Итоги пробега Дорожные истории. 25 лет с Эхо
870

Итоги пробега Дорожные истории. 25 лет с Эхо
Июнь 16 15:00 2014

Алексей Нарышкин: Какое красивое звуковое оформление сделал Леша Нарышкин.

Алексей Осин: Леша молодец просто! Золотые руки!

Александр Пикуленко: На то у нас Нарышкин и подрабатывает звукорежиссером.

А. Осин: Еще неизвестно, кем он там подрабатывает. У него масса ипостасей.

А. Нарышкин: Ну, все. Не надо.

Александр Пикуленко в Самаре

Александр Пикуленко в Самаре

А. Пикуленко: Доброе утро, доброе утро понедельника!

А. Нарышкин: Сан Саныч достает свою книжечку такую, где он все пишет от руки.

А. Осин: Где ты книжечку увидел?

А. Пикуленко: Да, действительно такое есть. Я все записывал там, потому что были две недели маршрута, а в дороге случается все. Да и записывать надо все: от километража до каких-то моментов поведения машины.

А. Нарышкин: А зачем вам километраж?

А. Пикуленко: А как же? Я должен знать, сколько я проехал. В итоге оказалось, что все мы вместе проехали 6500 километров. Мы посмотрели на красивую страну. Немного необустроенную с точки зрения дорог, инфраструктуры, но такая у нас страна. Она хорошая, красивая, но немного неудобная для жизни.

А. Нарышкин: Немножко? Я слышал, как Ира Воробьева со слов Марины Максимовой рассказывала, что ехали вы, по-моему, до Кирова, и это был просто какой-то ад, где нет ни заправок, ничего.

А. Пикуленко: Да, немного необустроенно. Зато я убедился, что в целом люди живут неплохо. К нам на встречи приходили разные люди. Приходили небогатые, приходили успешные. Представьте себе, что в Саратове была встреча в дилерском центре JaguarLandRover. Пришло немного людей, порядка 40 человек.

А. Нарышкин: Местная элита.

А. Осин: Может, люди побоялись заходить в эту Мекку?

А. Пикуленко: Во-первых, это далеко. Туда можно было добраться только на автомобиле.

А. Осин: На Jaguar.

А. Пикуленко: На любом. И многие стесняются, но люди пришли. Пришли с детьми, приехали на хороших автомобилях и приехали просто поговорить и пообщаться. Успешные люди Саратова. Приходили к нам люди не совсем успешные, но чего-то в этой жизни имеющие. Просто поговорили, посмотрели, поблагодарили нас. Кто не пришел? Не пришли все эти подонки, которые пишут нам плохие комментарии.

А. Нарышкин: Не пришли?

А. Пикуленко: Ни один. Потому, что он зарабатывает свои 35 рублей на этом гнусном комментарии или названивает к нам в студию. Это же трусоватое дерьмо.

А. Осин: О как вас зацепило, Сан Саныч. Не обращайте на них внимания. Вот Федор давно мне пишет гадости, рассказывает, что мы липкие подонки.

А. Пикуленко: Дело в том, что я, как честный человек, выросший в московском дворе, предлагал сказать мне в глаза. Насколько нужно быть жалким дерьмом, чтобы за 35 рублей первым написать комментарий, и он должен быть гадким.

А приходили очень интересные люди. Мы спорили. У меня-то вопросы автомобильные. Приходили люди с целью проверить мою техническую компетенцию; приходили поспорить, потому что не всегда согласны с тем, что я говорю. Но это были разумные люди, у которых есть точка зрения, и они готовы ее отстаивать. Даже приходили патриоты. Они обиделись за козла.

Экспедиционный автомобиль Эха

Экспедиционный автомобиль Эха

А. Осин: Любопытная ситуация была в Екатеринбурге, когда Сан Санычу задавали вопрос. Для меня, как для чайника в автомобилях, вопрос был абсолютно непонятен, и состоял из каких-то технических терминов. Сан Саныч, который всегда все объясняет доходчиво и понятно, включил десятый уровень, что-то сказал, а у человека, желавшего его срезать своими техническими знаниями, вытянулось лицо, и он сказал, что ничего не понимает. Я был просто горд.

А. Нарышкин: Сказал слушатель Эха и заплакал, а ты стоят и просто улыбался.

А. Пикуленко: Поэтому очень интересным был пробег. Главный вывод, который я из этого вынес: хочешь нормально жить – живи. Есть условия для того, чтобы жить хорошо. Можно стонать, ныть, жаловаться, но, в целом, если у тебя есть руки, ноги и голова, то ты можешь жить нормально. И люди у нас хорошие в стране.

Вот Сергей из Пензы нам написал: «На борту машины был сухой закон или те, кто не за рулем, могли позволить себе алкоголь?». Я алкоголь себе не позволял все 14 дней пробега, все свидетели. А остальные выбирали по усмотрению.

А. Осин: Могу про себя сказать, что в вечер перед тем, как мне Сан Саныч собирался доверить нашу замечательную машину, я ограничивал себя.

А. Нарышкин: Не реклама.

А. Пикуленко: Мы ездили на LandRoverDiscovery4, причем эта машина была миллионная. Он уже прошел достаточный путь – проехал из Бирмингема до Пекина, а потом случайно достался нам.

А. Нарышкин: Он подержанный?

А. Пикуленко: Да. Причем мы обошлись без технической поддержки, хотя в городах были дилеры, но мы никого не беспокоили. Уже в Саратове нас встретил дилер, но ничего с машиной не делал. А зачем? У нас же была другая задача. Мы же не дизайнер Артемий Лебедев. Может, в своем деле он и лучший, а автомобилях он студент-заочник, пень-пнем, только бы машину ломать.

А вот мы – профессионалы – проехали, и в машине вообще абсолютно ничего не ломалось. Все свидетели этого. Если бы я ехал один, то меня бы мог кто-то упрекнуть, но ехали все. И машина была комфортная, и по этим совершенно убитым дорогам она была совершенно удобной для езды. Проезжали ведь от 360 до 800 километров в день.

А. Нарышкин: А по трассе гнали? Сколько максимум выжали?

А. Пикуленко: Гнали. Ну, максимум – где-то 202 км/ч.

А. Осин: У меня 150 было.

А. Пикуленко: Да, Леша ехал 150 км/ч. Во-первых, и трасса позволяет, а мы все время торопились. Да, мы нарушали, но ни разу не попались. Нас ни разу не останавливало никакое ГАИ.

Экспедиционный автомобиль Эха в Касли

Экспедиционный автомобиль Эха в Касли

А. Нарышкин: Были специальные девайсы, антирадары?

А. Пикуленко: Ничего подобного не было.

А. Осин: Только на чутье Сан Саныча были. Едем по абсолютно незнакомой дороге, а Сан Саныч говорит, в каком месте будет полиция. Подъезжаем – и правда, стоят! Как Холмс! А Сан Саныч потом объяснил, что это из опыта. Он просто знает психологию полицейских, гаишников, и проецирует ее на профиль трассы, где они могут стоять. То есть, какие-то повороты, кусты. Где люди разгоняются – там они и стоят.

А. Нарышкин: А бывает, например, что едешь по трассе, проезжаешь какой-то населенный пункт на высокой скорости уже на автомате, а потом тебя за городом сразу тормозят?

А. Пикуленко: Конечно. Есть места, где испокон веков они стоят. Когда много ездишь по трассе, ты уже интуитивно понимаешь, где он может спрятаться. Он же не будет стоять в месте, где его видно, допустим.

А. Нарышкин: Расскажите всем нашим слушателям, где они обычно стоят?

А. Пикуленко: Там, где длинные спуски и длинные подъемы. Обязательно на противоположном подъеме где-нибудь в кустах затаится. Особенно, где есть сплошная осевая, там они ждут.

Трассы у нас узкие. Едет долго какой-нибудь ушатанный КАМАЗ, за которыми мы долго ездили. Этот КАМАЗ еле едет, покрывая все дымом. У людей нервы не выдерживают, и они начинают вылетать через сплошную, а гаишник все видит и начинает принимать. Это уже большие деньги.

А. Нарышкин: Значит, на горке. А еще где?

А. Пикуленко: Стоят после мостиков, где можно спрятаться. Где ты едешь на трассе с поворотами. Вот идет прямая дорогая, а потом поворот, и за ним он стоит. Ты разогнался по длинной прямой, а потом тебя радостно останавливают. Таких мест много. Были трассы, по которым я ездил, а были трассы, по которым я никогда не ездил. Вот есть такие места, что там как стояли испокон веков, так и до сих пор стоят. Все те, кто часто ездит по трассе, подтвердят. Есть такие облюбованные гаишниками места.

А. Осин: Сан Саныч, они же их распределяют еще, да? Жирные куски старшим достаются, а молодых куда-то в медвежьи углы. Я прав?

А. Пикуленко: Да, конечно.

А. Осин: Нам пишут из Тюменской области, что Венедиктов нас спаивал: «Когда появлялся с экипажем, как я понял по фотке…». А дальше наша цензура убила это сообщение. Должен сказать, что это правда. Потому что бокал вина я выпил, а потом мы встретились с Алексеем Алексеевичем, а на следующее утро за руль садится. Он предлагал, но от шампанского я отказался.

А. Пикуленко: Осин нас вообще увел от этого всего спать, потому что на следующий день надо было ехать. Алексею, кстати, достался один из самых интереснейших этапов. Что самое главное – на этом этапе мы ехали по Уралу, и мои познания по геологии очень здорово увеличились. Алексей нам объяснял, где и какой минерал вылезает. А в Карабаше он сразу сказал, что это железистый город, там слюда, медь, сера. Он разложил все на составляющие. Честно говоря, я всегда привык, что Осин у нас – это футбол, хоккей, лыжи.

А. Нарышкин: Гири (смеется).

А. Осин: Получился какой-то ограниченный Осин.

А. Нарышкин: Все так думают.

А. Пикуленко: Да. И тут вдруг такое. Причем, мы же были в Касли, Карабаше, Миассе, Златоусте. Фантастические города, фантастическая дорога через самое сердце Урала.

А. Осин: Самому было любопытно посмотреть, потому что уральские горы такие старые, покрытые лесом. Не то, что Кавказ, где высятся эти острые пики.

А. Нарышкин: Привез какие-то породы?

А. Осин: Единственное, что я купил магнитик, на котором выложены маленькие кусочки малахита, тигровый глаз и так далее.

Самогонные аппараты

Самогонные аппараты на Урале

А. Пикуленко: Это была вообще отдельная песня: Алексей и минералы. Мы остановились на дороге и нас привлекли блестящие изделия из златоустской стали – самогонные аппараты.

А. Нарышкин: Они валялись на дороге что ли?

А. Осин: Их продавали вдоль дороги.

А. Пикуленко: Они сделаны с высочайшим уровнем мастерства. Там манометр стоит, сам аппарат из нержавеющей стали. Вопрос в стране о минимальной цене водки отпадает.

А. Нарышкин: Пока сахар есть – мы живем.

А. Пикуленко: Мы пришли, и Леша увидел там магнитики с минералами.

А. Нарышкин: И заставил всех купить.

А. Осин: Нет, все сами соблазнились.

А. Пикуленко: Да, все соблазнились сами, потому что Алексей объяснял, где и что, и какой лучше взять. И действительно хорошие магнитики. Продавец тоже так смотрел на Осина с уважением.

А. Нарышкин: Я представляю, как он ехал и пять часов рассказывал, что здорово, что у нас есть такие-то минералы, и тут, наконец-то, наши коллеги согласись купить, чтобы ты замолчал.

А. Пикуленко: Вообще поездка с точки зрения экипажа была потрясающей. У нас все-таки непростые люди. Все что-то знали за пределами своей темы. Все что-то рассказывали, все поездили. Кстати, ведущие у нас неплохо ездят даже на сложных дорогах, потому что никому из них не удалось сломать автомобиль.

А. Нарышкин: Алексею Алексеевичу дали порулить?

А. Пикуленко: Он не ездил в экипаже. Он проехался со мной один раз в Казани, чтобы, так сказать, освятить своим присутствием Discovery.

А. Нарышкин: Чтобы лук сделать для Instagram.

А. Осин: Спасибо, Сан Саныч. Именно в эти дни я бы еще пробегу отдал несколько минут, и многие ждут новостей.

А. Пикуленко: Мы еще «услышимся»!

 

  Article "tagged" as:
  Категории:
Александр Пикуленко
Александр Пикуленко

Больше статей
write a comment

0 Comments

No Comments Yet!

You can be the one to start a conversation.

Only registered users can comment.