Страна без автопрома
1 664

Страна без автопрома
Март 03 19:30 2017

Послесловием ко вчерашнему разговору по поводу навсегда ушедшего от нас завода ЗИЛ, прозвучал вопрос: «Страну без своего современного автопрома можно назвать передовой»?

Для нас это действительно очень важный вопрос, потому что мы привыкли к тому, что живем в империи. У нас огромная страна, индустриализация всего, чего только можно, от собственного двора и заканчивая национальными окраинами. Для нас привычно наличие автопрома, для нас болезненны его неуспехи, для нас трагично разорение и закрытие автомобильных заводов.

Мы для себя отвечаем однозначно — да, автопром нужен, он должен быть современным. И можно ли назвать страну без современного автопрома — передовой? Это неоднозначный разговор. Ведь при наличии иностранных сборочных производств у нас достаточно передовой автомобильный кластер по выпуску комплектующих для них.

Но ведь мы понимаем истину, мы знаем, что у нас в автопроме умерло абсолютно все. Но по имперской инерции не признаем этого факта и сами перед собой этот вопрос не ставим, потому что в действительности ответ прозвучит для нас совсем неприглядно. А ответ такой: страна вообще без какого бы то ни было автопрома может считаться передовой.

Есть несколько тому примеров, вызывающих зависть.

Первое — это, конечно, Норвегия, там автомобильной промышленности нет. В Норвегии вообще тяжело с какой бы то ни было промышленностью. Норвегия, как страна, получившая автономию в 1905 году, строилась довольно тяжко и в общем-то это сырьевая страна, занимающаяся в первую очередь добычей газа, нефти. И если у нее есть какая-то минимальная индустриализация, так она связана с тем, чтобы создавать свою добывающую промышленность и поддерживать ее собственным оборудованием.

Норвежцы строят флот, нефтедобывающие платформы, делают это, наверно, лучше всех и все, что они производят так или иначе связано с этим сырьевым сектором. Помимо этого у Норвежцев есть энергетика, в основном она основывается на гидроэлектростанциях, там запрещено строительство ядерных электростанций и ни в каком виде нет автомобильной промышленности.

Некое транспортное машиностроение у них существует. В Норвегии делают полноприводный турбодизельный мотоцикл. Некоторое количество маленьких фирм, производящих удивительные технические чудеса, там существует. Поскольку страна развитая, богатая, с запредельно высоким уровнем жизни, куда стремятся приехать все, кому не лень, начиная от изможденных войной арабов и других людей в поисках длинной колбасы, а также длинного доллара и заканчивая всеми остальными, кому просто интересно.

В Норвегии нет автомобильной промышленности. Норвегия после этого какая страна?

Страна, в которой мечтают жить все, несмотря на их суровый климат, потому что экономическая, социальная составляющая, тот уровень жизни, который норвежцам гарантирован, он вызывает зависть и непонимание у остальных.

Посмотрите сколько сходства!

Ведь мы — сырьевой придаток Китая, Норвегия — сырьевой придаток Европы.

При этом, как мы распорядились своей сырьевой ситуацией? А как норвежцы? Они диктуют собственную политику, играют в свои собственные игры и они определяют правила.

Мы этого сделать не можем, мы находимся в статусе сырьевого придатка, которому Китай назначает цену, а мы эту цену барреля засекречиваем, потому что стыдно признаться перед всем миром, как мы продешевили. Причем продешевили в веках, потому что контракты с Китаем мы прописываем на десятилетия вперед и главный вопрос — зачем мы это делаем — тем более непригляден. Мы делаем это, чтобы некоторой группе лиц уже сегодня было что есть. Для экономики нашей страны это абсолютный провал, но мы так делаем.

Норвегия делает по-другому. Норвегия — страна передовая.

Какая еще есть страна, в которой умерла вся автомобильная промышленность? Есть такая страна, которая в отличие от Норвегии позволила себе автопром, стартовала вместе со всеми в ногу, начав производство автомобилей одновременно с остальными государствами Европы — это Швейцария.

В Швейцарии в общей сложности за ее короткую индустриальную эпоху было 52 автомобильные фирмы.

На сегодняшний день осталось небольшое производство, занимающееся автомобильной спецтехникой для армии. Швейцарская армия — это серьезно, это непроверяемый бриллиант посреди Европы.

Швейцарцы пользуются и географической выгодой своего положения, а также они понимают, что население должно быть в тренинге и в этом отношении они чуть уступают Израилю, но все, кто может носить, держать и применять оружие в Швейцарии, этим занимаются. Для них это высшая доблесть, попасть на курсы, пройти переподготовку, при том, что она серьезная. Если танковый полигон, то это танковые стрельбы, а не как у нас тактические учения на карте за письменным столом. Это когда

банкиры из-под дивана достают свою форму, пристегивают магазин к своему М16 или FN, выходят на боевые позиции, получают патроны, потом идут в атаку и подбивают танки.

Швейцарцы очень любят этот момент, для них это элемент карьерного роста, когда, например, клерк 638 уровня может оказаться вторым номером пулеметного расчета с президентом корпорации. И это потом очень положительно сказывается на его благополучии в дальнейшем, поскольку когда бок о бок с шефом ты кладешь мишени одну за другой, а потом условного противника побеждаешь в контратаке штыковым ударом, на тебя смотрят другими глазами.

Женева 2014. Piccard-PictetВ Швейцарии были фирмы разного уровня. Например, блистательный Piccard-Pictet, вошедший в историю как Pic-Pic, машина имевшая практически такой же уровень, как Bentley. Bentley остался в веках, Piccard-Pictet — нет. Были грузовики Saurer, при чем они существовали какое-то количество лет, войдя в историю, а потом еще некоторое количество десятилетий барахтаясь в союзе с другими корпорациями.

В итоге, что на сегодняшний день у Швейцарии? Богатейшая автомобильная история, похороны абсолютно всех производителей и никакого страдания государства. Представляете себе, когда в швейцарских кантонах ставится на повестку дня местными депутатами вопрос: «У нас погибает национальный производитель. Мы — Швейцария, мы не можем без автопрома… Да можем мы прекрасно без автопрома».

На уровне правительства тоже не ставился вопрос. У нас погибает очередная национальная гордость — ну, и пускай погибает. Погибает она по объективным причинам своего нормального или ненормального экономического существования. Стала не нужной вот и закрылась. Осталось то, что нужно: часы, ножи, сыры — в этом и есть Швейцария.

Швейцария — страна все-таки не сырьевая, там вообще ничего нет. Единственное, что может быть из ресурсов, это лес, из которого можно сделать две доски и один спичечный коробок. Остальное швейцарцы добывают собственным умом и их банковская сфера, защищенная международными договорами, очень неплохое обеспечение дальнейшего будущего.

Saurer-Diesel_truck_-_GSJ_154_at_Ardingly_2011При этом швейцарская и норвежская армии существуют. Норвежская входит в блок НАТО, на них есть серьезное ассигнования, у них есть автомобильный транспорт и они нормально пользуются чужеродной техникой, чтобы быть готовыми к отражению любой агрессии извне.

У норвежцев до недавнего времени было очень много Land Rover, потом они пересели на Hummer и у них много Gelandewagen. Их совершенно не смущает, что этот разномастный парк подразумевает и некоторые неприятности с ремонтом, тяготы технического обслуживания и на поле боя вообще непонятно от кого отвинтить запчасть. Да трудно, но на сегодняшний день обе армии готовы к бою.

Ни для Норвегии, ни для Швейцарии не является унизительным отсутствие какой бы то ни было автомобильной промышленности.

Помимо этого не своя автомобильная промышленность, а сборочная, существует в других странах, где тоже национальная гордость тихонечко, как флаг, приспущена и по этому поводу людям не приходится страдать и публично призывать всех к возрождению, поддержке или к ассигнованиям на создание или удержание автопрома на плаву.

Что происходит в Словакии? В Словакии очень много приличной техники производится, концерн KIA-Hyundai окопался там всерьез и надолго и делает хорошие автомобили, в том числе, на которых ездим мы с вами. Сами словаки переживают от того, что они, оставшись один на один без Чехии с внешним миром, лишились самостоятельных брендов? Абсолютно нет.

Что происходит в Португалии? В Португалии собирают автомобили все, кому не лень, то же самое, как и в Испании. В Испании есть национальный производитель SEAT, с которым непонятно, что делать, но очень много техники, которая в том числе и к нам поставлялась, концерном PSA, она была как раз производства Испании. У испанцев тоже по этому поводу нет абсолютно никаких страданий, у них так сложилось, пусть так оно и будет.

Бельгийцы вошли в мировую историю со своим автопромом? Да, у них были свои бренды, свои имена. На сегодняшний день Бельгия — это промышленная площадка посреди Европы, где тоже свои автомобили делают все, кому не лень.

Что произошло с венграми? Венгры поменяли ориентацию от социализма к капитализму, у них остался национальный производитель Ikarus, все остальное производство поумирало. На сегодняшний день группа Volkswagen там делает тоже огромное количество своих автомобилей, которые поставляются и к нам.

Венгры в этой связи страдают, что у них национальная гордость как-то ущемлена из-за того, что они не могут похвастаться друг перед другом наличием легкового автомобиля у подъезда венгерского бренда? Нет, их это не смущает.

Что произошло с ГДР? Помните, как Германская Демократическая Республика расставалась со своими иконами Wartburg и Trabant. На сегодня эти машины являются предметом увеселения, коллекционирования и пробегов ретро- и мотостарины, наравне с парадами сексуальных меньшинств. Вызывают у кого-то ностальгию, у кого-то умиление, у кого-то трезвую оценку и воспоминания о том, как же невыносимо было за рулем Trabant и каким чудовищем был Wartburg. На сегодняшний день, это лишь отголоски той страны, в которой тоже у кого-то была своя сладкая жизнь.Wartburg 311 1963

ГДР, став Федеративной Республикой Германии, может себе позволить тихую ностальгию за кружкой пива, но ни в коем случае не готова к возрождению автомобильных «икон». У них не идет национальная волна самоопределения в том ключе, что мы часть Германии, у которой была собственная автономная история, поэтому мы хотим часть этой истории реанимировать, давайте возродим Trabant или Wartburg. Wartburg никому не нужен. Если кто-то сделает Wartburg, то у него рыночная перспектива равна нулю, так же как Trabant.

Некоторое количество дедушек, достав свои партийные билеты коммунистической партии Германии охотно прокатятся на более новой машине, чем та, которую они помнят, на этом все. Поэтому рыночных перспектив у возрождения подобного уровня нет.

Немцы после этого в мировой табели о рангах как-то пошатнулись? Нет, величие страны не зависит от того, есть у нее автопром или нет. Швейцария — это великая страна, Норвегия — великая страна, Германия — тоже, у них у всех абсолютно разная полностью своя ситуация по автомобильной промышленности.

Автомобильная промышленность в некоторых удивительных метастазах случалась и по разным закоулкам Африки. В ЮАР автопром есть по сию пору. Что-нибудь доброе по этому поводу звучит? А ЮАР, имеющая в том числе производство BMW, Mercedes, пикапов Ford, одно время даже приходивших в нашу страну. ЮАР насколько передовая страна?

Спрыгнув с дерева и весело помахивая хвостами, местный пролетариат может гордиться, поедая очередной банан, тем, что только что он привернул новенькую, свеженькую, импортированную из Германии гайку к современнейшему автомобилю BMW. После этого страна делает скачок и мы с вами смотрим на ЮАР с завистью?

Знаете, автомобильная промышленность есть в Судане. Судан после этого как не был на игровом столе всемирной геополитики серьезной фигурой, так и не предстал в этой роли. Но в Судане есть автомобильная промышленность.

В Эфиопии есть национальный производитель автомобилей. Вы Эфиопию на карте найдете сразу?

В Аргентине автомобильная промышленность есть. Аргентина из мирового кризиса не вылезает никогда. В странах, где сиеста занимает половину рабочего дня, перспектива равна нулю. Испания в этой связи тоже страдает… И Аргентина со своей сиестой никак не может выбраться на уровень осмысленного промышленного производства.

В Аргентине всегда кризис, всегда сиеста и есть огромное количество производителей, которые выпускают вполне приличную технику. Там есть Volkswagen, Ford, GM, а рядышком Бразилия. Там тоже отголоски португальского владычества, немножечко другой язык, все та же сиеста, иной взгляд на корриду и огромное количество автомобильного производства, в том числе с автокефальными производителями, которые выпускают транспортные средства только под свой собственный рынок.

К нам практически это не прилетает, хотя Volkswagen Gol продавалась у нас 3 года, у нее было два двигателя 1.0 либо 1.8, но они по сию пору иногда выплывают. Продавались через официальную дилерскую сеть. В Бразилии пользовалась популярностью, бразильцы делают эти автомобили. Бразилия, как была недоразвитой страной, так ею и осталась, как Аргентина. Но у них автомобильная промышленность титульная, ей тоже гордятся, как и мы с вами.

Поэтому, отвечая на вопрос: можно ли страну назвать передовой, как-то увязывая это с наличием и состоянием автомобильной промышленности — нет.

Передовая страна — это та, в которой людям хорошо живется. А им хорошо живется там, где не только по статистике, но и по факту высокий уровень жизни. В Норвегии нет автомобильной промышленности — высочайший уровень жизни, передовейшая страна с удивительными технологиями по абсолютно любому поводу.

Мы с вами в этой связи мягко говоря рассматриваемся несколько не в том свете, в котором привыкли на себя смотреть даже через кривое зеркало. У нас автомобильной промышленности нашей национальной не осталось. Государство поддерживает некоторое количество производства, просто потому что мы верим в престиж. И пока у нас есть автомобильное производство, мы из себя что-то представляем. Как только закроется последний автомобильный завод, мы будем искренне страдать, мы к этому не привыкли.

Хотя, ЗИЛ закрылся, ГАЗ прекратил легковое производство, АЗЛК не существует, в Ижевске чудом возрождена LADA, но отечественное производство тоже стремится к нулю. И мы все-таки уповаем на то, что ездим на иномарках, этим процессом тоже надо управлять. Но рано или поздно замена произойдет. Наши национальные производители иссякнут и мы будем, как Испания или Португалия, производить чужое.

При этом будем ли мы передовой страной? Не факт.


Сергей Асланян
Сергей Асланян

Сергей Асланян - автоэксперт, Главный редактор AMSRUS

Больше статей
Напишите комментарий

8 комментариев

  1. Sergey Lobachev
    Март 03, 21:44 #1 Sergey Lobachev

    Норвегии и другим странам Европы нет может острой необходимости иметь свой автопром, они покупают качественные автомобили по реальным ценам…. что имеем мы в Роисии ни того ни другого…. вот в этом вся разница…. средний житель страны покупает авто в кредит… переплачивая уже за пошлину государства так и проценты…..

    • Сергей Асланян
      Март 04, 07:04 Сергей Асланян

      В Норвегии пошлина на автомобили составляет 203% (двести три процента). Автомобили качественные, но цены нереальные.

    • Sergey Lobachev
      Март 04, 07:52 Sergey Lobachev

      И сколько по вашему там стоит киа Рио. Допустим Ее там продают

    • Ivo Ammondt
      Март 05, 10:50 Ivo Ammondt

      Норвежцы поэтому ездят на старых машинах. Да все европейцы, у которых я бывал, ездят на старых автомобилях и содержат их в отличном состоянии. BMW x6 и прочий ломучий хлам, мне кажется, делают для понтовых азиатов. Мне кажется.

  2. Igor Duginov
    Март 04, 04:02 #2 Igor Duginov

    Можно. Например Швейцария

  3. Sergey Derevyanko
    Март 04, 10:40 #3 Sergey Derevyanko

    Наиболее развитый автопром в Японии и Германии, в остальных передовых странах производящих авто, «ассортимент» сильно сократился, это Италия, Франция, Швеция и др. В США автопром периодически спасают прямыми большими инвестициями, и не только в производство, но и страховую систему, банки, кредитующие не только производство, но и потребителя. История с GM… А Детройт., гордость США..? В Германии тоже похожая программа есть, но там она постоянна, в отличие от нас, где ее включают периодически, как капельницу. Сейчас России надо успеть перестроиться, технологии идут новые и не только производственно, денежно-кредитную сферу тоже надо перестроить, технологически, здесь все более-менее, а вот проценты…, они должны быть как в Германии. Твердая валюта нужна Своя, а не чужая.. И внятная программа развития промышленности на будущее, хотя бы вначале на пять лет, которую надо принять в статусе закона. Похожий опыт в ВПК уже есть…

  4. Nikolay Vorobev
    Март 04, 12:07 #4 Nikolay Vorobev

    если бы отсутствовал только свой автопром — или можно, или нельзя, в зависимости от всего остального. которая не обеспечивает себя необходимым — можно сказать, что она в глубокой жпе 🙂

  5. васич
    Март 20, 21:29 #5 васич

    Умер создатель автомобиля «Нива»
    Вчера на 76-м году жизни скончался Петр Михайлович Прусов, создатель легендарной ВАЗ-2121 «Нива», которая сегодня называется Lada 4х4
    Пусть земля будет пухом великому человеку, создателю великого автомобиля.

Только зарегистрированные пользователи могут комментировать.