Трибология – наука о трении
1 570

Трибология – наука о трении
Июль 04 17:00 2014

А. Пикуленко: Добрый субботний день. Сегодня мы поговорим о бережном отношении к технике, о творческом отношении к науке, поболеем за экологию, порадеем за окружающую среду и, конечно, за свой автомобиль. То есть сегодня, мы определим, какие эффекты наблюдаются при применении триботехнических составов Suprotec.

Для тех, кто не знает: трибология – наука о трении. Это не то, что нам Владимир Владимирович запретил. У меня в гостях, генеральный директор компании Suprotec – Сергей Зеленьков, коммерческий директор – Кирилл Киселев и директор департамента научно-технического развития компании Suprotec, кандидат технических наук – Юрий Лавров. Здравствуйте.

Сергей Зеленьков: Добрый день.

Кирилл Киселев: Здравствуйте.

Юрий Лавров: Добрый день!

А. Пикуленко: Мы уже не первый раз с вами собираемся, говорим о Suprotec. Те, кто нас уже не первый раз слышит, и те, кто нас первый раз слышит – присылайте ваши вопросы, и мы на все ответим.

Когда мы говорим о Suprotec, в первую очередь это шумы и вибрации, да? Когда мы говорим о таком, прикладном вопросе.

Ю. Лавров: Я думаю, что нет. В первую очередь, это действительно сбережение.

А. Пикуленко: А вот и Юрий Лавров. Наука, как говорится, выступила первой.

Эфир с руководством Suprotec на Эхе МосквыЮ. Лавров: В первую очередь – это продолжительность жизни, скажем нашим человеческим языком, или ресурс, причем это его увеличение. Или можно даже сказать энергосбережение, потому что если изначально новому автомобилю отведен пробег, к примеру, в 350 тысяч. Если он эксплуатируется в соответствии со всеми нормами и обслуживается, он пройдет эти 350 тысяч.

Если его обслуживать не качественно, топливо не очень качественное, масло тоже, есть запыленность среды, то он не пройдет эти 350 тысяч. А пройдет, допустим, 150 тысяч до капитального ремонта, а может и меньше, в зависимости от режима эксплуатации. Поэтому в этом смысле можно говорить об энергосбережении, именно эта технология является энергосберегающей.

В чем это выражается? Прежде всего, в спокойствии человека, который каждый день эксплуатирует свой автомобиль и знает, что он пройдет, выработает свой ресурс. То есть это уверенная и длительная эксплуатация. И с другой стороны – это капитальный ремонт. Стоимость капитального ремонта, которая превышает в 15 раз, чем стоимость технологии Suprotec.

А. Пикуленко: Когда я смотрю, в общении с людьми, непредвзятыми, скажем так, слушателями и которые, уже многие попробовали эти составы, все-таки положительные качества отмечаются на автомобилях с пробегами от 50-ти и выше.

С. Зеленьков: Но здесь очень важно понимать, когда мы молоды и в нас еще масса энергии, то мы особо не думаем о здоровье и эксплуатируем себя на полную катушку. Но когда возраст все ближе к мудрости, мы естественно задумываемся о том периоде, когда мы могли легко пробежаться и долго себя эксплуатировать в таком нормальном, здоровом состоянии.

Так и автомобиль. Когда он доходит до приличного возраста, то технические характеристики у него все-таки снижаются. Мы не имеем былой динамики в двигателе, мы не имеем былой мощности, хочется нажать на педаль и почувствовать движение в удовольствие, а его нет. Соответственно, о чем мы говорим, когда говорим о бережливой технологии Suprotec. Мы говорим о том, что мы имеем очень хороший эффект восстановления. Мы восстанавливаем технические характеристики, как раз за счет восстановления тех деталей, узлов трения, снижаем трение, высвобождаем эту энергию, чтобы двигатель опять получил былую мощность и былую молодость.

Более того, этот эффект ни на какой-то короткий промежуток времени, он пролонгированные имеет свойства, то есть длительный эффект. Иными словами, человек, когда соприкасается с бережливой технологией Suprotec, он получает двойной ресурс двигателя либо двойной ресурс коробки переключения передач, либо двойной ресурс гидроусилителя руля, либо топливного насоса высокого давления. Но это когда мы говорим о молодом двигателе, когда мы обрабатываем его на этапе до 50 тысяч километров.

Когда все-таки более 50 тысяч километров – за 100 тысяч километров, чаще к нам так и обращаются, то мы восстанавливаем технические характеристики, если это не убитый совсем уже агрегат или узел, и продлеваем эту молодость. И максимально получаем то удовольствие от того автомобиля или технического средства, которое мы эксплуатируем, будь то квадроцикл, либо любая другая техника.

Когда мы платим достаточно серьезные деньги за транспортное средство, когда его покупаем, мы надеемся что будем долго его в таком состоянии иметь. К сожалению, через какое-то количество времени, мы понимаем, что идем на станцию технического обслуживания, и начинаем в 15 раз больше, чем с Suprotec, тратить денег. Потому что, когда человек думает, что распредвал, например, у него износился, или с коленчатым валом какие-то проблемы пошли, либо поршневые кольца залегли, что-то износилось в ЦПГ, то мы понимаем, что это нужно ремонтировать.

А. Пикуленко: Но вот таких, кстати, очень много: «Я купил Suprotec, залил, как дымило, так дымит, как стучало, так стучит». Дело в том, что у нас почему-то всегда ищут одну волшебную таблетку, которую проглотил, стал молодым и здоровым. Так не бывает.

К. Киселев: Но здесь нужно понимать, Сан Саныч, что это не панацея от всех бед – это первое. Второе, к нам часто обращаются: «Вот я залил одну банку и у меня ничего не получается». Но ведь нужно понимать, что технология, она потому и технология. Она подразумевает под собой ступенчатую обработку автомобиля или какого-то конкретного агрегата.

Это не значит, что когда первую банку залили и через 200 километров сразу получили эффект. Хотя в 50% случаев он выражается именно после двухсот километров. На самом деле, если мотор или агрегат сильно подуставшие, конечно, обязательна вторая обработка, третья обработка, а временами и четвертая. И временами эти эффекты срабатывают на третий, а то и на четвертый раз. Нужно понимать, что одной банкой не обойтись.

С. Зеленьков: Правда бывают и случаи, когда действительно износ очень большой и требуется ремонт или замена, безусловно, нужно сделать ремонт или замену. Для этого, как и нормальные люди идут к врачу, идут на диагностику, тогда им делают заключение, что необходимо сделать. Либо есть вариант, когда мы говорим, что Suprotec выступает таким диагностическим средством, что если после первой же обработки Suprotec, это делается еще до замены масла, то есть в масло рабочее, тогда сразу же и определяется. То есть уходит шумность, появляется динамичность, когда мы понимаем, что компрессия начинает подниматься и выравниваться, соответственно повышается мощность, и когда мы понимаем, что вот тот дым, о котором говорят, он вдруг начинает уходить…

А. Пикуленко: Это то, что наиболее просто проверить.

С. Зеленьков: Хотя случай такой есть. Человек пишет, что он поехал отдыхать на юг, и у него, после обработки автомобиля Suprotec, загорелась лампочка. Он естественно в шоке. Мы спрашиваем: «А в чем дело? Как вы обрабатывали?». На что нам ответ: «Я их сразу две банки залил, двойную порцию забабахал». Естественно, масляный фильтр забился, потому что пробег автомобиля был уже больше 200 тысяч км.

Естественно, Suprotec обладает чистящим свойством, и вся эта грязь забила масляный фильтр. Просто нужно поменять масляный фильтр, добавить масло и спокойно ехать дальше. Проблем с этим нет. Либо очень важно нашим гражданам, нашим автовладельцам внимательно читать инструкцию. Она есть на сайте suprotec.ru.

А. Пикуленко: Кстати, давайте адреса, телефоны, где посмотреть.

С. Зеленьков: Конкретно, вот у меня такой-то автомобиль и что с ним делать. 8-800-200-06-61 – это наши консультанты в прямом эфире, по всей России звонок бесплатный. Также вы можете обратиться: в Москве это 540-53-53, код города 495. На сайте suprotec.ru есть информация по инструкциям как что обработать и калькулятор, как это сделать.

И также мы призываем, Кирилл Александрович сейчас подскажет телефоны наших представительств по России, где вы также можете это сделать. Почему? Потому что в офисах наших представительств мы объявляем о том, когда «Парковка» и Сан Саныч в эфире, и Suprotecс ним, тогда 10% скидки, вы можете получить дисконтную карту с 10% скидкой в наших офисах представительств и тогда с радостью обрабатывать со всей линейкой.

К. Киселев: Несомненно, это Москва, как уже сказал Сергей Михайлович, это Санкт- Петербург – это 703-36-36, код города 812; Екатеринбург – код города 343, 384-77-66; Казань – код города 843, телефон 202-37-31.

А. Пикуленко: Замечательно, кстати, то, что у нас Кирилл перечислил города. Как многие из наших слушателей уже знают, мы посвященные, устраиваем пробег, посвященный 25-летию нашей замечательной радиостанции, и я долго думал, в какой автомобиль налить Suprotec. Но так как я сейчас выезжаю на 6 тысяч километров, в том числе и в Казань, и в Екатеринбург, и в Саратов.

Со 2-го июня по 14-е будем ездить, и я решил, что здесь мы и зальем. Благо это Discovery 4, с пятилитровым двигателем, атмосферным бензиновым. Мне просто будет ясно сразу. На таких дистанциях действительно не подкопаешься. Причем я действительно представляю, что где-нибудь между Тамбовом и Саратовом, можно попасть и на бензин такой и на дорогу сякую. Не зря поставили десятимиллиметровую защиту, и даже защиту компрессора подкачки пневмоподвески закрыли, потому что, я представляю, что на дорогах может твориться. Поэтому решил рискнуть и попробовать на собственном опыте. Так как репортажи с дороги будут, и последующие встречи тоже, то товарищи за все ответят – и наука, и коммерция.

К. Киселев: Коммерция, к сожалению, всегда за все отвечает.

С. Зеленьков: Ну, вы же знаете, Suprotec это, мы всегда говорим, защита от износа, как бронежилет, понимаете. Когда бронежилет есть – пуля не страшна, бронежилета нет – проблемы. Поэтому Suprotec, пусть у Discoveryбудет бронежилет в данном случае.

А. Пикуленко: Меня-то, как раз подкупил другой вопрос. Когда, я вижу двигатель, работающий без масла, я всегда представляю, что все-таки, если что я не брошу машину с коллективом в степях и лесах Зауралья, а спокойно доедем до места, где нас поремонтируют.

И все-таки, давайте посмотрим, за счет чего у нас снижается расход топлива, за счет чего снижается расход масла на угар и эмиссия вредных примесей, поскольку дышать хочется, и хочется долго, чистым воздухом. Тем более, вы знаете, те кто не знает, что у нас все вредные выхлопы висят на высоте 110 мм над уровнем дорожного полотна, и до трех метров от центра проезжей части. Поэтому, смотрите, где вы идете, кто там дышит. У вас есть собаки любимые, я так понимаю, чуть менее любимые дети и женщины.

Ю. Лавров: Собак выгуливают, по-моему, чаще, чем детей.

А. Пикуленко: Поэтому, давайте ответим. Юрий, я так понимаю, опять наука вперед вышла.

Ю. Лавров: Я просто напомню, что качественное масло содержит уже в стандартном пакете все присадки необходимые для двигателя. Прежде всего, противоизносные, противозадирные, антифрикционные, антипенные, диспергирующие, атикоррозионные и целый ряд присадок. Они решают, в основном, скажем так, задачу сохранения в максимальной степени текущего состояния, при прочих равных условиях.

Нет ни одного масла даже суперкачественного, хотя в основном это ширпотреб, потому что на миллиард автомобилей уникальное масло никто не будет делать в мире. Тем не менее, ни одного нет масла, которое могло бы систему трения приводить в наиболее оптимальное состояние, и не может восстанавливать технические характеристики, не может его вывести на самый оптимальный уровень. Это может сделать только технология, которая построена на самоорганизующихся процессах, которые присущи как живой, так и неживой природе.

Триботехнические составы как раз и производят ту функцию, являясь катализаторами. Они приводят к тому, что непосредственно во время штатной эксплуатации, любого агрегата: двигателя, коробок передач, дифференциалов, ГУР и так далее, происходит создание новой трибоструктуры. Создается она, в наиболее напряженных зонах трения, одна из деталей которых, обязательно должна содержать железоуглерод, тогда в этой зоне, в процессе штатной эксплуатации формируется структура на основе железа.

Она практически вырастает. Почему чистящий эффект? Он готовит поверхность. Из нее, на основе диффузионных процессов, формируется структура. Она не толстая. Это буквально, допустим для двигателя, для поршневых колец, гильзы это 3-5 микрометров. Но это слой, помимо того, что он защитный и защищает при потере масла, не позволяет изнашиваться, снижает интенсивность изнашивания, поддерживается в автокомпенсационном режиме на этом уровне, не дает дальше изнашиваться, скажем так.

Самое главное, что он держит очень плотно масло. И вот этот плотный слой масла улучшает гидроплотность, а это и восстановление компрессии, отсюда эффект по восстановлению качества сгорания топлива, снижение расхода топлива. Этот же слой позволяет в маслосъемных кольцах снижать расход масла на угар, перевести режим трения ближе к гидродинамике, то есть это снижение потерь на трение, а это увеличение механического КПД. Этот же слой демпфирует перекладку поршня, особенно на дизельных двигателях, где высокое давление сгорания, и вот этот удар, который мы слышим, а после работает помягче.

То есть эти все эффекты происходят они в принципе, от того, что формируется новая структура. Она держит плотно масло и все эффекты, ну а качество сгорания, это значит, что эмиссия вредных примесей снижается, и восстанавливаются гидрокомпенсаторы, и в редукторе подшипники восстанавливаются, снижается трение в коробке передач и т.д. Все эффекты, в принципе, из-за одного действия.

А. Пикуленко: Кирилл, сколько вы машин уже обработали?

К. Киселев: Статистика такая, весьма поверхностная… Но это однозначно больше одного миллиона автомобилей.

А. Пикуленко: Если даже, мы снижаем на минимальную величину эмиссию. Сейчас весь мир борется достичь величины 120-98 грамм СО2 на сто километров. Если миллион автомобилей, пусть он даже на два грамма на сто километров, то есть мы, все-таки сделали воздух чище.

К. Киселев: Абсолютно точно.

С. Зеленьков: СО на 15%, СН до 40%. Хотя в отдельных случаях и на стендовых испытаниях, у нас СН бывает и до 90%, а СО до 40%. Это зависит от исходных условий. Хотя мы брали опять же ВАЗовские двигатели, где у нас нет Euro-4, Euro-5, еще старые двигатели, восьмерочные. Но суть в чем заключается? В режиме реальной эксплуатации, при всех равных условиях, что есть катализаторы и прочее. Катализатор будет служить дольше, потому что сжигание топлива будет более качественным. Это очень важно.

Мы просчитывали для себя, усреднено. В среднем, человек на среднем автомобиле, на котором расход топлива около 10 литров на сто километров, он экономит в год около трех топливных баков. То есть он получает после обработки Suprotec, три топливных бака в подарок. Если мы говорим об условиях города и пробок, безусловно, меньше – бак или полтора бака. На смешанном режиме это три бака.

И в зависимости от того, какой объем, если мы с вами говорим о Discovery 4-м, то бак у него побольше и доход тоже. Получается, это в среднем окупает затраты на обработку Suprotec уже за полгода, у кого-то за год, в зависимости от того, какой пробег. Что опять же очень важно, когда мы говорим о выгодах и когда мы говорим о таких условиях, то человек, если он понимает, что с возрастом машина стареет и требуется ремонт, то реально в 10-15 раз экономит средства на ремонте, если он сделает обработку Suprotec. Это очень значимо и выгодно, потому что продление жизни именно в этом и заключается.

А. Пикуленко: Меня спрашивают, почему пятилитровый бензиновый? Потому что, я настроен проехать по таким местам, где буду не уверен в качестве дизельного топлива. Самое плохое топливо, которое мне встретилось, было на Камчатке. Там настолько сразу задымили машины, что волей-неволей наши организаторы всего стали лихорадочно доставать все присадки, которые были, потому что заметно. Вообще, когда начинает дизельный двигатель на переходных режимах подымливать – это вызывает такую панику. Самое главное, знаете как, было 10 машин и у всех 10 машин. Поэтому, в этот раз, я решил не рисковать, взять бензин.

Ю. Лавров: Потому, что менее прихотливы.

А. Пикуленко: Вопрос. Пять литров – это расход. И любое снижение расхода на расстоянии 6 тысяч км превращается… Вы знаете, когда ты приходишь на заправку со своим кошельком, ты невольно начинаешь считать, нельзя ли как-нибудь сэкономить. (Смеется).

К. Киселев: Здесь у вас будет статистика, которая есть по паспорту. Я, надеюсь, будет.

А. Пикуленко: Да. Есть у нас бортовой компьютер, у нас есть GPS, который точно замеряет.

С. Зеленьков: Но мы еще предлагаем приехать в Москву и в Евроимпериале, провести в хорошем диагностическом центре, провести диагностику, чтобы понимать до того – исходно и после. Потому что это наши партнеры, хорошо они могут Suprotec обработать и увидеть те вещи, для тех, кто хочет разобраться в том, как это реально работает, в граммах взвесить.

А. Пикуленко: Это ладно, но ведь у нас народ российский, он недоверчивый. Разве можно кандидату технических наук доверять? Чего-то там растер, в масло напихал. Что он лучше, чем Castrol вместе с Mobil взятые? Нашелся, тоже.

Ю. Лавров: Да, есть такое.

А. Пикуленко: Кирилл, вы же работаете и очень серьезно с зарубежом. У нас же нет пророков в своем отечестве, поэтому есть пророк где-то там. Ладно, если вы работаете с каким-нибудь Дубаем, что там эти, кроме верблюдов, они ничего не понимают.

К. Киселев: Я бы возмутился по этому поводу.

А. Пикуленко: Я передаю общественное мнение.

С. Зеленьков: Там же инженеры получали образование в Великобритании.

А. Пикуленко: К туркам вас занесло. Но что такое турок в нашем понятии? Тоже не тот человек. Но, я смотрю, вы начинаете выходить на серьезные рынки, которые воспринимают. Вообще, как воспринимают? Даже те же арабы, получившие в Америке и в Великобритании образование. Образование там люди получают действительно очень хорошее.

С. Зеленьков: У них очень серьезное оборудование диагностическое, где они это все проверяют. Те структуры, с которыми нам приходится работать, они очень близки к государственным структурам и на самом высоком уровне проводятся экспертизы. Эти экспертизы подтверждают, что применение технологии Suprotec реально помогает в тех условиях климатических, где повышены температуры, лучше, скажем так, эксплуатировать различную технику.

Строительные корпорации, крупнейшие, сотни различных генераторов обрабатывалось, компрессоров и другой техники. Дальше это гидравлическое различное оборудование, которое в строительной технике часто применяется. И они понимают, что реально продлевает жизнь. Опять же большая запыленность, экстремальный режим…

А. Пикуленко: Да, там огромный абразивный износ.

С. Зеленьков: У нас в России, на самом деле, пыли не меньше.

А. Пикуленко: Там песчаная пустыня.

К. Киселев: Если интересно, так, чтобы было понятно для общего развития. Представляете себе – покрыть сотовой связью Саудовскую Аравию. Есть города и между городами до тысячи километров.

А. Пикуленко: Но что Саудовская Аравия? Ее даже на карте толком не видно.

К. Киселев: Нет, нет, Сан Саныч, здесь не так.

А. Пикуленко: Но разве можно сравнить с нашими просторами.

С. Зеленьков: Я понимаю, наш масштабный подход.

Ю. Лавров: Так вот все передатчики, что стоят там, они пользуются только генераторами.

А. Пикуленко: То есть, не подтянешь к ним кабель.

Ю. Лавров: И поэтому, эти генераторы они обрабатывают нашим составом.

С. Зеленьков: Более того, в Эквадоре мы проводим, там уже стадия такая, достаточно приличная прошла. Обрабатываем огромные станции, дизель-генераторы большие. Они показывают, что ресурс прошли процентов наверное на 35 от того, что обычно проходят такие генераторы до переборки. И сейчас Юрий буквально недавно вернулся из еще одной страны Ближнего Востока, где также провели серию обработок и получаем оттуда данные, что они получают очень хороший результат и их это радует.

Для нас это показатель того, что все-таки это не только в нашей стране, это независимые экспертизы, где мы даже не присутствуем. Подтверждается эффект. Но, если опять же говорить о научных экспериментах, Сан Саныч, за 12 лет работы более миллиона машин – это реальная эксплуатационная статистика. Самый важный показатель – практика! Если мы видим, что есть устойчивые отзывы и устойчивые характеристики того, что в процессе штатной эксплуатации все-таки мы восстанавливаем компрессию, возвращаем ту былую мощность и экономим топливо. А люди говорят, что если считать расход, расход на холостом, моментальный расход, с 0.7 до 0.6. Извините, но 10% точно есть. Если это происходит после первой обработки то, что будет после второй и третьей? Он либо также останется, либо будет лучше.

А. Пикуленко: Даже, если он так останется, то уже будет виден результат.

С. Зеленьков: А это подтверждает, что это бережливая технология, это энерго- и ресурсосбережение.

А. Пикуленко: Спасибо. Я напоминаю, что у меня сегодня представители Suprotec: Сергей Зеленьков – генеральный директор, Кирилл Киселев — коммерческий директор, и Юрий Лавров — директор департамента научно-технического развития.

  Article "tagged" as:
  Категории:
Suprotec
Suprotec

Научно-Производственная Торговая Компания «СУПРОТЕК» успешно ведет

Больше статей
write a comment

10 комментариев

  1. Andrew Kiryukhin
    Июль 04, 18:14 #1 Andrew Kiryukhin

    Фотография вызывает ужос и уважение к достатку владельца авто:)

  2. Vlad Zolotoy
    Июль 05, 01:26 #2 Vlad Zolotoy

    еще 10 лет назад на всяких авто выставках это было.. и никто не внедрил… почему?

    • konsult
      Июль 17, 17:15 konsult

      По всей видимости речь идет о автопроизводителях. Да они такие технологии не внедряют по тем же причинам, по которым прекратили делать «миллионики», снизив пробег до капремонта до 350 тыс. км. А затем вообще сделали двигатели неремонтопригодными (одноразовыми). Почему это выгодно производителю? Догадайтесь сами.

  3. Andriy Gayvoronsky
    Июль 05, 12:10 #3 Andriy Gayvoronsky

    Все это уже было с присадкой ХАДО еще более 10 лет назад (проехали 90 км без масла на ВАЗ 2109) — и что нового в Suprotec?

    • konsult
      Июль 17, 17:16 konsult

      Почему ХАДО потеряло такие эффекты? Потому что нельзя стоять на месте, надо заниматься серьезными исследованиями триботехнических процессов в среде с геомодификаторами трения. Необходимо иметь тонкий инструмент оценки качества выпускаемой продукции, а процессы там очень непростые.

  4. Andriy Gayvoronsky
    Июль 05, 12:18 #4 Andriy Gayvoronsky

    Комментарий специалиста: «Ревитализанты (ХАДО) состоит в том, что они полностью совместимы с любыми видами препаратов и эффективность от обработки составами ХАДО сохраняется независимо от последовательности их применения. Ревитализанты добавляются в масло в качестве добавки и воздействуют на рабочие поверхности в местах контакта, качественно изменяя их противозадирные, противоизносные и антикоррозионные свойства в лучшую сторону.
    ССК SUPROTEC® по своей сути является кондиционером металла. Приоритетом ССК SUPROTEC® является улучшение антизадирных и антикоррозионных свойств масел за счёт создания на поверхностях
    трения прочной и устойчивой смазывающей плёнки, которая способна выдерживать повышенные контактные нагрузки. Если ревитализанты обладают долговременным воздействием и проявляют своё действие после нескольких замен масла, то кондиционеры металла, для эффективного проявления своих свойств, требуют постоянного
    присутствия в масле.

    • konsult
      Июль 17, 17:17 konsult

      Все в точности наоборот. Во-первых, компания Супротек не выпускает продукцию «ССК SUPROTEC®» (по всей видимости, это продукция ХАДО «Супротек» в Украине). Во-вторых — Почему ХАДО ушло на кондиционеры металла, и в основном отошла от геомодификаторов (результаты собственных исследований)? Возможно, эффективность геомодификаторов ХАДО мала, а кондиционеры металла дают гарантированный эффект со всеми достоинствами и недостатками, описанными автором комментария.

  5. Dmitry Moskalenko
    Июль 05, 12:30 #5 Dmitry Moskalenko

    Оны бы RangeRover на супротеке без масла погоняли бы…:-)))
    По моему королла и без супротека на сухую может ездить.:-)))

  6. Dmitry Moskalenko
    Июль 05, 12:30 #6 Dmitry Moskalenko

    Оны бы RangeRover на супротеке без масла погоняли бы…:-)))
    По моему королла и без супротека на сухую может ездить.:-)))

Only registered users can comment.