Вторичный рынок, точка отсчета — 1,5 млн. рублей
2 928

Май 26 08:00 2014

Александр Пикуленко: Добрый вечер! Как обычно, вечер субботы мы посвящаем автомобилям. Самые разные темы, но всегда касающиеся нашей жизни на четырех колесах. Иногда даже на двух, но редко. Сейчас поговорим о вторичном рынке, но вторичный рынок такой, что меня удивил. Я задал резонный вопрос: «Зачем?». Представляете, автомобили с вторичного рынка – до полутора миллиона рублей. И от полутора миллиона. В общем, вокруг этой цифры. Понятно, что можно и от 300 тысяч начинать. Но про 300 мы говорили, про 700 говорили, поэтому следующий шаг – полтора миллиона.

У меня в гостях управляющий директор компании Mr. Motors Андрей Струганов. Андрей, добрый вечер.

Андрей Струганов: Добрый вечер.

А. Пикуленко: И Илья Востряков – руководитель отдела продаж той же компании.

Илья Востряков: Добрый вечер.

А. Пикуленко: Те, кто постоянно нас слушают, уже знают, что эта фирма достаточно долго и плотно работает по продажам автомобилей на вторичном рынке, причем охватывая большой спектр. И все-таки, развейте мои сомнения. Я же за полтора миллиона в магазине новую машину могу взять. За мной выстроится очередь из дилеров, будут нежно брать под руку и заглядывать в глаза. А к вам придешь – у вас потрепанное и подержанное, с поломанной судьбой и измученным телом. Как вот так, Андрей?

А. Струганов: А если взять, к примеру, автомобиль от 2 до 3 лет, который новый стоит до 3 миллионов рублей?

А. Пикуленко: То есть, он потерял за 2 года половину цены?

А. Струганов: Отчасти. Есть такие автомобили.

А. Пикуленко: Чем бы вы меня могли соблазнить? Допустим, я пришел, имея полтора миллиона, хочу много и молодую машину.

А. Струганов: Mercedes.

А. Пикуленко: Ну, Mercedes это банально. Какой Mercedes? Кроссовер или седан? А я хочу за полтора миллиона, чтобы она камни выворачивала, по бездорожью лазила.

А. Струганов: Nissan Pathfinder.

А. Пикуленко: С дизельным двигателем?

А. Струганов: Да.

А. Пикуленко: Семь лет?

А. Струганов: Трехлитровый двигатель, двухгодовалый автомобиль.

А. Пикуленко: Да, вот это интересно, и может как-то привлечь. И все-таки, как такие автомобили попадают на вторичный рынок? Вы же работаете с клиентами. Что людей заставляет приехать и отдать двух-, трехлетнюю машину, потеряв половину цены.

А. Струганов: Зачастую это бывает обмен на более серьезный автомобиль, на машину выше классом, громче именем, либо другими характеристиками по комплектации и мощностям.

А. Пикуленко: Я обратил внимание, что ваша компания предлагает много машин именно в этом ценовом диапазоне.

А. Струганов: Да. Это достаточно ходовой такой сегмент машин – 1,2-1,5 миллиона рублей. Выбор есть, и подобрать машину в полтора миллиона можно. Громко сказано будет, но практически любую.

А. Пикуленко: Есть ли там клиент? Платежеспособность нашего клиента на вторичном рынке… Я почему удивляюсь: всегда считается, что клиент вторичного рынка – человек с минимальным запасом по деньгам. Он приходит и просит пятилетний Renault Logan за 100 тысяч, да еще и в кредит. А вы мне говорите, что этот большой ассортимент, который у вас имеется, находит своего потребителя еще и за наличные.

И. Востряков: Зачастую, нет. Автомобили в этой ценовой категории – это автомобили премиум-класса в большинстве случаев. Новый автомобиль премиум-класса за эти деньги купить невозможно. Вот вам и ответ, по сути. Люди, покупающие автомобили на вторичном рынке с небольшим пробегом, могут рассчитывать на премиум-класс в полтора миллиона, и на дороге они себя будут чувствовать хуже, чем человек, который едет на том же X5 за 3,5 миллиона.

А. Пикуленко: Насколько опасно покупать подобные автомобили? При слове BMW X5 я как-то настораживаюсь. Долго вам приходится разбираться с происхождением этого автомобиля? Нет ли на нем «налета» криминальности, черный, затонированный BMW, приезжающий к вам с лицом шире, чем лобовое стекло.

И. Востряков: В данной ценовой категории меньше опаски в том, что этот автомобиль будет нечестным, технически неисправен и так далее. То есть, сегмент рынка до 700 тысяч влечет за собой более экономичное обслуживание, на автомобилях стараются экономить, делать что-то не у официальных дилеров. Машины дороже миллиона покупают все-таки люди, у которых есть деньги, они не экономят.

А. Пикуленко: То есть вам приходят автомобили с хорошей историей?

И. Востряков: Я бы сказал, что да. Именно поэтому зачастую на эти автомобили спрос выше, чем на автомобили до 300 тысяч. И я, кстати, этому удивлен.

А. Струганов: Так как наш основной сегмент, это подобные машины, то мы уже привыкли к тому, чтобы юридически их полностью проверять, осматривать и так далее.

А. Пикуленко: В основном, когда человек приходит с такими деньгами, за этим стоит тогда желание купить внедорожник или большой седан представительского класса.

А. Струганов: Если взять сегодняшний день, в продаже были такие машины как Lexus класса LS, Audi A8 2008-2009 годов выпуска.

А. Пикуленко: Это большие седаны.

А. Струганов: Да. Я думаю, что сегодня седан, завтра – джип.

А. Пикуленко: Кто к вам приходит? В этой ценовой группе москвичи или достаточно обеспеченные люди, которые заработали деньги и в регионах, но приезжают потому, что в регионах подобных автомобилей нет.

А. Струганов: 50 на 50. Половина местных жителей – Москва и область, а половина – все-таки региональный покупатель.

А. Пикуленко: Ближние области или едут издалека? У нас есть вот такое притяжение Москвы. Существует мнение, что в Москве – богатые, чаще меняют машины, денег не считают, продают их дешевле.

А. Струганов: Нет, давайте до 100 километров от Москвы назовем областью.

А. Пикуленко: Да, но с Урала ведь не едут к вам?

А. Струганов: Сегодня был человек, как раз приобретал Audi A8.

А. Пикуленко: Нам пишет Сергей из Тюмени и он интересуется, можете ли вы гарантировать, что машина не была битой?

А. Струганов: Сергей, мы можем гарантировать то, что она не была битой, но не можем гарантировать то, что у нее есть крашеные элементы. Если они есть – мы об этом скажем, но некую гарантию того, что серьезных ДТП не было, можем дать.

А. Пикуленко: Я знаком с тем, как работают профессиональные сервисы по восстановлению автомобилей, когда при восстановлении тог же Lexus применяют три типа деталей. То есть центральную стойку они сваривают из трех типов деталей, причем они из разной стали, и от заводской практически ничем не отличатся. Становится сложно определить. Просто невыгодно восстанавливать машины после серьезной аварии в фирменном стиле. А когда это гаражный сервис – это всегда заметно.

А. Струганов: Для нас это супер, как заметно. Мы знаем куда смотреть.

А. Пикуленко: Спрашивают еще: реально ли взять хороший S-класс за полтора миллиона? Или я пойду за новым седаном попроще.

А. Струганов: Абсолютно реально. Тот же самый 2009 год выпуска. Это будет машина дорестайлинговая?

Mercedes W221И. Востряков: Нет, это будет уже рестайлинговая. Mercedes W221. В полном приводе и в эти деньги автомобиль может быть с пробегом до 100 тысяч.

А. Струганов: Седьмая серия BMW – 2009-2010 года, можно поискать пробег 50 тысяч километров. Те же самые полтора миллиона рублей.

А. Пикуленко: Когда так разговор идет, то понятно, что для многих становится реально получить автомобиль подобного класса с большим запасом прочности и за половину реальной цены.

А. Струганов: А то и за треть. О чем мы и начали.

А. Пикуленко: Пишет мне из Пензы товарищ: «Хочу купить ГАЗон Next. Есть ли они на вторичном рынке?». Вы знаете, их и на первичном пока еще нет. Пока только показали, как концептуальную машину. Хороший, рабочий автомобиль. Ребята не занимаются грузовиками на вторичном рынке, поэтому поговорим пока о легковых автомобилях. Есть еще одна категория машин, за которые люди готовы прийти и заплатить – речь о кабриолетах. У вас они появляются осенью или весной? Что делают умные люди? Продают осенью, когда он надоел за все это лето, или наоборот продают его весной, чтобы быстро и подороже продать?

А. Струганов: Спортивный сегмент и кабриолеты к нам в основном попадают в феврале-марте. Перед летом, перед сезоном.

А. Пикуленко: Все-таки умные люди. И расходятся?

А. Струганов: Май-июнь – 80% успеха продажи подобной машины.

А. Пикуленко: А такие автомобили, как купе спортивные? Его круглый год можно продавать или все-таки это тоже сезонный товар?

А. Струганов: Если это обозвать BMW, то круглый год. Если это обозвать Porsche, то все-таки ближе к сезону.

А. Пикуленко: Что просит современный клиент, когда покупает? Вот он приходит, а вы ему и говорите, что предлагаете Mercedes, но на нем ночное видение немного косит, гаджеты уже почти не работают. Но покупатель говорит, что это же Mercedes все-таки, подумаешь, гаджет в провинции и не нужен. Или все-таки внимательно смотрят, чтобы все функции и опции все работали? Вы мне говорите, что можно купить машину за полцены с потрясающим количеством опций.

И. Востряков: В данном сегменте в большинстве случаев подход второй: должно работать все. То есть не зря человек платит не малые деньги и не зря он хотел бы получить от автомобиля за полтора миллиона максимально качественный и максимально функциональный автомобиль. Иначе, зачем ему это? Он пойдет и купит новый.

А. Струганов: Либо будет искать другой.

Citroen C6А. Пикуленко: Вы в этом сегменте все-таки ограничены какими-то марками. К примеру, взять Citroen C6. Вот приезжает человек и говорит: «Citroen C6, за полтора миллиона, двигатель 3.0, коробка автомат, подвеска, заднее стекло вогнутое. Опции – кожа молодых баварских бычков, простеганная клеточкой.

И. Востряков: Все правильно говорите, такие машины у нас редкость.

А. Пикуленко: То есть вы просто говорите ему, что цена вот этого автомобиля нам немножко не подходит?

А. Струганов: Она приравнивается к бизнес-классу.

И. Востряков: При этом DS5 с небольшим пробегом в самой максимальной комплектации будет в миллионы раз востребованнее.

А. Пикуленко: То есть не пугает нестабильность качества машины. Главное в том, что это машина-стиль или машина-дизайн.

И. Востряков: У любой марки есть востребованные автомобили. Есть марки, которые люди любят и которые им нравятся, потому они готовы закрывать глаза на некие недостатки.

А. Пикуленко: А есть в премиум-сегменте невостребованные машины стоимостью полтора миллиона?

И. Востряков: Например, Maserati продать сложнее, чем Mercedes W221, Lexus Ls или Audi A8.

А. Струганов: Опять же, это спортивная машина.

И. Востряков: Хорошо, пусть это будет Maserati Quattroporte.

А. Пикуленко: Вот, кстати, Maserati Quattroporte или Maserati 3200 GT. Вот его разве можно продать за полтора миллиона?

И. Востряков: Ценитель найдется всегда, но если мы говорим о востребованности, то ждать ценителя и востребованности – это две совершенно несопоставимые вещи.

А. Струганов: Можно взять какой-нибудь Ford Mustang. Есть некий простой такой машины, с тканевым салоном и с мотором 250 лошадиных сил. А есть Ford Mustang, который реально отвечает спортивным требования автомобиля. И если та машина, которая проще, но годом свежее будет стоить ровно столько же, сколько будет стоить «заряженная» версия этой машины, то эта «заряженная» версия продастся в разы быстрее, нежели такая простецкая, но модная и красивая машина.

ford mustang shelby gt500А. Пикуленко: Все-таки на вторичном рынке, также как и на первичном, опережающее потребление присутствует. То есть если на первичном рынке человек иногда залезает в кредит и берет машину классом выше, то здесь происходит то же самое. А много ли в этом сегменте у вас кредитных машин. Что сейчас в банке говорят людям, которые приходят к вам за машиной в полтора миллиона, но подержанной.

А. Струганов: Одобрение подобных автомобилей средний 60-70% получения положительного решения банка по выдаче кредита. Опять же, все зависит от суммы первоначальных взносов и так далее. Если человек приходит приобрести себе S-класс стоимость полтора миллиона рублей, имея наличных средств на Chevrolet Lacetti, то понятно, что банк, скорее всего, не одобрит такую сделку.

А. Пикуленко: Как сейчас банки относятся к кредитованию вторичного рынка?

А. Струганов: Абсолютно адекватно. Как было это и три месяца назад. Немного понизился процент одобрения на автомобили свыше 1,2 миллиона рублей.

А. Пикуленко: Чем объясняют это?

А. Струганов: Непонятно. Видимо страхуются как раз теми некими суммами до миллиона, а ниже – 700 тысяч рублей.

А. Пикуленко: Что сейчас с поступлением автомобилей на вторичном рынке? Не затаились ли владельцы, не ждут ли изменений? Потому что понятно, что новые машины дорожают, может, подождать немного и свою предложить за большие деньги.

А. Струганов: Нет-нет. Мы буквально сегодня с Ильей разговаривали. Знаете, двух-, трехгодовалая машина, все-таки не как вино, и с годами дороже не становится (смеется).

А. Пикуленко: То есть выжидать бессмысленно. Просто человек может думать, что новый Mercedes подорожал на 10%.

И. Востряков: Значит, мой старый Mercedes тоже подорожал на 10% (смеется). Нет, такого нет, и в плане приема автомобилей ничего не меняется, люди, как хотели менять автомобили, так и продолжают сдавать свои и что-то покупать новое. Очень хорошо работает и, кстати, в нашей компании появился, — ломбард. Достаточно неплохая услуга для людей, которым нужны какие-то суммы денег на недолгий срок, поэтому на данном этапе времени выкуп и комиссионная продажа работают неплохо.

А. Пикуленко: А вот ломбард… Собрался я на лето и мне машина не нужна или у меня есть летний кабриолет. Выгодно ли сдать в ломбард машину на сезон? Знаете, раньше в ломбард шубы сдавали летом. Брали деньги, над ними тряслись, чтобы их моль не съела. Как у вас это?

А. Струганов: Как раньше. Слово ломбард людей пугать не должно. Раньше этим пользовались, и это не было чем-то зазорным, чем-то постыдным. Вот у нас похожая система работает. Мы хотим, чтобы это приносило пользу людям, но и, соответственно, некий заработок организаторам.

А. Пикуленко: А так получается, что я к вам приехал, сдал вам кабриолет на зиму, то бишь, заложил. Получил некую сумму денег, а уж вы его там храните, трете ему бока. Или он у вас стоит, покрываясь слоем пыли?

А. Струганов: Нет, у нас очень ответственное хранение.

И. Востряков: Все ломбардные автомобили хранятся на отапливаемых парковка, даже в show-room нашего автосалона. Поэтому за свой автомобиль можно не беспокоиться. Если вы планируете забрать этот автомобиль железобетонно, есть просто люди, которые говорят, что они не уверены, что получится, и хотели бы, что их машина стояла в тепле. И их машина будет в тепле.

А. Пикуленко: Сколько может получить владелец от цены автомобиля? Или это всегда в индивидуальном режиме?

И. Востряков: В ломбарде, скорее, это индивидуально. Каждый автомобиль индивидуален, потому как, если происходит покупка, то есть выкуп, то все-таки все автомобили независимо от комплектаций примерно оцениваются в одном сегменте: год выпуска, пробег, состояние. В ломбарде все-таки немного другое отношение, потому как Mercedes может стоить от трех миллионов и до шести, до десяти, и в ломбарде стараются все эти вещи учитывать для человека.

А. Пикуленко: То есть, это процесс долгих переговоров или человек приходит и просит, чтобы дали то, что дают, потому что деньги нужны.

И. Востряков: Тут уже вопрос в человеке. Вопрос в том, что если человеку нужно 3 миллиона за машину, которая стоит 6, и ее оценили в шесть, но ему не нужно шесть, и он хотел бы взять на этот месяц три миллиона и, соответственно, заплатить небольшой процент за пользование этими деньгами. Подход к каждому автомобилю и к каждому клиенту индивидуален.

А. Пикуленко: Много ли остается автомобилей? Как люди действуют? Все-таки жалко лишится.

А. Струганов: Некоторые, например, привозят сознательно, чтобы машину отчасти продать. Просто они сталкивались с этим и им проще так отдать и получить какие-то более конкретные цифры. А так, давайте оставим два из десяти.

А. Пикуленко: Сейчас многие клиенты мне говорят, что для них важнее всего в продаже вторичных автомобилей репутация продавца, но еще и сумма, которую они получают за автомобиль. Сейчас многие дилеры перешли вам дорогу, поскольку активно начали развивать вторичные продажи. Но до сих пор я слышу от людей, что я все-таки приехал к дилеру, мне там дали меньше. Но, с другой стороны, на рынке всегда есть опасения. Несмотря на то, что вы московские продавцы, вы давно на рынке, у вас минимальное количество скандалов и нареканий, приезжают ли к вам с других городов? Ведь интернет позволяет вам рассказать про себя по всей стране.

А. Струганов: Региональные клиенты приезжают, но в большинстве случаев это все-таки обмен автомобиля. Но предварительная оценка у таких клиентов всегда проходит через официального дилера, но так как наша компания все-таки более гибкая, чем любой официальный дилер, мы можем дать такие же индивидуальные условия любому нашему клиенту.

А. Пикуленко: Я так понимаю, что вам удобнее всего работать с сегментов 1-1,5 миллиона. Я посмотрел, что у вас есть, и большинство машин оказалось именно в таком сегменте.

А. Струганов: Он у нас очень привычный.

А. Пикуленко: Несмотря на то, что у вас, очень неожиданно для меня, есть и антикварная техника. Это очень специфическая стезя.

А. Струганов: Есть бюджетные, есть достаточно дорогие машины, но рынок нам диктует вот что-то такое.

А. Пикуленко: Официальный дилер все время может расширяться. Он строит новые дилерские центры, он берет другие марки. Насколько может расширяться продавец подержанных автомобилей, по вашему опыту?

И. Востряков: На данном этапе у нас открылся новый филиал на Варшавском шоссе – Mr. Motors на Варшавке. Плюс у нас сейчас в процессе развитие на нашем сайте, скажем так, продажа франшизы. Мы хотели бы работать с регионами, у нас есть большой опыт ведения бизнеса автомобилей с пробегом, нам есть чему научить.

А. Пикуленко: У вас есть некая матрица, по которой вы можете поставить дело где угодно?

А. Струганов: Да, она небольшая, но достаточно практичная и надежная. К разговору о расширении: можно расшириться так, что это все не охватить. И потом начать потихоньку сдуваться, а нужно ли? Лучше быть стоя в полный рост, но имея какие-то не самые большие ресурсы.

А. Пикуленко: Степень расширения по Москве, я так понимаю, сейчас начинает диктоваться степенью доступности вашей услуги?

А. Струганов: Да.

А. Пикуленко: Не всегда к вам приедешь, что называется. С севера на юг – это целая экспедиция, особенно сейчас в рабочие дни. Поэтому волей-неволей вы должны как-то расширяться кустовым методом.

И. Востряков: Мы работаем над этим, и скажу, что в ближайшее время у нас появится офис нашего автосалона Mr. Motors ближе к центру. Это будет Кутузовский проспект. По крайней мере, поэтому какое-то количество автомобилей будет находиться там, а все остальное мы сможем продемонстрировать с помощью интернета.

А. Пикуленко: Чем ближе к центру, тем более изысканный ассортимент, я так понимаю.

А. Струганов: К этому мы готовы (смеется).

А. Пикуленко: Мне нравятся люди из Пензы, они очень недоверчивые. Пишут нам: «Скажите честно, пробеги скручиваете? Если ответите нет, то я улыбнусь».

И. Востряков: Тогда улыбайтесь (смеется).

А. Пикуленко: Есть твердое мнение, что 90% машин на вторичном рынке – это машины со скрученным пробегом.

А. Струганов: Нет. Если мы говорим о сегменте в полтора миллиона, то уж доверяйте, что они не на 90, а на 30% только могут быть. Все остальные – более-менее честные, потому что и деньги, сами понимаете, такие маленькие.

А. Пикуленко: В принципе, на этих машинах скручивают уже до вас. Как говорили герои фильма: «Все уже украдено до нас». К вам она приходит вся наполированная и намытая.

А. Струганов: Опять же, надо смотреть на состояние автомобиля. Иногда люди привозят машину с пробегом 30 тысяч, а выглядит она – на все 130. А иногда привозят с пробегом 100 тысяч, но выглядит на 30. Все зависит от владельца, от потребителя.

А. Пикуленко: Мы с вами уже говорили, есть ли лист ожидания на машины. А вот на машины в этом сегменте есть ли такой лист ожидания ваших постоянных клиентов?

А. Струганов: Наши постоянные клиенты в качестве листа ожидания используют наш сайт. Наш сайт постоянно мониторят.

А. Пикуленко: То есть, любой автомобиль, который только появляется, вы выставляете на сайт или сначала звоните клиенту, который просил?

А. Струганов: Нашим постоянным клиентам мы прозванием в течение часа-двух, а фотографии и рекламу размещаем в течение 4-5 часов.

А. Пикуленко: Как быстро продаются автомобили в этом сегменте? В среднем как: две недели, два месяца?

И. Востряков: Если автомобиль появляется у нас в автосалоне в пятницу, то к следующим выходным его уже нет.

А. Струганов: Отчасти, да. Две недели.

И. Востряков: Да, возьмем две недели. Очень-очень востребованный сегмент.

Chevrolet Caprice ClassicА. Пикуленко: Раньше вторичный рынок был объемистый. Везли все: и праворульные японцы, и подержанные американцы, и машины из Голландии, Франции и откуда только не везли. Сейчас я стал обращать внимание, что на улице поток становится более уравновешенным. То, чем торгуют официальные дилеры, с мелкими вкраплениями серого дилерства, которое всегда будет. Я не скажу, что это плохо, это люди, которые удовлетворяют нескромные желания. А что происходит у вас? Вымываются ли? Вот скажем, раньше Chevrolet Caprice Classic было очень много на вторичном рынке. Сейчас приходят машины дилерские или в этом сегменте происходит завоз из Европы, Америки?

А. Струганов: Нет, очень редко встречаем пригнанные американские машины, так сказать, без пробега по России. Более часто вместо Америки появляются корейские машины. Kia и все такие марки. Сегодня мы как раз обсуждали Kia Sorento, 2014 года выпуска.

А. Пикуленко: Это большой кроссовер, очень неплох. С дизельным двигателем даже многим не уступит.

И. Востряков: В комплектации, которая дилеру даже и не снилась.

А. Струганов: И в нашу тему: полтора миллиона рублей. Можно купить свежепригнанную машину, абсолютно новую. Очень богатый выбор.

А. Пикуленко: Сергей из Тюмени нам пишет: «А на заказ пригнать что-то можете?». Что, Сереж, прямо в Тюмень гнать будем или все-таки вы за ней в Москву приедете? Тогда вам это обойдется больше, чем в полтора миллиона рублей.

И. Востряков: Мы привозом автомобилей на занимается. Это не наш заработок.

А. Пикуленко: Когда наш вторичный рынок дойдет до уровня цивилизации? Вот такой, что исчезнет вот этот базар на перекрестке, продуваемом всеми ветрами, с машинами, около которых стоят странные люди и рассказывают, что это замечательный автомобиль, хотя даже на глаз видно, что он не совсем такой.

А. Струганов: К 2030 году должны перейти.

И. Востряков: Кстати, на злобу дня, буквально сегодня нам привезли автомобиль. Просили помочь, нужно продать Skoda Yeti, очень востребованный автомобиль. Так вот я сам занимался всем, и эта машина не прошла криминальную проверку. Пришлось объяснить людям, что я этот автомобиль продать не смогу. Оказалось, что машину покупали с рук, а до этого она была сильно битая, была заменена чашка, и был некорректно вварен VIN-номер. Такой автомобиль мы продать не сможем. После этого мне человек сказал, что не знает, что с ней делать, но машину на улице никогда больше не купит.

А. Струганов: Мы ему помочь тоже не смогли.

А. Пикуленко: С другой стороны, ведь вы тоже не даете гарантию, что я, купив у вас машину, не попаду в какую-нибудь неприятность?

И. Востряков: От подобной машины, конечно, есть гарантии.

А. Пикуленко: Это понятно. А если вот от залоговой машины?

И. Востряков: Мы можем гарантировать, что автомобиль не будет залоговым.

А. Струганов: По бланкам они пробиваются. Есть возможность.

А. Пикуленко: По таможне сейчас тоже есть возможность. Машина, неправильно прошедшая процедуру.

А. Струганов: Да, уже есть информация. Если она есть, то она есть. Опять же, сейчас ввезенные автомобили можно очень легко пробить, а по машине, которую ввезли восемь лет назад, могут быть вопросы, но мы боремся за безопасность наших клиентов, за то, что они приобрели, и стараемся по максимуму их обезопасить.

А. Пикуленко: А вот такие машины, которые приходят к нам с прибалтийских рынков, они до вас доходят?

А. Струганов: Сейчас уже нет. Это то, что оседает по подъездам и по дворам, и начинает перепродаваться. И тут расчет идет на регионального потребителя. Как говорится, дешево – хорошо не бывает. Если что-то купить с рук, не у владельца, купить что-то пригнанное у перекупщика, можно ее купить половинчатую.

А. Пикуленко: В истории со Skoda Yeti вам удалось это определить своими силами или вы использовали опыт профессионалов?

А. Струганов: Я сразу дал оценку, что у него по левой стороне было ДТП.

И. Востряков: Предварительно автомобиль смотрят. Мы сказали человеку, что нам нужно время, и эксперты-криминалисты в течение двадцати минут дали запрет на разрешение продажи этого автомобиля в нашем автосалоне. Образно говоря, поставили крест на этом автомобиле для продажи его нами. Поэтому вот так. Что будет делать человек с этой машиной? Я предложил ему ездить на ней до конца.

А. Струганов: Либо это закончится продажей где-нибудь во дворе.

А. Пикуленко: Да, или какой-то девочке-блондинке, которая хочет покататься.

И. Востряков: Я не думаю, что этот человек будет продавать ее сам. Скорее всего, он прибегнет к услугам вот этих уличных ребят.

А. Струганов: Но эту машину будет сложно поставить на учет.

А. Пикуленко: Сейчас все-таки появились какие-то изменения в постановке автомобилей на учет в том, что касается вторичного рынка?

И. Востряков: Рассмотрим вопрос на ситуации со Skoda Yeti. Она не криминальная, она была битая, у нее другая чашка, но VIN‑код от этой машины. Если человек-собственник этой SkodaYeti не проведет по ней криминалистическую экспертизу в ГАИ и у него не будет на руках документа о том, что экспертиза проведена и никаких изменений нет, что есть это действительно ее VIN, тогда он может попробовать этот автомобиль продать и человек сможет поставить ее на учет.

А. Струганов: Возьмем, к примеру, машину Mitsubishi Pajero 2000 года выпуска. Гнила рама на машине, коррозировал VIN-номер.

А. Пикуленко: Да, это всегда была проблема.

А. Струганов: То есть, если сейчас привезти подобную машину в ГАИ со вклейками, которые вам сделали пять лет назад, то гарантия 60%, что вам ее не поставят на учет. Снять с учета машину, получается, уже нельзя. Вы ее можете продавать, но она будет за вами закреплена.

И. Востряков: Как я и сказал ранее, что вы останетесь ее собственником до конца ее дней.

А. Пикуленко: Получается очень интересная ситуация. Сейчас закон нам позволяет встретиться просто во дворе, написать две бумажки, забрать деньги, отдать ключи, и человек уже сам еде в ГАИ и мучается дальше. И вот уже приезжая туда сталкивается с такой проблемой.

А. Струганов: Ничего он больше не сделает.

А. Пикуленко: То есть сейчас подобные варианты, несмотря на соблазн упрощения жизни, они могут привести к большим неприятностям.

А. Струганов: Еще большим, чем могли раньше привести. Если сейчас попытаться проверить ее через ГАИ, пока она на учете – с ней все хорошо. Но когда человек приедет ставить на учет и если там будут какие-то повреждения идентификационных номеров, то человеку откажут в регистрации и он еще собственником не является.

А. Пикуленко: И этот еще не собственник, и тот уже не собственник, потому что деньги получил.

А. Струганов: Это сразу судебное дело и по суду там ничего особо не добьешься. Поэтому очень важно все это проверять, узнавать.

А. Пикуленко: Сейчас к вам приходят машины с номерами, и вы у клиента ее уже выкупаете?

А. Струганов: Да.

А. Пикуленко: То есть, нет такого, что клиент снял с учета, вам отдал. Машина стоит у вас с номерами, числится за прежним владельцем. Прежний владелец перестает спать спокойно.

А. Струганов: Почему?

А. Пикуленко: Ураган, землетрясение, обрушилось здание, пожар. Злобные продавцы катаются за пивом с девчонками на моем любимом автомобиле.

И. Востряков: У нас в агентском договоре очень четко прописан договор хранения. Я думаю, что мы бы не позволили себе относиться к автомобилю, пока он принадлежит клиенту, каким-то таким способом.

А. Струганов: Да, после продажи новый владелец может, пока доедет, до места регистрации, «собрать» несколько камер с превышением, с нарушением, и эти штрафы придут прежнему собственнику. Прежний собственник на основании договора купли-продажи, который мы ему даем, и ксерокопию ПТС нового владельца, может это спокойно отнести в любое ГИБДД и попросить переслать эти штрафы уже новому владельцу.

А. Пикуленко: Замечательно. Нам снова пишут и люди не могут понять: «Разве продажу не разрешили без снятия с учета?».

А. Струганов: Оно ровно так и есть.

А. Пикуленко: То, что мы вам рассказываем, это как раз то, с чем могут столкнуться люди, даже вполне добропорядочные, как вот нам рассказал Илья о том, что происходит. Поэтому лучше не рисковать и все-таки автомобили реализовывать через уполномоченные салоны.

А. Струганов: Достаточно проверенные места. Я не думаю, что огражденные сеткой площадки возле станций метро могут вам что-то гарантировать.

А. Пикуленко: Вы страхуете автомобиль, когда забираете его?

А. Струганов: Нет.

А. Пикуленко: Он стоит только у вас под охраной?

А. Струганов: По сути, он стоит неподвижно. И с ним… А что с ним может произойти?

А. Пикуленко: В общем-то, да, но у меня вот есть чувство неспокойствия.

А. Струганов: Если говорить о материальной ответственности, то мы несем все риски. Опять же, у нас есть достаточно мощная гибкость в этом плане. Если с ним что-то случилось и вам это не понравилось или мы не нашли какого-то общего решения этой проблемы, то мы просто у вас его купим.

А. Пикуленко: Вот если я приехал к вам. Отдал вам автомобиль, все хорошо, и вдруг вы понимаете, что этот автомобиль никак не продается. Скажем, какой-то не ходовой он. Что тогда происходит? Начинаете со мной связываться и говорить, чтобы я обратно его забирал или снижали цену?

MaybachА. Струганов: Если мы принимаем машину на продажу, грубо берем шаг в две недели. По истечении двух недель будем обсуждать. Либо уценять, либо, бывает так, что машина не продается, потому что есть два скола на капоте, и людям все нравится, но две точки на капоте… Пусть он будет покрашен, но не будет этих косметических недостатков. Эти все вещи обсуждаются. Либо человек привозит машину, и через две недели мы не поймем, почему он не продается, а он набирает и говорит: «Ребята, я забыл сказать, что у меня еще есть летние колеса к нему, очень красивые. Они к этой машине идут так, как будто она с ними рождена. Давайте я их привези, вы их поставите, и, может, проблема в этом была». Моменты бывают разные, мы это обсуждаем и всегда приходим к общему знаменателю.

А. Пикуленко: Кто для вас приоритетнее? Те, кто вам привез автомобиль или те, кто у вас его купил?

А. Струганов: Для нас оба этих клиента очень важны, но в приоритете пусть это будет продавец.

А. Пикуленко: Все-таки продавец. На вторичном рынке важнее продавец.

А. Струганов: Для нас – да. Для большинства же, — это покупатель. Чем больше покупателей, тем лучше. А вот для нас все-таки важен продавец, это наши постоянные клиенты, которые от нас никуда не уходят.

А. Пикуленко: Есть очень дорогие машины. Скажем, Maybach. Его можно купить за полтора миллиона?

А. Струганов: За два можно купить.

А. Пикуленко: За два? Maybach? Ну, об этом мы поговорим в следующий раз.

Александр Пикуленко
Александр Пикуленко

Больше статей
write a comment

0 Comments

No Comments Yet!

You can be the one to start a conversation.

Only registered users can comment.