Новый закон произвол с эвакуаторами не ограничит
1 501

Новый закон произвол с эвакуаторами не ограничит
Июнь 10 15:00 2015

Владимир Варфоломеев: Одна из наших любимых тем – про блатных.

Анна Трефилова: Доброе утро, Сан Саныч.

Александр Пикуленко: Доброе утро.

А. Трефилова: Смотри, Сан Саныч, замминистра внутренних дел Якутии, прокурор, старший помощник якутского прокурора по кадрам, жена зампрокурора Якутии, зампрокурора Якутска, глава отдела ДПС и еще несколько человек, а всего – 200 высокопоставленных чиновников, объединены в так называемом белом списке. В Якутии вновь возобновили расследование уголовного дела. Оно, кстати, в конце мая было прекращено по неизвестной причине. То есть там, в этом белом списке, чиновники, которым не приходили штрафы за нарушение ПДД. Белые люди в белом списке.

А. Пикуленко: Дело в том, что это очень интересно. Сейчас такое информационное поле, когда все тайное становится явным. О так называемых «прозрачных номерах» мы говорим…

А. Трефилова: … с момента их появление. Были они всегда.

А. Пикуленко: Да, их не замечал подслеповатый гаишник, который стоял на посту, и вдруг неожиданно даже камеры их перестали видеть. Ну, понятно, что за каждой камерой стоит человек. Они есть везде. Они есть в Москве, в Якутии, в Волгограде… Это по всей стране. Почему? Потому что, понимаете, это наша вертикаль. Никто не должен обидеть прокурора.

Что, начальник ГАИ больной на всю голову, и он обидит местного прокурора? И не дай Бог в Москве вдруг накажут Петра Бирюкова.

А. Трефилова: Прокурор не в состоянии заплатить 500 рублей?

А. Пикуленко: Нет, не в состоянии. Это оскорбление его личного прокурорского статуса.

В. Варфоломеев: Вопрос принципа.

А. Пикуленко: Вопрос принципа и вопрос статуса. Уж если ты залез на эту должность… Как у павиана, у кого зад краснее и кулак мощнее, так и здесь. Опознавательный знак. Прозрачный номер – это как раньше кормушка на Грановского. И это будет вылезать постоянно. На меня часто обижаются, я же плохой вестник, которому надо отрубить голову. Пишет мне товарищ какой-то: «Сан Саныч, ну что ж вы такую дрянь и в понедельник?». То есть у него и так голова болит, а я ему еще в понедельник рассказываю о том, как с ним власть обращается. Здесь то же самое. С этим бороться можно только уголовными делами. Конкретно за этим стоит виновный. А виновный у нас кто? Начальник ГАИ. Как только я увижу на скамье подсудимых начальников ГАИ, которые отвечают за это безобразие, тогда я понимаю, что началась борьба.

А. Трефилова: Видишь, дело возобновлено. Там глава отдела ДПС в этом списке.

А. Пикуленко: Ну, ты понимаешь, себя-то родного как обидеть?

В. Варфоломеев: Когда ты говоришь «прозрачный номер» – это метафора?

А. Пикуленко: Конечно. Это просто номер, которого никто не видит (улыбается).

Вот твой номер увидят утром, в обед и вечером, а номер начальника ГАИ не видит никто.

А прокурора – я уж не говорю. Даже камера боится прокурора.

В. Варфоломеев: То есть, на самих машинах у них обычные железные номера?

А. Пикуленко: Да, как и у всех. Но когда приходит момент расплачиваться, то в компьютере появляется две звездочки, три звездочки, четыре звездочки, а лучше пять звездочек… И эти письма счастья легким нажатием кнопки исчезает в никуда.

В. Варфоломеев: А я-то думал, что компьютеру, к которому подключены все камеры, все равно, кто едет.

А. Пикуленко: Компьютеру – все равно, а человеку, который ставит подпись под письмом счастья, – не все равно.

А. Трефилова: Вообще ни разу не все равно.

А. Пикуленко: Я вот только не понимаю, тебе-то что, родной? Ну, наверное, не дадут ему звездочку, не пошлют отдыхать в Крым. Ну, разные варианты наказания могут быть. Не дадут работать, заведут уголовное дело.

В. Варфоломеев: Так они же во многом видят себя в будущем на месте этих неприкосновенных.

А. Пикуленко: Естественно. Поэтому это порочная практика, но она существовала всегда. Никому не секрет, что некоторые посольства торгуют дипломатическими номерами. Слаборазвитых стран.

А. Трефилова: Ну, вот дело возобновили. Как думаешь, что дальше?

А. Пикуленко: Кто возобновил? Кто надзирает за законом? Понимаешь, там просто идет толкание местных властей. Ведь эти документы появляются только тогда, когда начинаются выяснения отношений между ветвями якутской власти.

А. Трефилова: Не веришь ты в светлое будущее.

А. Пикуленко: Не верю в светлое будущее, потому что знаю, как это все работает. Я – человек пожилой, поэтому мне не надо рассказывать сказки. Сказки надо рассказывать зрителям Первого канала. Они искренне верят и счастливы. А я человек не верящий, поэтому, может быть, не совсем счастлив.Эвакуация автомобилей в Москве

В. Варфоломеев: Еще немного о правилах.

Сегодня «Российская газета», наш официальный орган, публикует закон, ограничивающий произвол при эвакуации автомобилей. Эта новость хорошая?

А. Пикуленко: Нет, плохая. Потому, что никакого соблюдения закона не будет и произвол будет продолжаться. Более того я вам скажу.

Московская власть знает только одно: как обобрать автомобилистов. Поэтому эвакуаторы имеют план. И свой план они будут выполнять независимо от чего-либо.

Причем план расписан: сколько дешевых машин, сколько средних, сколько дорогих положено. Причем в этом плане, от которого господин Ликсутов всячески открещивается, говорит, что «мы просто доводим некоторые цифры, которые нам для контроля». Там почему-то больше всего эвакуатор должен увезти дорогих машин. Правда, хотят еще брать машины по весу, а у нас берут по мощности. Ну, ты понимаешь, что маленький автомобиль будет стоить дешевле. Понимаете, это законодательство – бредовое.

В. Варфоломеев: Кажется, что ты говоришь в основном об эксцессе исполнителя, что произвол на местах будут творить эти отдельные сотрудники, которых, возможно, очень много. Но сами по себе параметры, прописанные в законе, в пользу автомобилистов?

Например, тем, кто забыл свое водительское удостоверение дома, задержание машины больше не грозит.

Плюс? По-моему, плюс.

А. Пикуленко: Ты знаешь, это не плюс, а всего-навсего наконец-то… Я, например, в Европе могу ездить без документов на машину. Причем я ездил из Швеции в Норвегию и Данию. У меня не было ни одного документа на автомобиль. Почему? Потому что везде электронные базы. И везде там этот автомобиль есть, в этих базах написано, что в эти дни я буду пользоваться автомобилем. Ты выдал права – создай базу.

Эвакуация порочна в своей сути. Она не решила ни одного вопроса.

Я считаю, что эвакуировать нужно только злостного нарушителя. А у нас эвакуируют для плана.

В. Варфоломеев: Сан Саныч, личный вопрос от слушателя Сергея: а вы видеорегистратором пользуетесь?

А. Пикуленко: Пользуюсь. Особенно, когда я выезжаю за пределы города Москвы. Вот, в пробег мы ездили – у меня регистратор работает непрерывно. При любом общении с милиционером, первое, что я делаю – включаю видеозапись. Потому как мы по разные стороны баррикад с инспектором ДПС, и кроме гадостей нам от него ждать нечего. Поэтому любое общение – только под запись.

А. Трефилова: Ну, не нагнетай. Сплошные гадости.

В. Варфоломеев: Береженого Бог бережет. И видеокамера.

А. Пикуленко: Да.

А. Трефилова: Если это твоя видеокамера, а не та, которая снимает нарушающих.

А. Пикуленко: Ты знаешь, я проехал 6500 км в прошлом году и получил только один штраф. Знаешь, где? В Татарстане. Я не посчитал, что там стоят камеры, которые считают среднюю скорость. То есть, на входе я камеру увидел, но поехал слишком быстро до выходной камеры. Один раз я заплатил 500 рублей. У меня в основном эти штрафы 500-рублевые. Ездил я в Вологодской области, тоже попалась камера, где я превысил скорость на 24 км/ч

В. Варфоломеев: Сан Саныч, помогите Марине выбрать: Passat, Camry или Octavia?

А. Пикуленко: Я бы выбрал Camry, постольку-поскольку я человек консервативный, люблю лидеров продаж. Все-таки Volkswagen в последнее время оставляет желать лучшего с точки зрения надежности. А Camry – простенько, безыскусно, но надежно.

В. Варфоломеев: Теперь мужской автомобиль.

Что лучше: Tundra с пробегом 120 тысяч или Amarok с пробегом 70 тысяч? Оба дизель, это нужно для работы в поле, но и для себя одновременно.

А. Пикуленко: Я бы взял все-таки или Hilux, или L200, если уж мы выбираем подержанный автомобиль.

В. Варфоломеев: Как раз у него есть третий вариант в качестве постскриптума: «может, все-таки L200?».Mitsubishi L200

А. Пикуленко: Да, если выбирать из подержанных, то лучше L200. Amarok? Ну, ребят, нельзя брать машину с двухлитровым мотором. Это какая-то оскорбляющая машина. Tundra? Ну, 120 тысяч – это то, что написал продавец. А сколько на нем миль еще намотал американец – этого мы не знаем.

Как правило, хороший ресурс остается у L200 и у Hilux.

Причем сейчас на рынке пикапы, люди, поняв, что их загонят под каркас, посмотрев свой ПТС, где написано грузовой-бортовой, стали активно продавать. На рынке хорошие предложения появились.

А. Трефилова: Посоветуйте человеку микроавтобус. В Largus помещаются 7 человек, но для багажа и двух собак места нет.

А. Пикуленко: Ну, естественно. Когда у вас 7 человек и собаки – надо переходить на минивэн. Из этого всего я бы посоветовал Stavic. Потому, что он подешевле, чем тот же Volkswagen или Mercedes, а еще он полноприводный. Если есть собаки, то наверняка ведь хочется ездить куда-нибудь за город.

А. Трефилова: Три года назад купил УАЗ Патриот. Дачу достроил, теперь надо менять. Что посоветуете недорогое и не такое прожорливое, как УАЗ за 1,2 млн?

А. Пикуленко: Ничего хорошего за эти деньги. Возьмите Kia Sportage.

В. Варфоломеев: В «Утреннем развороте» был Александр Пикуленко. Новая встреча с нашим гуру – завтра в это же время.

А. Трефилова: Спасибо, Сан Саныч.

  Article "tagged" as:
  Категории:
Александр Пикуленко
Александр Пикуленко

Больше статей
write a comment

0 Comments

No Comments Yet!

You can be the one to start a conversation.

Only registered users can comment.