30 улиц Москвы станут односторонними
1 501

30 улиц Москвы станут односторонними
Май 24 21:00 2014

Сергей Асланян: Александр, здравствуйте.

Александр: Здравствуйте, Сергей. Два года назад для семьи купили себе Skoda Superb 1.8, автомат. В общем, машиной довольны, но у нас сейчас произошло расширение семьи, у нас уже трое детей и я вот думаю. Насколько ее хватает? Я слышал, она за два года 35 тысяч пробежала, вы за турбины что-то говорили…

С. Асланян: У вас именно автомат или DSG?

Александр: У меня автомат.

С. Асланян: Замечательно. В таком случае, у вас одной головной болью меньше и вообще-то Superb – это настолько большая, серьезная машина, что вы как-то, что называется, привыкли к ее размерам. Возьмите у друзей Daewoo Matiz, чтобы покататься всей семьей, а потом обратно в Superb. И выяснится, что у вас трехкомнатная малогабаритная квартира на колесах и там помещается пятеро детей, восемь колясок, две собаки и четыре пачки памперсов.

Александр: Все верно. Но по надежности, именно как агрегата… Все-таки я слышал, что рекомендуете Volvo или Mercedes.

С. Асланян: Ой, нет. Дело не в этом. Не то, чтобы рекомендуют, просто люди, так или иначе. Знаете, у кого жена блондинка, и поэтому все блондинки молодцы. У кого-то цыганка и понятно, что без этого просто не прожить. Представляете себе человека, который купил Mercedes и говорит: «Я – идиот». Или скажет: «У меня Logan и я самый умный из вас». Это нормально, потому что человек ценит то, чем обладает и, естественно, этот момент значимости для него важен. Апеллировать чужому мнению бесполезно, потому что один счастлив Mercedes, другой – BMW, третий – Volvo, а четвертый – Superb. У вас самый правильный вариант. Потому что вы на эти деньги получили машину в полтора раза больше любой другой. И 35 тысяч. Представьте себе, Александр, что вы сейчас возьмете и продадите эту машину. Вы обременяете себя необходимостью полтора, а на самом деле, два миллиона на что-то подобное, а потом думаете, что вот, это не для нас. Вы кому-то сделаете подарок, и вам никто не поверит, что за два года 35 тысяч. Скажут, что спидометр скрученный и начнут снижать цену – это два. И три – вы сходили к владычице морской раз, сходили два, а потом что? А потом все.

Александр: А потом корыто, да.

С. Асланян: Сейчас ведь что происходит на рынке? Почти никто не покупает, поэтому цены растут. Вот то, что вы захотите купить сегодня, вы осенью возьмете со скидкой в процентов 15-20. Под конец года, если вы вдруг вздумаете поменять машину, дилер будет умываться слезами восторга по повода вашего визита в дилерский центр. И скидка будет уже весомая, и еще шепнут на ушко, что это только для вас и никому не говорите, но еще специально для вас 5, 10, 15, 20, 25, 30, 40, 50% — продано! Не торопитесь. У вас замечательная машина, у вас с ней нет никаких проблем и тем более у вас такой щадящий режим эксплуатации.

Александр: В общем-то, да.

С. Асланян: Эти двигатели выхаживают 35 тысяч. Даже отмечены такие случаи. 50 тысяч выхаживают. И даже есть такие, кто отбегал 55 тысяч. А у вас, знаете, дети успеют вырасти прежде, чем вы разменяете 50 тысяч на этой машине.

Александр: Хорошо, спасибо.

С. Асланян: Не переживайте и сосредоточьтесь на главном – замечательная семья, трое детей. Это же сказка. Машина она есть уже и этот вопрос у вас решен.

Павел: Здравствуйте. Хотел с вами посоветоваться. У меня Chevrolet Cruze 2010 года.

С. Асланян: Сколько пробежал?

Павел: 105 тысяч.

С. Асланян: Ух ты. А мотор какой?

Павел: 1.8, механика.

С. Асланян: Замечательный мотор.

Павел: И машина замечательная, но вот дилеры официальные. Общался, когда на гарантии машина была, после гарантии от них ушел, но вот просто на 105-ти тысячах поменял у них ремень ГРМ, два ролика. Там на 150-ти положено, но решил пораньше поменять, потому что сами знаете, какие у нас условия. Но есть другой вопрос. До этого я подъехал к ним, дозаправил кондиционер, они сделали опрессовку, но недели через 2-3 он у меня опять перестал работать. И вот я поехал менять ремень ГРМ, и они опять посмотрели кондиционер, потому что он не работает. Ну, дали заключение, что клапан пропускает на низкой стороне и нужна замена клапана. Клапана не было на складе, и я уехал, проехал 23 километра, доехал до дома и у меня заклинил компрессор кондиционера. Ну, сами знаете запах.

С. Асланян: Дальше начинается полный атас…

Павел: Я приезжаю в сервис, покупаю клапан, они мне его ставят. Заправляют кондиционер, вакуумируют его и кондиционер не запускается. Они ставят диагноз: сгорела катушка муфты привода.

Я говорю: «Как она могла сгореть?». Потому, что если бы она сгорела, то не было бы последствий после того, как заклинил кондиционер, потом начинает вращаться ремень и горит катушка . При мне пошли, провели, и действительно кондиционер заклинил. Я пообщался с техническим директором, и они мне предложили менять за свой счет. Я говорю: «Вы же сделали работу, взяли с меня деньги за диагностику кондиционера. Это случайность, это так могло произойти». Я сказал, что буду писать куда надо, а мне ответили, мол, пишите куда хотите. Я написал сейчас в GM. Они сказали, что отношения не имеют, они коммерсанты. Дальше хочу написать письмо непосредственно дилеру, и дальше уже суд или прокуратура.

С. Асланян: Павел, если вы хотите найти правду в нашей стране, то вы должны уже сразу иметь юридическую поддержку, потому что представьте себе тот же самый GM. У него в год отзывных компаний – три миллиона машин, пять миллионов. Многие из них перед тем, как попасть под отзыв, даже что-то написали. Для того, чтобы иметь возможность ответить каждому на письмо, нужно создавать отдел писем. Не бывает такого. Это только в советское время при Брежневе в газетах были отделы писем…

Павел: Я прошу прощения, что перебиваю, но расскажу, как работает все это. Сначала была девушка Евгения, потом меня перевели к девушке Надежде. Вы сами понимаете, что девушки не сильно компетентны.

С. Асланян: Надежда вам подарила надежду или обманула?

Павел: Она подарила, но обманула (смеется). Потому что потом меня передали девушке Марии, и Мария уже в устной форме.

С. Асланян: Павел, вы пошли по рукам у девушек.

Павел: (смеется) Можно сказать, что так.

С. Асланян: Без удовлетворения. Причем обоюдного. Девушки не любили вас, а вы не любили девушек, и продолжали двигаться по этому порочному кругу.

Павел: Да-да-да. Может, они и получили удовлетворения от общения со мной, но я, по крайней мере, нет. Мне в устной форме сказали, что ответ будет отрицательным и сегодня это уже подтвердилось. Потому что они не имеют никакого отношения к автомобилям Chevrolet, Opel и что они там еще производят…

С. Асланян: Да, машины падают с Луны. Мы знаем, мы проходили это.

Павел: Да-да. Я сейчас напишу письмо на дилера, директору.

С. Асланян: Павел, зайдите на мой сайт. Я вам дам координаты Антона Недзвецкого.

Павел: Да, я поэтому и звоню.

С. Асланян: Потому что без Антона Недзвецкого бороться с ними бесполезно. А здесь вы уже сразу получаете крейсер «Аврора» в кармане, с помощью которого можете бить по их обороне. Их оборона – глубоко эшелонированная. Они меня в гробу видали, вас видали и вашу машину в гробу видали. Но Антошу они видали, знаете ли, лицо в лицо. И это страшное зрелище.

Павел: Просто я еще хотел сказать, что являюсь владельцем уникального автомобиля Daewoo Nexia 14 лет. 415 тысяч пробег. Компрессор кондиционера менял, правда, да. И по двигателю менял только маслосъемные колпачки. Машина заводится, везет из точки А в точку Б. Единственная проблема, это, наверное, двери.

С. Асланян: Ржавые?

Павел: По низу – да. Там так получается, потому что когда делают предпродажную подготовку, они мовилят и там есть такие отверстия внизу для стока воды, они забиваются. И плюс есть закрытые резиной ребрышки – жабры. К ним резинка просто приклеивается и получается, что влаге некуда деваться, она не проходит.

С. Асланян: Не обольщайтесь, Павел. Наши с вами машины ржавеют по другой причине: они сделаны из отходов пивного производства, из баночек.

Павел: Только хотел сказать. В свое время хорошо делали.

С. Асланян: Отлично делали.

Павел: Но после этого ничего не делали. Есть 2008 года машина, там уже все течет. Потому что там уже металл другой.

С. Асланян: У вас вечная Nexia, у меня вечный Daewoo Matiz.

Павел: Я знаю, я слышал, что вы его все время хвалите.

С. Асланян: Да. И он тоже не ломается. А вот все последующие машины, где-то года с 2007, уже делаются кое-как. Самое главное, что у них завод сделан по такому же принципу, по которому и построен наш АвтоВАЗ. Локализованное производство и никаких обновлений ни в коем случае, потому что любое обновление – это затраты. И в этой связи машина все хуже, хуже и хуже. И скоро их вообще нельзя будет покупать.

Сергей: Здравствуйте. Я бы хотел вернуться назад к ГИБДД. Вы очень сильно сказали, меня прям это зацепило. Вы верите вообще в то, что в нашей стране эта система когда-нибудь изменится и все-таки это начнет работать?

С. Асланян: Здравствуйте. Вы ставите вопрос немного по-другому. Верю ли я, что она когда-нибудь начнет? Я верю в то, что это возможно. Я не верю, что при нынешней ситуации ГАИ станет другая. Она не станет, потому что ей задачи ставим не мы с вами, Сергей. Ни я, ни вы. Ей задачи ставят сверху.

И задача ГАИ на сегодняшний день только одна – обеспечивать беспрепятственный проезд VIP-персон.

И нет никакой ответственности ни перед кем из нас. Ни в чем. Ни в одном жесте, ни в одном действии, ни в одной мысли, ни в одном решении. А верю ли я в то, что это может измениться? Да, конечно, это может измениться. Система, когда у нас такая централизация и вертикаль, вот там наверху бровкой так дрыг-дрыг, бумажечкой так хвать-хвать и ручечкой по ней так шарк-шарк. И вы не представляете, как может сильно измениться наша страна. Она меняется одной подписью.

Сергей: Если честно, нет. Потому что та пресловутая реформа господина Медведева была похожа на тот самый росчерк пера, на то движение бровками, но результаты этой системы…

С. Асланян: Она же не содержала ничего, кроме смены вывески. Если на дурдоме написать конюшня, это же не значит, что они все на ипподроме будут побеждать. Ни в коем случае. И то, что делал Медведев – развлекался, согревая место. У него, видимо, получилось это неплохо. С таким же успехом и КПД он может работать в инкубаторском курятнике и высиживать птенцов, действительно, навык у него великолепный. Во всем остальном он недееспособен. И если говорить о реформах, то реформа начинается даже не с изучения опыта, а с постановки цели, задач и установки контроля.

У нас в стране мы с вами ничего не контролируем. Ни в какой действии, ни в каком движении. Американский шериф – выборная должность, но у нас выбора не получится никогда, потому что заранее 146% гарантированы любому шерифу, но у нас ведь нет ни одного гражданского института. У нас заканчивается свободная пресса, у нас с вами нет независимого суда, у нас с вами нет абсолютно никаких обязательств у власти перед населением. С любого конца можно начинать. Чем хороша ситуация милиционерами? Они люди в погонах и подчиняются приказам. Если приказ им спустят сверху, они будут его исполнять.

Вопрос ведь в том, что полицейская система у нас где-то со времен Александра II не сильно менялась. Так, чуть-чуть нюансы, немного – форма, и вопросы жалования решены иначе. В целом, система цели и задач не изменилась. Имперские и народ тот самый, который ничего не может, ничего не должен и не имеет ни на что права.

Ситуация меняется и посмотрите, ведь была маленькая, гордая, независимая и никому нафиг не нужная на планете Земля страна под названием Грузия, в которой все – воры, полиция – взяточники и все – негодяи. Стереотип вот такой. И вот эти блистательные грузины показали всему миру, что они великолепные и умные люди, потому что Михаил Саакашвили – это Петр I в истории Грузии. Что он сделал с полицией? Полиция получила в рейтинге доверия второе место после православной церкви. Где на постсоветском пространстве кто-то доверяет полицейским так, как в Грузии во времена Саакашвили? Что там со взятками?

Сергей: Наверное, ни одной республики назвать нельзя.

С. Асланян: Да. Он же показал пример. Казалось бы, все друг друга убедили, вы друг друга убедили в том, что грузины не могут быть никак и ни в чем реформированы, и что это не подлежит изменению. Подлежит. Волей кого? Одного человека сверху. Все, полиция стала другая. Все государственные институты стали другие. Грузия стала другая. Сейчас Грузия опять возвращается к своему прежнему состоянию, она будет обычной советской республикой, средненькой и заштатной, грустной, с людьми, у которых хороший характер и большие жизненные неудачи впереди.

А во времена Саакашвили полиция взяток не брала. А ГАИ там не было. Была полиция патрульная и полиция следственная. Это калька с американцев. И еще инструкторы из Израиля. По поводу израильской полиции мы часто слышим о том, что там есть коррупционные скандалы, как там инспектор берет взятку? А израильтяне это кто? Это вот эти вот евреи, которые ушлые и такие мздоимцы, всю жизнь троячок прилипает к рукам? Это вот они? Они сделали свое государство сами. Смогли? Смогли. Полиция взятки берет? Нет. Армия?

Сергей: По поводу израильской службы безопасности и израильской полиции, это, наверное, уже канонический разговор, потому что на самом деле я считаю, что то, что делается в Израиле – эталон той службы безопасности, той самой безопасности и концепции безопасности, которая должна существовать в любом государстве.

С. Асланян: Сергей, а мы же помним с вами, что евреи – это такие ничтожные людишки, вороватые, слабенькие, и если им стукнуть по носу, то они сразу бегут жаловаться или откупаться взятками.

Сергей: Это советский такой стереотип.

С. Асланян: Да, это ярлычок такой. Евреи – интеллектуальные, но физически не состоятельные. Кто там против армии и обороны Израиля? Кто там на ЦАХАЛ выпендрился? 120 миллионов арабов? И где они? Чем кончилась шестидневная война? Ой, мама родная. Где они все? Пять миллионов евреев против 120-ти миллионов арабов. Чем все закончилось – по сию пору сидят и тихо поскуливают. Могут только из-за угла нагадить. А вот так вот, чтобы лицо в лицо, уже страшно. Уже духа не хватает. Это кто сделал? Вот эти никчемные, слабые, забитые евреи? Они сделали свое государство. Армия — №1 в мире.

Тем более, когда Америка простила Ливии убийство своего посла, нет никакой Америки. Все, кончилась, сдулась. После того, как убивают посла, а в ответ на то, чтобы туда прилетела знаменитая армада, про которую мы в Голливуде смотрим по телевизору с утра до ночи. Они говорят: «Извините, мы вам пришлем свежего посла»? Все, остался только Израиль. Попробуйте тронуть израильтянина. Попробуйте тронуть посла израильского. Вот никто не рискует. Сколько лет существует государство Израиль? 47-й год. С нуля сделали и сделали так, как считали нужным.

Есть страны, которые мы тоже с вами наблюдали. Например, все великие страны Африки: Зимбабве. Чудовищная страна. Она сделана по принципу чего? По принципу Англии. То есть взяли все институты, проверенные временем. Двухпалатный парламент, взяли прецедентное юридическое право, всю кальку с законодательства Британии. Что получили? Жуть получили. Мозгов не хватило. Что сделали евреи? Сделали государство. Что сделали грузины? Сделали страну, которой можно гордиться.

Сергей: Наверное, тут стоит вспомнить о том, что народ Израиля был очень сильно репрессирован во время Великой отечественной войны, испытал жуткий геноцид.

С. Асланян: Они не выжили, Сергей. Те, кто испытал на себе жуткий геноцид – они даже завещание написать не успели. И их опыт не пригодился в строительстве государства.

Сергей: Тем не менее, память-то об этих событиях осталась. Она же, наверное, как-то довлеет над народом.

С. Асланян: А мы помним что-нибудь по Великой отечественной войне? А мы знаем, сколько наших погибло?

Сергей: Мы уже об этом забыли.

С. Асланян: Вот об этом и речь.

Сергей: Раздачей георгиевских ленточек на дорогах страны память не вернешь.

С. Асланян: Я сделал фотографию, где георгиевская ленточка на собачьем ошейнике у овчарки. Я себе не позволяю георгиевскую ленточку, потому что я знаю, что это наградной знак. Я знаю его смысловую нагрузку. У меня дома нет георгиевской ленточки. Я на себя ее не вешаю. Я ее не заслужил. А вот собака заслужила.

Сергей: Может, медалист какой-нибудь, чемпион выставок.

Овчарка с георгиевской лентойС. Асланян: Нет. Знаете, для того, чтобы получить георгиевскую ленту, нужно не на выставки. В другом месте и другие поступки. В том числе, и для собаки. Мы не хотим помнить свою историю, мы любим новости в завтрашнем дне о том, как мы наконец-то Китаю шикарно продали свой газ на 30 лет вперед по цене, которую мы вам не скажем. Но, поверьте, мы не сырьевой придаток Китая, нет, мы супердержава. Конечно, верим безоговорочно.

А еще Китаю в 2002 году лично товарищ Путин подарил 337 квадратных километров нашей земли, за которую не он дрался и не он кровь проливал. Остров Тарабаров и половинку Большого Уссурийского, где у нас укрепрайон был. У нас там больше нет укрепрайона, а остров Тарабаров, это тот самый, над которым была глиссада с хабаровского аэродрома. И теперь для того, чтобы мы взлетели – гражданские самолеты и истребители – мы должны у Китая спрашивать разрешение: «Простите, а можно наши бомбардировщики на пике пойдут? Нам очень надо».

Мы делаем такие вещи и, конечно, понимаем, что находимся в тупике, при котором ГИБДД ни в коем случае не реформируется. У него задачи другие. И мы видим пример других стран, которые занимаются строительством несколько иного государства. И имеющий определенные пороки Израиль и Грузия, которая сейчас, к сожалению, сама себя обвела и уничтожила. Тем не менее, смогли построить совершенно фантастические отношения между людьми и правоохранительными органами. Они смогли отладить систему, в которой не берут взятки. Они смогли сделать ситуацию на дорогах, при которой водитель не подлежит уничтожению сам и не считает нужным уничтожить другого.

А еще нет медсправок. Вот, представьте себе, в Грузии нет медицинской справки. И, кстати, в Украине тоже нет медицинской справки. Вот почему-то украинцы смогли прожить без техосмотра. Даже при уроде Януковиче, который, очень жаль, что не висит на березе. Он был бы достойным украшением. Вот новогоднюю елку принято – шариками, а березы принято – Януковичами. Но временно не получилось. И при всем при том, на Украине техосмотра нет. Медсправки – нет.

Сергей: И я вам даже больше скажу: есть замечательный правый поворот.

С. Асланян: За время паузы на новости где-то потерялся мой тезка – Сережа. По итогам вчерашнего эфира он спрашивает: «На какую аудиторию была нацелена эта передача»? Сереж, на нас с вами. Помните, когда на этой же самой волне, мы еще были Финам FM? Вот с тех самых пор мы умные. Мы толковые. Мы все это понимаем, и бизнес-сообщество черпает, в том числе, часть знаний из таких вот подобных подсказок, которые иногда звучат в автомобильных программах.

Андрей: Добрый вечер, Сергей. Как бороться нам с заклятым другом всех москальских автомобилистов, которому, я надеюсь, придется гореть в аду, и очередь из кочегаров будет к нему нескончаемая. Речь идет о Ликсутове таком известном господине.

С. Асланян: Здравствуйте. Слышал о нем. Ни разу не видел, правда, но слышал.

Андрей: В понедельник объявили, что одним из этапов расширения зоны платных парковок будет объявление 29-ти улиц односторонних, дополнительно. Я полагаю, что процедура будет такая: они закольцуют движение по этим улицам, расчистят прилегающие к бордюрам площадки, возьмут ведро краски.

С. Асланян: Желтой.

Андрей: Как Ликсутов сказал: «Я могу нарубить бабла. Дайте мне ведро краски, а лучше – бочку, и я вам его в больших количествах принесу». Тем не менее, Собянин говорит, что доход от платных парковок в бюджете минимален. То есть это вообще было устроено только по глубоким просьбам москвичей, которые сами шли с челобитными и просили сделать платные парковки. И вот они взяли тонну краски и теперь косят, выдавая, как вы говорите, непонятные квитанции.

С. Асланян: Да, они до сих пор не являются фискальным документом. Они просто являются справкой, свидетельствующей о том, что мы расстались с деньгами.

Андрей: Так вот и говорят, что все это делается по предложениям жильцов, которые сами дают адреса и просят сделать вот здесь вот парковку. Я вот живу на Тишинке, у меня живой пример перед глазами по поводу одностороннего движения. Там у нас сейчас тоже хотят перекроить улицу Красина. На 1 апреля три года назад сделали. Ну, коллапс. Тишинка стояла, Большая грузинская, Васильевская, Брестский… Все это стало из-за того, что они не разрешили с Тишинки выезжать на Садовое кольцо.

Теперь улица Красина превратилась в большую автостоянку, потому что там есть ресторанчики и прочие такие заведения, куда приезжают солидные машины, и им нужно стоять. Вот, видимо, по просьбе трудящихся всех этих, которые отдыхают в этих ресторанах, и сделана улица Красина. Теперь они хотят идти дальше и душить, хотя вот я даже распечатал: «По заявлениям властей платная парковка не должна появляться в жилых районах». А где у нас в Москве нежилые районы?

Они ссылаются на заграничный опыт. Я ездил и в Париж, и в Барселону, Мадрид, Рим, так там сначала построили парковки. Пожалуйста, хочешь приехать в центр – паркуйся там, но если есть свободное место, то ты становишься на него. И время платности ограничивается с 9 до 20 часов, исключая выходные дни. А у нас в качестве позволения удавку накинули и сейчас ослабили, поскольку хотят сделать эксперимент в воскресенье и праздничные дни. В субботу – нет. В субботу там ездят. И вот только воскресенья и по праздникам. Все говорят, что легче стало. Но это же бред.

Почему столько времени они устраивают беспредел? Наверняка прокуратуру засыпали заявлениями, но никакой реакции. Об этом нигде не говорится. Ведерки иногда высыпают, но этого же мало. Как вот поднять мировое сообщество, я имею в виду, в масштабах Москвы хотя бы.

С. Асланян: Вы ошибаетесь только в отношении прокуратуры. В нее не приходят жалобы. Потому что, таких как вы, как я, как Сан Саныч Пикуленко – нас трое. Еще есть четвертый.

Андрей: Есть-есть. У меня соседка из дома напротив вчера понесла бумагу муниципальным депутатам, чтобы не трогали нашу Тишинку.

С. Асланян: И что?

Андрей: Они говорят, что это по предложениям муниципальных депутатов. Бред какой-то. Ссылаются на пожелания трудящихся.

С. Асланян: Естественно. Они всегда так делают. Если вы помните, у нас трудящиеся в свое время при советской власти умоляли поднять стоимость проезда в троллейбусе и трамвае до пяти копеек. У нас трамвай был – три, троллейбус – четыре, а ветераны сгрудились и сказали, что нам неохота своими старческими руками в кошельках ковыряться и искать мелочь, а проще пятачком расплачиваться. Так уж и быть, сделали. Уважили. Поэтому у нас «трудящимся» если надо, они всегда опережают, они с веревкой и мылом приходят туда, куда скажут, но жалоб практически нет. Жалобы единичные.

Андрей: Сергей, а как тогда с этим произволом и Ликсутовым бороться?

С. Асланян: Как бороться?

Андрей: Откуда они взяли этот эксперимент. На нас гадят, и говорят, что это «экскременты». Но в этом-то они правы.

С. Асланян: Мы же терпим. Мы же не украинцы, которые могут взять и выковырять пару булыжников из мостовой. Мы же не Латинская Америка, где в свое время был прецедент в одном приятном государстве. Когда приехали местные чиновники и сказали крестьянам, что дорога будет платная. Крестьяне отреагировали совершенно нормально. Они просто взяли и всех повесили. Тогда пришли войска к крестьянам, а крестьяне тут же ушли в партизанский отряд и при помощи автоматов Калашникова держали оборону полгода.

Андрей: Я думаю, что у нас новая Рига не выйдет, потому что ее сейчас отремонтируют и сделают платной.

С. Асланян: У нас есть масса разобщающих моментов – раз. Во-вторых, все всего боятся, а в-третьих, никто никуда не жалуется. От того, что ваша соседка – молодец…

Андрей: Мы соберемся, я думаю. Буйные и энергичные.

С. Асланян: Мы начнем с того, что каждый из нас напишет по письму. Не одно коллективное. Так оно получит один входящий номер и сто подписей под ним теряются в одном входящем. А когда 100 разных писем, тогда на 100 нужно отвечать. И после того, как их становится пять тысяч, с ним приходится что-то делать. А вот, если вы в курсе, когда у нас был свой собственный Майдан и вышли люди против присоединения Крыма, то по официальной статистке было порядка трех тысяч человек. А по неофициальной – двести тысяч. И ОМОН пришел для того, чтобы все увезти в автозаке, а потом понял, что это не получится. Автозаков не хватит.

И как сказал один командир ОМОНа, когда вас пять человек – мы вас бьем, когда 15 – сажаем в автозак, когда вас 30 – мы тащим вас в суд, когда вас тысяча – мы аккуратно оттесняем, когда вас 100 тысяч – мы вас охраняем, а когда вас миллион – мы идем вместе с вами.

Андрей: Сергей, но нас поддушивают. Аккуратно, тихонько, немножко душат. Сначала эксперимент в районе Кремлевской мили, потом Бульварное, Садовое, теперь «Трешечка» и дальше, дальше и дальше.

С. Асланян: А вы в курсе, что у нас скоро будут выборы дармоедов в парламент?

Андрей: Да уже идут там.

С. Асланян: Уже, уже идут, в том числе.

Андрей: Дурацкие эти лозунги «Москва без пробок». Где они это взяли?

С. Асланян: Вы своего депутата уже аккуратно зажали на встрече с избирателями и вытрясли из него обещания, что он клятвенно перед всем народом божиться, что будет бороться против Ликсутова? Пусть в письменном виде это сделает. Для того, чтобы нас кто-то услышал, мы должны быть людьми, точку зрения которых невозможно не принять во внимание. Вариант экстремальный, как в Киеве, мы пока не рассматриваем. Вариант экстремальный, как в Китае, мы пока тоже не рассматриваем. Вариант, как в Латинской Америке, когда всех перевешали и, тем не менее, выиграли у государства, которое отказалось делать дорогу платной, мы пока не рассматриваем. Мы идем по пути, как в концлагере. Если вы недовольны, что вас сжигают в печи №8, напишите Гауляйтеру письмо, он рассмотрит.

Андрей: А какая организация у нас вообще вводит все эти платные парковки?

С. Асланян: У нас нет ни одной организации, потому что исходит это из департамента транспорта, где ссылаются на ГАИ, на организаторов пространства, и между семи нянек можно бегать с бумажкой, как собака с палочкой, зажатой в зубах, потому что вам будут говорить, что «это не к нам, а в соседнюю дверь». Там нет ответственного. Вы их не найдете. Поэтому другой должен быть заход – именно через прокуратуру. В этом отношении все правильно.

Андрей: Жаловаться на департамент транспорта?

С. Асланян: Конечно. В том числе и на Ликсутова лично, как на человека, ставящего подпись под этими документами. И на товарища Собянина, которого я лично не выбирал и не собираюсь выбирать. И у нас, кстати, теперь есть муниципальные депутаты. Вот они скоро будут переизбираться, вот эти уроды попрут в столичный парламент, часть из них будет переизбрана на 28-й срок пожизненный, потому что я эти лица в телевизоре наблюдаю со времен Лужкова. И они, крадучись по ЖЭКам и клубам, иногда все-таки пытаются аккуратно повстречаться с дедушками и бабушками. Вот только вместо дедушек и бабушек нужно прийти нам с вами. До понедельника!

  Article "tagged" as:
  Категории:
Сергей Асланян
Сергей Асланян

Сергей Асланян - автоэксперт

Больше статей
write a comment

0 Comments

No Comments Yet!

You can be the one to start a conversation.

Only registered users can comment.