Пикуленко: А я начал с ним разговаривать так, как я разговариваю с сотрудниками ДПС: «Какое у вас есть основание для остановки транспортного средства?». Вот так вот я здесь затруднился.

И. Воробьева: Сан Саныч, ну, во-первых, здесь, в Москве, я страшно скучаю по автопробегу.

А. Орехъ: А я, должен сказать, что еще вчерашним утром я еще ехал мысленно. И сейчас я тоже еще еду. Не отпускает нас. Честно сказать, просто скучаем очень по вам, по машине нашей.

И. Воробьева: Да, очень скучаем по командору Сан Санычу. Скажите, пожалуйста, Сан Саныч, вот вы сегодня собираетесь комбайн смотреть, а вы за руль-то сядете?В Аграрном университете

А. Пикуленко: Нет. Вы знаете, не зря нас привели к аграриям. Когда мы въехали в Ставрополье, взору предстала этакая полупустыня калмыцкая. И ты видишь поля, лесопосадки и поля. А в поле — зерновозы справа, зерновозы слева, гигантский элеватор зеленого цвета упирается в небо. Тут у них с этим все в порядке. И ты понимаешь, мне не совсем удобно, потому что действующий академик на моих путях появляется куда реже, чем сотрудник ДПС. И представляете, что такое Аграрный институт? Тут у них так хорошо! Тут деревья красивые, цветочки красивые, в общем, все у них тут красивое. Поэтому, если мне дадут даже посмотреть на комбайн, то я уже буду счастлив. Ну представляете, где я и где сельское хозяйство. Но я узнаю много нового.  

И. Воробьева: Сан Саныч, явный прогресс, потому что в Новосибирске мы с вами видели только дома академиков, а сейчас вы видите самого академика.

А. Орехъ: Вы видите академика в работе.

А. Пикуленко: И я обязательно спрошу, на чем он передвигается. По крайней мере, за транспорт Аграрного университета нам не стыдно. У них все-таки большой микроавтобус немецкого производства, не побоюсь этого слова, Volkswagen.

А. Орехъ: Ну, уже что-то.

А. Пикуленко: И вот в региональный центр ветеринарной медицины нас привезли. У них тоже тут Volkswagen ветеринарный. Так что это совсем не бедный университет.

А. Орехъ: Сан Саныч у нас с детства водит всякие разные транспортные средства. А удавалось ли поуправлять комбайном, в принципе, когда-нибудь, Сан Саныч?

А. Пикуленко: Да, конечно. Комбайн СК-4, комбайн СК-5 «Нива», комбайн «ДОН» – на всем этом я поездил.

А. Орехъ: Ну и как ощущения от управления комбайном по сравнению с другими видами моторной техники?

А. Пикуленко: Совершенно потрясающие. Никогда не сидел так высоко. Причем, когда сидишь на комбайне, движущемся по полю, то кажется, что это гоночный автомобиль. Это очень серьезная техника. А вот сейчас нам как раз объяснили, как готовят современных специалистов с высшим образованием. Я ничуть не удивился, потому что современная техника требует совершенно других навыков. Вот правильно сказали, что «нужен английский язык, необходимо знание компьютера». Ну, без этого ничего не получится. Так, я тут, к сожалению, задерживаю очень много народу. Вы извините, но я побежал.  Сан Саныч в центре Ставрополя

А. Орехъ: Ну, хорошо.

И. Воробьева: Внезапно Сан Саныч от нас сбежал. Ну что ж, раз комбайн ждет, придется отпустить.

А. Пикуленко: До завтра.

И. Воробьева: Сан Саныч, спасибо большое!

А. Орехъ: До свидания! И умчался он на комбайне вдаль.

И. Воробьева: Да! Знаете, в поле и в закат. Нет в рассвет. Ну, в общем, куда-то в ту сторону.

А. Орехъ: Я должен вам рассказать один случай, раз уж заговорили про комбайны. Я думаю, что смогу не хуже Сан Саныча рассказать, потому что ему было не до этого, а нам было как раз с Александровичем до этого. Мы когда ехали до Волгограда, там возникла пробка. Почему она возникла —  непонятно, но видно, что вереница машин уходит за поворот, и такая история долгая. А Саныч, он известен тем, что, ну вот сказали: в 7:00 выехали и в 19:00 приехали — и хоть ты тресни. Почему, например, нельзя приехать, скажем, в 19:10 — непонятно.  

И. Воробьева: Нет-нет, только в 19:00.  

А. Орехъ: Вот в 19:00 и все. Но это дисциплинирует всех. Когда из Волгограда уезжал, нас подвозил человек, который возит разных звезд, приезжающих в Волгоград. И он сказал нам: «Вы знаете, когда приезжают какие-нибудь там звезды, чего только не случается. Вы первая группа, которая минута в минуту все делает. То есть сказали быть там в 10:32, значит в 10:32 вы и пришли». Саныч нас всех дисциплинировал.

И. Воробьева: Это да.

А. Орехъ: И вот он нам говорит: «Надо доехать вон туда-то. Что будем делать?». Мы вышли на обочину. Тогда Саныч поехал через поле. Вместо комбайна поехал через поле на Land Rover Discovery.

И. Воробьева: Серьезно? На Discovery через поле?

А. Орехъ: Ну, там, конечно, была еще тропинка. Боковая такая, проезженная, протоптанная тропинка. Видать, пробка в этом месте уже давно. То есть колею уже кое-какую накатали. Ну, Саныч посмотрел на этих людей, стоящих в пробке, и взял еще правее и пошел по пашне, поперек  рядов. То есть идут ряды, а он поперек. И это все как по стиральной доске. А он говорит: «Современному поколению надо же уже объяснять, что такое стиральная доска». Так вот, значит, едем мы по этой «стиральной доске» со скоростью 75 километров в час.В Land Rover Discovery

И. Воробьева: Дык-дык-дык-дык-дык-дык-дык.

А. Орехъ: А 75 километров в час на этой местности ощущается как за 200 по трассе – трррррр, бррррррр. Он еще уходил в заносы с каким-то свистом. Я говорю: «Саныч, а что это свистит?». Он же всегда объясняет, в чем дело. И вот он говорит: «Ну, понимаешь, грунт-то накатанный, поэтому он такой скользковатый, вот поэтому и подсвисты». И со всем этим вот хозяйством мы объехали этих несчастных бедолаг. Я спросил: «А мы сейчас ничего не нарушаем?».

И. Воробьева: Нет, вы же по полю ехали.

А. Орехъ: А Саныч говорит: «Здесь не действуют правила. Если сейчас придет гаишник, то любой, кто здесь едет, может послать его куда подальше, потому что это не зона его ответственности. Правила дорожного движения тут не действуют, поэтому ты просто едешь».

И. Воробьева: Да, не дорожное покрытие.

А. Орехъ: Я говорю: «Да, тут Сан Саныч действует». В общем, конечно, поездка по полю почти как на комбайне, а скорость 75 километров в час – это очень много, очень лихо.

И. Воробьева: Я хочу отметить, что в прошлом году, мне кажется, такого не было, но в этом году наша прекрасная машина — Land Rover Discovery — периодически съезжает с трассы. Ездит по полям.

А. Орехъ: По лесам, по долам, в горы заезжает.

И. Воробьева: Да, я завезла экипаж в Омской области в деревню «Глуховка». Мы свернули с трассы, а там грязища, и мы по ней как по льду. И мы с Алексеем Осиным, конечно, хватались за подлокотнички, потому что Сан Саныч наотрез отказался снижать скорость. Она не бешенная была, но все равно для той грязищи – это было слишком.  

А. Орехъ: Она была бешенная для этого покрытия.

И. Воробьева: Да! Ну это крейсер, конечно, был, который периодически уходил в красивые заносы. Экипаж покинул зеленый и жаркий Ставрополь

А. Орехъ: Поймите правильно, это не реклама конкретного автомобиля. Просто наша жизнь в пробеге, Сан Саныч уж точно соврать не даст, показывает, что дорогой, большой, иностранный автомобиль реально подготовлен лучше, чем что бы то ни было, для наших дорог. Когда нас спрашивают: «Какие у вас там были дороги в пробеге?». Они были в разной степени плохие. То есть где-то попадаются участки, непонятно почему, вдруг, нормального асфальта – метров 700. Откуда они взялись? Почему они кончились? Почему начались? Вот едешь и видишь: какая-то фирма, или ферма, или что-то еще, и у них там дорога хорошая – ну, понятно, хозяин. Значит, улучшил инфраструктуру вокруг себя. И вот едешь: раз — появилась хорошая дорога, раз — и кончилась. Мое самое незабываемое впечатление, в смысле дорог – это дорога вокруг завода КАМАЗ. Ребята, простите, конечно, мне эту шутку. Может, она не всем покажется смешной. Но это был не КАМАЗ, а Донбасс какой-то.  В городе реально разбомбленная дорога.

И. Воробьева: Так КАМАЗы же ездят по ней.  Что ты хочешь-то?

А. Орехъ: Они там танки что ли испытывают? Реально разбомбленная дорога с дырами. Такого мы еще не видали.

И. Воробьева: Ну, да. Я тоже ехала и думала, что если бы я поехала на своей машине,  то все соки из нее были бы выжаты.

А. Орехъ: Думаю, что если бы я поехал на своей машине, то я бы не поехал.

И. Воробьева: Точно! Я бы не поехала на своей машине.

А. Орехъ: Ну, ладно. Мы немножечко с нашим автопробегом и вокруг него разобрались. Сан Санычу удачи. Ребята сегодня в Ставрополе. Потом у них еще Саратов, Самара и Москва. Уже двенадцатого числа финиш.

И. Воробьева: Да, да. Уже скоро.

В материале использованы фото с сайта Эхо Москвы.
  Article "tagged" as:
  Категории:
Александр Пикуленко
Александр Пикуленко

Больше статей
write a comment

0 Comments

No Comments Yet!

You can be the one to start a conversation.

Only registered users can comment.