Самое интересное в первой неделе пробега Дорожные истории. 25 лет с Эхо
895

Самое интересное в первой неделе пробега Дорожные истории. 25 лет с Эхо
Июнь 09 20:59 2014

Сергей Бунтман: Здравствуйте. Наши друзья под руководством командора Сан Саныча Пикуленко не столько по бездорожью, не столько по разгильдяйству, в автопробеге по городам вещания Эха Москвы. Это первая часть, первый сезон, потому что все приурочено к юбилею.

Половина городов, которые мы выбрали, посетим в этом году, а половину – в следующем году, к 25-летию радиостанции Эхо Москвы поедем уже подальше. А здесь мы начали с Казани и всякими витиеватыми дорогами закончим свое путешествие 14-го числа из Саратова. Я уже в предвкушении, что мы с Сан Санычем как раз поедем. Я его попросил взять меня в машину и дать порулить. Саш, привет.

Александр Пикуленко: Добрый день, наш замечательный экипаж на связи.

С. Бунтман: А кто сейчас в твоем экипаже?

А. Пикуленко: Это Land Rover Discovery 4. Дальше – я, и вместе со мной Марина Максимова и Алексей Осин. Вот такой наш боевой экипаж. Сегодня мы прошли 540 километров и прибыли в Уфу. Вот совсем недавно приехали.

С. Бунтман: Когда выехали?

Насоветовали

Насоветовали!

А. Пикуленко: Выехали в восемь часов утра из Екатеринбурга, и ехали через замечательные места. Причем не только по федеральным трассам, но и по второстепенным дорогам, через гиблое место Карабаш. Там медеплавильный завод, который испортил воду, воздух, землю. Инфернальное место, совершенно жуткое. И рядом, вроде как, металлургический Златоуст, но утопающий в зелени. Такой очень красивый, социалистический городок. Видимо, все-таки зависит от хозяев заводов и местных фабрик.

С. Бунтман: Давайте о дорогах. Сейчас первая реакция была от Владимира. Читаю, что написано: «Опять Белыха будут полоскать за хреноватые дороги».

А. Пикуленко: Я могу сказать, что хороших дорог очень мало. Мы проехали и по федеральным дорогам, и по муниципальным, региональным, и, в общем, всех надо полоскать. Потому, что единственная более-менее приемлемая, на мой взгляд, дорогая… Давайте, наверное, скажем, что нас вообще радует то, что есть ровная дорога. Такая ровная дорога от Перми до Екатеринбурга.

С. Бунтман: Местные товарищи очень удивились. Я об этом читал. Все удивились, что вы хвалите дорогу от Перми до Екатеринбурга.

А. Пикуленко: Я хочу взять несколько трасс. Вот есть, например, Москва – Казань. Это федеральная дорога. Видно, что с этой трассой работают, постоянно дорожники что-то делают. Где-то расширяют, где-то пытаются построить мост. Местами она уже хорошая. Есть Казань – Киров – это региональная трасса и видно, что не хватает денег для того, чтобы поддерживать ее в надлежащем состоянии, поэтому тому убивают технику, едут по обочинам и, на мой взгляд, там полное безобразие.

Другая федеральная трасса: Киров – Пермь. Она идет из Перми на Санкт-Петербург через Костромскую область. Мне говорят, что в Костромской области она в два раза хуже. Но эта федеральная трасса с такими ямами и ухабами, причем местами такая, что просто жуть. Мы видели дальнобойщиков, которые просто порвали колеса и встали.

Нам понравилась ровная трасса из Перми в Екатеринбург. Очень неплохой отрезок был на Челябинск. Немного неровная, но обустроенная, с развязками. А уже когда мы свернули на Миасс, Карабаш и Златоуст, там трасса второстепенная, извилистая, местами с глубокими ямами. А потом мы вышли на трассу, которая ведет на север. Речь о дороге Москва – Самара – Уфа. Она из двух полос, причем вместо сплошной осевой линии какая-то была намазана белая ниточка и ничего больше.

Самое главное не в этом. По этой трассе идет огромное количество грузов, большие фуры. Нет обустройства дороги с точки зрения безопасности. Нет разделительной линии, широкой обочины, разметки. Скажем, хотя бы уровня МКАДа. Вот такую трассу я бы хотел по всей России. А тут начинаешь радоваться тому, что у тебя есть маленький кусочек ровной дороги. И есть куски в 200 километров, где нет ничего. Ни заправок, ни связи, ни жилья.

С. Бунтман: Такое было по пути?

А. Пикуленко: Да. Все 200 километров был просто дремучий лес с двух сторон. Что поделаешь, страна огромная. Зато в этом мы убедились.

С. Бунтман: Это да. Вот тут вопрос нам прислали: «Сан Саныч, а вот если бы поехал через Челябинск, то прокатился бы по настоящей автостраде от Челябинска до Чебаркуля почти».

А. Пикуленко: Да, нам как раз рекомендовали поехать и посмотреть. Мы хотели посмотреть маленькие уральские промышленные города. Мы и их увидели, и дорогу эту увидели. Очень красиво. Там такая красивая природа, там такие пейзажи открываются. Просто едешь и любуешься. Но ты не можешь это рассмотреть, потому что все время пытаешься объехать ямы, ухабы, падая в них. В общем, смотришь только на дорогу, а не на красивые окрестности.

С. Бунтман: Саш, такое обобщающее, как яма… Что это в основном? Как по размеру и происхождению?

А. Пикуленко: Дело в том, что ямы, как правило, это то, что выпучило дорогу. Где-то поднялась вода, размыло, разморозило, и после этого по ней проехали автомобили. И вот тогда получается яма, в которую ты падаешь. Но есть еще хуже – гребешки. По ним скачешь, а потом опять в яму падаешь. Есть и продольные ямы, и поперечные. Мы бы могли сделать целую классификацию ям, ямочек, ухабов, дырок в дороге. Были такие участки, где отфрезеровали куски асфальта, и с острыми краями оставили.

С. Бунтман: Такое в очень многих местах делают.

А. Пикуленко: Правда, мы не стали систематизировать и классифицировать ямы, встречающиеся на нашем пути. В целом, конечно, дороги – беда. Это беда нашей страны. Для нас трасса жизненно важны. По ним идет груз. За плохую дорогу мы уже заплатили в виде акцизов, транспортного налога. Мы заплатили за эту дорогу. И все те, у кого нет автомобиля, все равно платит за эту дорогу, потому что по ней возят медленно, дорого и все это перекладывают на конечного потребителя.

С. Бунтман: Естественно, на цены, на товары. Скажи, пожалуйста, вот мы говорили о федеральных, региональных трассах. Ты беседовал с Никитой Белых по этому поводу и на достаточно повышенных тонах. Что объясняют? Я понимаю, что с региональными дорогами есть объективные трудности, а есть и субъективные. Почему дороги в таком состоянии и почему они на периферии остаются в сознании бюджета?

Александр Пикуленко в студии Эха Оренбурга

Александр Пикуленко в студии Эха Оренбурга

А. Пикуленко: Во-первых, дорогих изначально были построены не под современный транспортный поток и не под современную транспортную нагрузку. Нынешний прицеп Тонар с тяжелым тягачом достигает веса в 62 тонны. Понятно, что никакая дорога не выдержит такой нагрузки.

К тому же, у нас дорог мало, поток не распределяется. Дальше, как нам объяснили, что, например, в Кировской области губернатор четко сказал, что тех денег, которые собираются в виде транспортных налогов, не хватает на то, чтобы построить хорошие дороги и, дай Бог, частично их поддерживать. Огромное количество дорог – не успевают.

Когда мы говорили с руководителем Росавтодора Екатеринбурга и региона, то он сказал, что если его будут финансировать так, как сейчас, а его отделение получает 11 миллиардов в год, то для полного счастья добавить четыре, и до 2018 все было бы закатано под хорошее покрытие. Такой он человек, более этим делом, энтузиаст. Настоящий строитель. Есть такие, которые идут и любят, что все построено.

Был период времени, когда дорожников не финансировали вообще. Я здесь не беру какой-то криминальный душок, откаты, заносы и прочее. Не хочу даже про это говорить, пусть этим занимается милиция. Но то, что отрасль теряла в финансировании – это факт. Другой вопрос, что были политические решения, появлялись деньги. Например, мост на остров Русский, Олимпиада – хорошие дороги были построены. Или Москва – Владивосток, достроили трассу «Амур». Вот и сейчас, казалось бы, что надо построить мост через реку Лена в районе Якутска. Что такое, когда город по два месяца отрезан от большой земли?

Но у нас другие приоритеты, потому часто все зависит от политических решений. Может быть, если бы наш руководитель проехал бы по этим дорогам, потрясся, причем желательно, чтобы машина была УАЗ, то, наверное, все закатали бы в асфальт вместе с губернаторами.

С. Бунтман: Может быть. Хотя, это не решение проблемы.

А. Пикуленко: Да. Решение проблемы в том, что надо привлекать частных инвесторов. Опять же, задал вопрос дорожникам, как они относятся к платным дорогам, так они двумя руками «за». Если придет инвестор, построит рядом новую дорогу, то они ее будут поддерживать и все будет хорошо. Мало две дороги? Постройте три, пять, вдоль, поперек.

С. Бунтман: Конечно! И сохранять дорогу, которая есть, в виде дублера. Ведь в Европе же был вся система сохранения дорог. Не по существующим дорогам строили автотрассы, автобаны, а делали их. Существуют дороги достаточно замысловатые, а рядом «пробивали» большие и обустроенные дороги.

А. Пикуленко: Причем особенно заметно, какие у нас огромные пространства, когда ты едешь. Часть из них – просто заброшенные места. Что стоит через них проложить дорогу? Современные технологии позволяют строить дороги очень быстро. Как показывает опыт соседей из Китая, можно строить до шести тысяч километров в год.

Мы таких дорог понастроить можем, что Америка умрет от зависти. Было бы желание. Кстати, не сказал бы, что это дорого. Ведь сейчас много технологий, не требующих участия человека. Но как-то я этого не понимаю, когда вижу, что ремонтируют дорогу, и из-за этого останавливается поток. А это приводит к очереди на три километра из большегрузных фур. Стоят грузы, которые куда-то надо везти. Стоят вещи, сделанные людьми. Почему-то мне это непонятно.

С. Бунтман: Сколько вы уже километров прошли, если считать от Москвы?

А. Пикуленко: От Москвы мы прошли три тысячи километров. Но мы же ездим не по прямой, а кругами. На сегодняшний день около трех тысяч километров мы прошли. И еще чуть меньше нам осталось на вторую половину круга. Я скажу, что большая часть дорог была хороша под Land Rover Discovery, а кое-где и ему приходилось не очень уютно.

Хотя это и внедорожник, то есть машина, сконструированная для работы на плохих покрытиях. Но даже он скакал и прыгал. И экипаж вместе с ним был то в горизонтальной раскачке, то в вертикальной. У меня и Марина Максимова, и Алексей Осин посидели за рулем, и на себе почувствовали собственным телом, каковы эти дороги. Одно дело, когда ты сидишь рядом и теоретически это смотришь, а другое дело, когда едешь сам и все это видишь своими глазами. Алексей посидел и сказал, что здесь очень красиво.

С. Бунтман: Как машина себя проявила при таких трудностях, где и Land Rover было трудновато? По ходовым качествам, по управляемости, по подвеске и так далее…

А. Пикуленко: То, что предложили Land Rover, для него, не скажу, что совсем комфортно, но вполне приемлемо. Пневмоподвеска сглаживает все…

С. Бунтман: Прервалась у нас связь. Что ж, в принципе, и быстро мы ее восстановили.

А. Пикуленко: У нас связь такая. К тому же, идет целый ряд исследовательских работ. Мы пробуем новую систему связи Yota. Она отличная. Те, кто смотрит наш сайт – видят нас в интернете в режиме реального времени. Я впервые такое вижу. Все картинки у нас видны. Но, к сожалению, это все-таки пока эксперимент. У нас иногда бывают сбои и мы теряем связь, но потом все восстанавливается и мы доступны. Бывает такое, что из самых глухих мест вдруг появляется связь, и мы спокойно отправляем картинки, тексты. Мне это очень нравится, потому что мы практически в режиме реальной жизни, да еще и с картинками.

С. Бунтман: Забавный вопрос нам прислали: «А каких зверюшек вы видели по пути?»

А. Пикуленко: В Пермской области нас с Мариной вышли поприветствовать двое лосей. Один местный кот решил покончить жизнь самоубийством, но Марина Максимова не позволила и рекомендовала мне все-таки спасти эту кошачью жизнь, и я кота объехал. Так что, ни один кот не пострадал.

С. Бунтман: Да-да, я читал. Кот решил от самого Сан Саныча принять…

А. Пикуленко: А сегодня над дорогой летали потрясающие соколы или орланы. Такие хищные птицы. Размах крыльев в метр, наверное. Потрясающе просто. Обычно над полем летали, а сейчас – над дорогой, мы обратили внимание на это. Живности хватает. Была, например, и коррида. Местный крупнорогатый скот решил, что не будет уступать дорогу Land Rover, и упорно, набучив голову, шел на нас. Но мы тоже решили не уступать, картинки на нашем сайте есть.

С. Бунтман: В принципе, кто кого? Кому удалось победить?

А. Пикуленко: Крупнорогатое животное ушло с дороги.

С. Бунтман: Нам Сергей из Тюмени написал: «Как мотор? Не семерит?»

А. Пикуленко: Не «семерит», а «восьмерит», как от него и требуется. Правда, лопает бензин, как голодная собака кусок колбасы проглатывает. Но ничего страшного, средний расход топлива по дороге из Екатеринбурга в Уфу составил 16,1 литра. Что, я считаю, для пятилитрового двигателя мощностью 386 лошадиных силы, это очень хороший результат. Причем с ним хорошо работает шестиступенчатая коробка автомат. Алексей Осин, попробовав машину, перестал нелицеприятно отзываться обо всех сервомеханизмах.

С. Бунтман: Спрашивают еще у нас: «Какой все-таки средний расход бензина?»

А. Пикуленко: Средний расход у меня на круг получился 17 литров на 100 километров. Бензин – 95-й. Надо исходить из того, что едем мы довольно-таки быстро. Всегда в пределах, скажем так, льготы, позволяемой нам правилами дорожного движения.

С. Бунтман: У нас еще есть замечательный вопрос: «А где больше всего гаишников в кустах?»

А. Пикуленко: Больше всего – в Свердловской области и в Башкирии. Бездельники в желтых жилетах трутся по трассе вместо того, чтобы организовывать движение. Татарстан отказался от этого, я практически не видел там ДПС, но там все увешано камерами. Вообще трасса Москва – Казань не изобилует сотрудниками ДПС, особенно сидящими в засаде. В Кировской области то же самое. До Перми мы тоже гаишников не видели, но там мы вообще никого не видели. В тайге делать нечего. А вот трасса, на которую мы выехали из Перми… Особенно мне понравилась стоящая машина ДПС в поле, в цветах. И в этих цветах в светоотражающем жилете с радаром на пригорке стоит гаишник. Малая архитектурная форма.

С. Бунтман: (смеется). Ну, хоть тучная архитектурная форма?

А. Пикуленко: Вполне тучные, откормленные ребята. Говорят, что у них вредная работа, выхлопные газы, но, как правило, среди гаишников я всегда вижу ребят упитанных. Дело в том, что меня это бесит по одной простой причине: эти ребята живут на мои деньги. Дважды причем. Все знают, что у них кроме зарплаты есть ещКвас - благородный напитоке немножко.

Вместо того чтобы организовывать движение, они стоят и вылавливают. Выбирают ведь места такие, где не очень-то и опасно. Просто линии так нарисованы. Подленький, гадкий, властный момент со стороны ГАИ. Понимайте, как хотите, но это подло. Я считаю, что нужно организовывать движение, а не собирать деньги на дороге. Хотите собрать деньги – поставьте камеры. Но уберите оттуда человека.

С. Бунтман: Нашу машину останавливали?

А. Пикуленко: Нас не останавливали ни разу. Во-первых, остановить можно за то, что мы нарушаем? А мы не нарушаем. Поэтому нас не останавливали.

С. Бунтман: Ну, можно для интереса, для профилактики.

А. Пикуленко: Для профилактики лучше не надо, потому что неизвестно, кто кого «профилактировать» начнет. А так, грозди машин видим возле каждого, стоящего с радаром. Правда, водительская взаимовыручка никуда не девается. Дальнобойщики друг друга предупреждают по своей связи, легковые машины подмигивают фарами. Но все равно без хлеба эти ребята не остаются, судя по тому, сколько машин стоит возле них.

С. Бунтман: Авторитетный водитель, у которого стаж с 1961 года, пишет нам, что самая плохая дорога по маршруту Киров – Йошкар-Ола.

А. Пикуленко: К сожалению, ничего не могу сказать. Мы там не ездили.

С. Бунтман: Есть концептуальное предложение: «Не делать ли дороги исключительно для легковых автомобилей, чтобы по ним не ездили фуры? А для фур – отдельную дорогу».

А. Пикуленко: Такого быть не может. Дорога должна быть общей для всех. Не надо изобретать велосипед и искать собственный путь. Федеральная дорога – это по четыре-шесть полос с разделительной полосой, обустроенная, с определенным уровнем подъемов и спусков. Вот в городе Сим до сих пор серпантин. Его что ли сравнять трудно? Наверное, ждут, когда Уральские горы сами по себе будут рассыпаться, и тогда там все будет ровно. Завывая мотором, какие-то КАМАЗы, покрывая все сизым дымом… У нас стоит тройной угольный фильтр и то через него один раз пробился запах. Уж очень долго дымил КАМАЗ и долго лез на подъем.

А вот региональные дороги можно оставить и с двумя полосами. Но сделайте так, чтобы они везде были ровные, везде была разметка, стояли знаки. У нас же указателя не найдешь на дороге, а знаки стоят – только ограничения. Почему надо все время ограничивать? Помогите, поставьте информационные знаки, предупреждающие. У нас огромное количество знаков, но в основном мы видим только запрещающие. Запретить легче, чем сделать.

С. Бунтман: Да. Вообще, дорогу из двух полос можно обустроить прекрасно. Например, в той же Италии скоростные автострады, в основном, из четырех полос. И как-то хватает даже при любимом развлечении итальянских водителей – гонках на фурах.

А. Пикуленко: Это точно.

С. Бунтман: Не встречались ли по дороге лесные пожары?

А. Пикуленко: Нет, такого не было. Комаров только встречали. И дымящиеся трубы на Урале.

С. Бунтман: В какой степени развита придорожная инфраструктура?

А. Пикуленко: Есть, но в очень небольшом количестве. В основном, все рассчитано на дальнобойщиков. Для обычного туриста почти ничего нет. Надо съезжать с дороги, надо искать или же, например, знать места, какие есть на дороге Пермь – Екатеринбург. Например, «Три медведя». Это очень известное место, Марина говорила, что в интернете про него много написано. Очень приличное заведение.

Самое интересное, что плохо с туалетами по трассе. А в лесу – клещи, комары, да и неприлично там бегать. Поэтому у нас вдоль обочины стоят памятники писающим мальчикам в живую величину.

С. Бунтман: Да, это воспринимать всегда интересно, какой бы огромной наша страна не была. Но мне не очень нравится воспринимать ее, как большой, гигантский сортир.

А. Пикуленко: В том и дело.

С. Бунтман: Спрашивает Алексей, владелец Land Rover Discovery4: «Почему выбрали бензиновый двигатель?

А. Пикуленко: Нам сказали, что очень плохое качество солярки. Когда мы ушли на Киров, Пермь, и уйдем еще из Оренбурга на Самару. Инженеры Land Rover не порекомендовали дизель.

С. Бунтман: А вообще качество топлива очень разное?

А. Пикуленко: Я, например, не почувствовал. Мы заправляемся на солидных заправках, и потому качество не чувствуется. Причем заправляем 95-й улучшенный, потому с качеством все в порядке.

С. Бунтман: Улучшенные бензины везде по-разному называются, но вы всегда берете именно улучшенный?

А. Пикуленко: Да, потому что мы едем в достаточно быстром темпе. Мы не знаем, что это за заправки, поэтому иногда лишний крюк делаем, чтобы попасть на нормальную заправку.

С. Бунтман: Есть ли отличия по культуре вождения в регионах?

А. Пикуленко: Нет. Культура вождения везде одинаковая. Одинаково наглая и пробочная.

С. Бунтман: Когда восемь лет назад мы ездили на поезде и каким-то образом участвовали в движении в городах, то по городам было очень видно. Например, тот же Владивосток был очень хорош в культуре вождения, несмотря на свою такую, сильно пересеченную местность этого города. Очень здорово водят, при том, что у всех правый руль. Тогда был у большинства. Там нормально люди относятся друг к другу.

А. Пикуленко: Я не заметил. Мне показалось, что стиль вождения такой же, как и у нас в Москве.

С. Бунтман: «Самые плохие дороги начинаются за Уралом, после Челябинска и Тюмени», — пишет нам Игорь. Но это все нам предстоит, ведь у нас же на следующий год все планируется, если Бог даст, и будем живы.

А. Пикуленко: Поедем за Урал.

С. Бунтман: Даже дальше. Сейчас у нас первый сезон автопробега. Вопрос прислали: «Зачем предупреждать нарушителей? Тех, кто не превышает, их и не остановят. А те, кто превышают скорость – потенциальные убийцы», — говорит Владимир из Белгородской области.

А. Пикуленко: Надо предупреждать. Есть водительская взаимовыручка. Всегда приветствую такие вещи.

С. Бунтман: А вы знаете, что иногда предупреждают и централизованно. Надписью, что дорога многочисленных проверок, или значок радара, или значок камеры заблаговременно. Это способствует дисциплине, предотвращению. Дело не в том, чтобы наказать, а в том, что нужно предупредить, как мне кажется.

А. Пикуленко: Да. А засады безопасности не способствуют. Потому, что это подлость.

С. Бунтман: Таня нам пишет: «Как живут люди: красота или разруха?».

А. Пикуленко: По-разному. Очень зависит от региона и конкретной семьи, которая живет в том или ином доме. Мы проезжаем и видим, что стоят хорошие, крепкие дома, возле которых хорошие автомобили. А есть развалины покатившиеся, с выцветшими крышами. Все по-разному. В целом, могу сказать, что Россия живет неплохо. Убедился, проехав такой кусок даже по не очень богатым регионам, скажем, таким, как Кировская область. Все равно люди живут нормально. И молодежь, и машины. Были в городе Уржум, и там замечательные люди и сам город хороший.

С. Бунтман: Это город, откуда тот самый мальчик?

А. Пикуленко: Естественно.

С. Бунтман: Какой системой навигации пользуетесь?

А. Пикуленко: Мы пользуемся Яндекс, Google и Navitel.

С. Бунтман: Что удивило в путешествии со знаком «+» и «-»?

А. Пикуленко: Удивило радушие людей, отсутствие больных идиотов, которые нам часто звонят в эфир и ругаются матом. Ни один не пришел и не посмотрел в глаза.

Экипаж Эха на границе с Оренбургской областью

Экипаж Эха на границе с Оренбургской областью

С. Бунтман: Это свойство всех ботов и троллей – не показываться.

А. Пикуленко: Да. Удивил вообще большой интерес к нам. Честно, удивило.

С. Бунтман: Встречали ли по дороге автотуристов?

А. Пикуленко: Встречали. И велотуристов из Германии, и мотоциклистов, только не рассмотрели, откуда они. Были и туристы на специально подготовленном домике Toyota. Видели пробег авантюристов Москва – Владивосток.

С. Бунтман: Да, видел фотографию у вас. Как будет лежать дальнейшая дорога? Как поедете до Самары, оттуда до Саратова? Есть ли уже определенные маршруты.

А. Пикуленко: Пока поедем на Оренбург.

С. Бунтман: Давали нам разные советы, как, например, ехать из Самары в Саратов.

А. Пикуленко: Мы разберемся на месте и решим сами (улыбается). Но всем спасибо.

С. Бунтман: На самом деле, я жду и никак не дождусь, когда присоединюсь к вам в Самаре. Что бы ты мне посоветовал? Надо мне как-то особенно подготовиться или же надо просто прилететь?

А. Пикуленко: Не надо готовиться. У нас и Татьяна Фельгенгауэр прилетела с маленькой сумочкой, и Осин прилетел с небольшой сумочкой спортивной. Так что, у нас тут все есть. Главное – доставить человека, а все остальное прилагается.

С. Бунтман: Что ж, человек «доставится». Мы еще приедем, и Орехъ приедет. Счастливо вам! Берегите себя, машину и получайте удовольствие! До встречи!

А. Пикуленко: До свидания!

Фото: echo.msk.ru
Александр Пикуленко
Александр Пикуленко

Больше статей
write a comment

1 Comment

  1. Mark Podolskiy
    Июнь 10, 08:38 #1 Mark Podolskiy

    центральная площадь Оренбурга… родное место… ну а Сан Саныч… нет слов

Only registered users can comment.