Чтобы стать автомобилистом в Москве, нужно не меньше трех детей
1 503

Чтобы стать автомобилистом в Москве, нужно не меньше трех детей
Декабрь 27 12:00 2014

Владимир Роменский: 9.35. Тимур Олевский, Владимир Роменский и Сан Саныч Пикуленко.

Александр Пикуленко: Доброе утро.

В. Роменский: Уже открыл Яндекс.Карты, смотрю на пробки, написано – многокилометровые, 8 баллов.

Тимур Олевский: Мы сегодня даже шутили. 5 утра – 5 баллов, 6 утра – 6 баллов, 7 утра – 7 баллов…

В. Роменский: Вот уже половина десятого, а баллов пока 8. Так что ваш прогноз не оправдался.

Т. Олевский: А как мы работали с этими пробками? Давайте подведем итоги первого самого тяжелого дня.

А. Пикуленко: Ну как обычно. Как только выпадает снег, город встает, невзирая на радостные заверения. Я очень люблю Петра Бирюкова, отвечающего как раз за это. Он в тиши коридоров мэрии, не испачкав ног, рассказывал нам про десять тысяч снегоуборочных машин, которые начали чистить. И самое главное, что вчера мэр – он ведь знаком с большими снежными покровами – взял всё в свои руки. Не знаю, как он взял, но я вчера ездил по городу. До 12 часов дня я не видел ни одной снегоуборочной машины. И ездил не где-нибудь, а по Кутузовскому. На улицу Лобачевского я ехал два часа. Во-первых, нет ни одной снегоуборочной машины. Во-вторых, я потом плюнул, пересел в автобус – автобус застрял на остановке. А потом, мне больше всего понравилась, во второй половине дня.

Замечательная картина – пошли снегоуборочные машины. И что они сделали? Они почистили отвалы и те места, за которые мы платим деньги, за которые мы в этом году отвалили 4 миллиарда рублей, оказались засыпаны!

Человек, который оплатил парковку у тротуара, оказался засыпан снегоуборочной техникой. Народ у нас, правда, отзывчивый. Дружно помогали. Но вчера я видел застрявший паркон. И все проходили мимо. То есть не только водители, даже пешеходы не пытались паркону помочь.

В. Роменский: Я вчера ездил по работе в район метро Серпуховская. Просто со вчерашнего дня там расширилась зона платной парковки, и я беседовал с людьми, кто как на это реагирует. Но когда оттуда уезжал, наверное, было около половины пятого вечера. Стояла одинокая дама, которая лопатой кидала снег. Я поблагодарил её за тот важный труд, который она делает. Она сказала, что коммунальщики сейчас только первый раз проехали. Она показала мне на снегоуборочную машину и говорит: «Это впервые с начала дня».Сильный снегопад в Москве

Т. Олевский: Я не очень понимаю вот что. Я вчера вышел на улицу и попал в жуткую пробку. Всё стоит. Куда там могли коммунальщики выехать в эту пробку? Они просто могли бы убить эту технику вообще.

А. Пикуленко: У нас есть ГАИ, которое просто обязано заниматься такими вещами. ГАИ может запросто для прохода коммунальщиков освободить коридор. Вчера как раз, когда я двигался, наше всё просвистело. Причём милиция запаниковала, потому что где-то на подъёме встали грузовики, не могут залезть. Ребята, вы получаете с нас гигантские деньги. За бензин, за транспортный налог, за парковку. Вы знаете, что зима наступает. Будьте к этому готовы. Я ещё раз повторяю, пока коммунальным хозяйством Москвы занимается Пётр Бирюков, порядка в городе не будет.

Т. Олевский: Позвольте я порезонирую вам. Утром проснулся сегодня, поехал на машине на работу – убрано. То есть успели всё-таки за ночь.

А. Пикуленко: Вот это подвиг уже. Когда всем там понятно уже, что сейчас начнут раздавать не медали, а пинки, все зашевелились. А почему это нельзя сделать чуточку пораньше?

Т. Олевский: Прогноз погоды они не читают, что ли?

А. Пикуленко: У нас есть мэр, который, кстати, провёл много лет в снегу, назначенный нам всенародно, в том числе Путиным и Чуровым. Но раз он взял на себя такую ответственность, ну приведите город в порядок. Ведь я, как человек законопослушный, плачу всё, что они просят. За парковку – пожалуйста, за налоги – пожалуйста, за бензин – много плачу. Я очень много плачу. Ребята, я вижу, как вы живете. У Петра Бирюкова квартира на Патриарших прудах стоит не один миллион долларов.

Т. Олевский: Мы даже знаем, что это не Европа.

А. Пикуленко: Да, это не Европа. Но нельзя это слово говорить. Это Пётр Бирюков мог сказать, а нас за это сразу…

В. Олевский: Сейчас коллеги напоминают одну историю, я нашим слушателям расскажу. Был конфликт, в котором участвовал тот чиновник, чью фамилию мы сейчас упоминали. Он пришел к одному из кафе и сказал – уберите столики, которые вы здесь расставили на тротуаре, потому что мы не в Европе, мы … в рифму.

Т. Олевский: И ещё хочу сказать, что все начали, конечно же, писать в Яндекс.Пробках, где можно обмениваться сообщениями. Странно, что у нас программа Waze непопулярна, Яндекс популярнее. Там стали писать, что опять фуры во всём виноваты, что фуры не могут подняться, заблокировали МКАД. А что, неужели нельзя в такую погоду, зная, что МКАД не может принять эти фуры, остановить их?

А. Пикуленко: Вопрос опасный. Ведь перевозчики за всё заплатили. Они купили пропуск. Они заплатили транспортный налог. Они скоро будут у нас платить за то, что просто едут по дорогам.

В. Олевский: Они тоже всё сделали по закону.

А. Пикуленко: И это магистральные тягачи, которые обязаны передвигаться по дорогам первого-второго класса. Ты можешь, конечно, заставить их обуть резину. Ну, подумаешь, перевозка сразу на 10% возрастёт. Ребята, дороги чистить надо. Есть подъём, где фура буксует, – пришли туда людей, которые побросают песочку.Пассажиры толкают автобус во время снегопада 25 декабря

Т. Олевский: Есть такие ситуации, например в горах, когда пишут «Перевал закрыт». И тогда на фуре, заплатил ты или не заплатил за магистральный тягач, ты всё равно не едешь, потому что перевал закрыт. Сделать МКАД как перевал, он бах – и закрыт.

А. Пикуленко: Но для этого нужно взять на себя ответственность. Кому? Ответственному гаишнику. Ведь перекрыть может ГАИ. Легко. Раз – и никто не поехал.

Т. Олевский: Непонятно, где они будут стоять.

А. Пикуленко: Но он должен взять на себя ответственность.

В. Роменский: А какую ответственность может взять на себя гаишник? Я везу какой-то груз, у меня есть контракт, договор, в котором прописано – я должен быть в 7 часов вечера, и я несусь, баранку свою кручу, гашетку в пол давлю.

Т. Олевский: На скорости 5 километров в час.

В. Роменский: Да, вот с такой скоростью еду. Но должен успеть. И тут какой-то гаишник говорит: «Мы закрываем тебе дорогу. Ты никуда не попадёшь».

А. Пикуленко: И дальше получает гаишник иск от перевозчика, потому как это он взял на себя ответственность. Поэтому гаишник смотрит – да пусть буксует. Зачем мне лишняя ответственность? Вот поэтому я и говорю, что у нас не работает ГАИ. Каждый раз, когда выпадает снег, мы видим, что у нас плохо работают коммунальщики, плохо работают гаишники. И я считаю, что отвечать должны люди непосредственно. Гнать в шею. Начальника ГАИ, извините, выгнать нельзя. У нас его нет до сих пор. Одного отправили на пенсию, нового никак не назначат. Отвечает человек за коммунальное хозяйство – пинком под зад. Пусть придёт следующий, который наладит. Дептранс не умеет за деньги очистить места для парковки. Понятно, почистили магистрали. Но переулки-то все засыпаны.

Т. Олевский: В общем, у меня есть предложение. Когда в Москве первый снегопад, во-первых запрещать въезд фур в город. Навсегда, до конца снегопада. Во-вторых, закрывать все большие мегамоллы и магазины. Законом закрывать. И всё будет хорошо.

А. Пикуленко: Я тоже так считаю. Объявлять стихийное бедствие непрошенному снегу. В декабре пошёл снегопад – всё, закрываем город.

Т. Олевский: Мы не можем на работу ездить в снег.

А. Пикуленко: Скажи, зачем нам такое количество высокооплачиваемых чиновников, которые нам рассказывают, как мы будет жить хорошо? Я не понимаю.

Т. Олевский: Нет, подождите, с чиновниками мы не можем сделать ничего. А со снегом можем.

А. Пикуленко: Может, проще выгнать чиновника и поставить на место того, который сможет что-то сделать?

Т. Олевский: Для этого надо сперва закрыть все магазины и запретить въезд фур. Тогда, может быть, удастся что-то сделать.

В. Роменский: По поводу чиновников. Чиновники рапортуют, что платная парковка – это просто панацея. Город начал ехать на 12% быстрее. Машин в центре меньше, экология лучше.

А. Пикуленко: Врут. Потому что мы видим – машин меньше не стало, бросают их всё так же, как попало. Народ привык.

Я смотрю, у меня стоит Запорож под знаком «Остановка запрещена». Третий день стоит автомобиль, уже снегом занесённый. Да плевать они хотели на всё.

В. Роменский: Но не все, Сан Саныч.

А. Пикуленко: Конечно, не все. Есть добропорядочные.Москва в снегу

В. Роменский: Потому что я беседовал вчера со многими людьми, и они говорили: «Нам теперь машина не по карману». Действительно, это очень много. Если 40 рублей в час… Я приехал на работу, я её оставляю здесь каждый день.

Т. Олевский: У меня есть выход. Я многодетный отец. У меня бесплатная парковка в Москве. Есть выход – надо нарожать много детей.

Очень много детей могут помочь стать автомобилистом в Москве. Должно быть от трёх детей.

А при закрытых магазинах и невъездных фурах это, кстати, нормально. Знаете, о чём я мечтаю, нет ли такого способа, чтобы машина цепочкой к асфальту привязывалась? Он поднимает её и наклоняется к ней постепенно – так нельзя?

В. Роменский: Якорь рядом.

А. Пикуленко: Нет, так нельзя.

Т. Олевский: Я не вижу причин.

А. Пикуленко: Давайте ещё всё-таки поговорим о важной теме. Это о расширении зоны парковок. Та же самая история. Дептранс объявил с 25 декабря расширение парковки.

В. Роменский: На 500 улиц.

А. Пикуленко: Да. До сих пор не все люди, которые там живут, смогли получить резидентские разрешения. Знаете, что говорят? «А мы не успеваем». Ребята, тогда отодвиньте. А то вы парковку сделали, а резидентские разрешения не получили. Потом, до сих пор Дептранс не устранил неурядицу с номерами. У нас есть дома, у которых двор на одной улице, а дом на другой улице.

В. Роменский: То есть дом не попадает под это распоряжение, и ты эту бумажку, удостоверение резидента, получить не можешь. А машину тебе куда-то надо ставить.

А. Пикуленко: Надо всё-таки уважать как-то москвичей. Они, конечно, неуважаемые властью люди, только мешаются. Выгнать бы их всех из города. Олевского так точно, со всеми его детьми, чтобы тут не отсвечивал. Тогда бы чиновнику стало жить хорошо. Представляешь, живёт Собянин  один в городе? Ну, с ближним кругом.

В. Роменский: Вообще, мне кажется, эти все пробки – это на самом деле…

А. Пикуленко: Происки Соединённых Штатов Америки.

В. Роменский: Нет, здесь даже выше всё. Это божественный промысел.

А. Пикуленко: Какой божественный промысел, не богохульствуй.

В. Роменский: Потому что даже Rolls-Royce стоит в пробке. Это просто способ уравнять всех.

А. Пикуленко: А я считаю, что это происки американцев. Это они нагнали на наш замечательный город снежную бурю.

  Article "tagged" as:
  Категории:
Александр Пикуленко
Александр Пикуленко

Больше статей
write a comment

1 Comment

  1. Майк Захер
    Декабрь 28, 12:25 #1 Майк Захер

    Только на одного родителя данная норма рассчитана. Второй то родитель этим детям не нужен конечно 🙂

Only registered users can comment.