Эксплуатация дорог это и есть ущерб
925

Эксплуатация дорог это и есть ущерб
Август 18 09:42 2016

В Америке нет Министерства образования. Но и у них неплохое образование, особенно высшее. Люди со всего мира едут туда учиться, чтобы получить американский диплом.

В Америке нет аналога Росавтодора. В Америке неплохие дороги и народ там довольно осмысленно ездит, а Голливуд регулярно снимает фильмы о том, как по этим дорогам можно здорово прохватить.

У нас есть Министерство образования. У нас есть Росавтодор. У нас даже Министерство культуры есть, немножко совмещенное по ряду функций с прачечной. И вот

до тех пор, пока у нас есть в его нынешнем виде Росавтодор, у нас не будет дорог.

Мы знаем, что нам по плечу перекрыть Енисей, мы можем полететь в космос, мы даже авианосцы научились делать, мы в принципе трубопроводы кладем сквозь непогоду и природные ландшафты, дороги мы не можем сделать. Ни при какой власти, никогда мы не можем сделать дороги.

Железную один раз построили при царе с тех пор все. Причем нашей дорожной отрасли уже официально более 250 лет. Если поехать по окраинам Московской области там до сих пор торчат щиты юбилейные как же много столетий нас сопровождает отечественная дорожная отрасль, а также медаль такая отчеканена и на груди некоторых деятелей она существует.

При этом абсолютно не важно кто руководитель Росавтодора. Эти люди меняются, они всегда какие-то неизвестные из неоткуда, они не из дорожной отрасли это не имеет ни малейшего значения, потому что структура в своем воплощении настолько сильна, что она может все в отличии от своего начальника. У нас несколько таких структур, где что не меняй наверху абсолютно не меняется внизу ничего.

У нас вот, например, министр был блистательный совершенно дважды победивший в своем собственном кабинете коррупцию Нургалиев. Пинком в зад вылетел, на его место пришел Колокольцев. Что-нибудь изменилось? Нет. У нас была удивительная совершенно полиция, переименованная недавно из милиции. Какие изменения, где? У нас перестали в околотках забивать детей насмерть? Нет. У нас перестали насиловать чужих жен по околоткам? Нет. У нас начали угнанные машины находить? Нет, ничего не изменилось. Ни-че-го.

У нас пан спортсмен новый. У нас что-нибудь в спорте изменилось? Ничего не изменилось. Но у нас же великий грандиозный сейчас фантастический пан спортсмен! А мельдоний все тот же. Из поколения в поколение ничего не меняется.

Роман Старовойт Росавтодор1Кто-нибудь помнит, как звали предыдущего начальника Росавтодора? Кто-нибудь помнит, что он был Чебунин? Да никто не помнит, плевать на него. А кто-нибудь вообще вспомнить через несколько лет фамилию Старовойт? Никто не вспомнит. Он что-нибудь определяет? Нет. Но он недавно предстал перед прессой и предстал, давая интервью с традиционным списком заклинаний, я сильно подозреваю, что в Росавтодоре перед кабинетом начальника или где-нибудь перед глазами его, а может быть даже на столе вырезано три главных заклинания:

дороги у нас хорошие, воровства нет, плохие водители.

Вот эти три постулата они кочуют по всем интервью всех начальников Росавтодора каждого года. То же самое говорил Чебунин, сейчас об этом сказал Старовойт, до Чебунина еще говорил кто-то, фамилию которого тоже никто не помнит.

Любой начальник Росавтодора всегда говорит эти заклинания, он сидит в этом своем кресле он него ничего не меняется, единственное что конечно происходит это общая тенденция к ухудшению, которая реализуется по околоткам и ответственности нашей страны в самом чудовищном виде.

И нынешний начальник Росавтодора он дал понять, что да действительно пока существует его Росавтодор, ничего не будет в нашей стране. Рассказывая прессе о том, как выглядят блестяще дела он сообщил, что конечно нужно строить новые дороги и

мы не такая великая империя, как Китай, мы не можем себе позволить 10 тысяч километров в год, поэтому в нашей стране имея недостаточность в миллион километров, будем строить по 500 километров в год.

То есть нам не хватает для того, чтобы экономика ожила, действовала, существовала и в этой стране стало наконец-то возможно жить везде, а не только в Москве, нам не хватает миллиона километров, мы их не построим никогда и по 500 километров в год Росавтодор готов, но не эта главная задача все-таки нужно поддержать в нынешнем надлежащем состоянии ту часть федеральных трасс, которые есть, а никто не знает сколько их есть.

Росреестр в свое время высчитал недоимку на балансе Росавтодора не числится 361 тысяча километров дорог. Ну, нет их. Поэтому, когда Росавтодор говорит о том, что они до надлежащего состояния к 2018 году доведут качества асфальта на тех дорогах, которые у них есть, не знают о каком километраже идет речь. Но сколько-то чего-то у них есть, деньги у них есть, причем избыточные, потому что их фонды не оскудели и вот это неизвестное количество километров будет покрыто каким-то там, где-то асфальтом, а после этого мы может быть приступим к строительству остальных дорог.

Причем есть даже транспортная доктрина вот как именно будет происходить привязка тех территорий, которые не имеют выхода на большую землю. У нас порядка 40 тысяч населенных пунктов находится в этом положении, когда на большую землю не ведет ничего. И Росавтодор высказал идею, что они начнут привязку с тех участков, где не больше 5 километров асфальта не хватает, то есть если от деревни 5 километров до большой земли мы это заасфальтируем. 261 год на эту задачу.

То есть на нашем веку мы понимаем, что дорог не будет в принципе.

И при этом у нас есть до сих пор федеральные грунтовые дороги. У нас официально 2 федеральные грунтовые дороги, на самом деле гораздо больше. Причем нынешний министр нынешний руководитель Росавтодора заявляет о том, что он починит все те дороги, которые у него есть и приступит к строительству новых, никак не замахивается на федеральную дорогу от Петрозаводска до Петербурга. Представляете, какая это даль. Представляете, какая это окраина вселенной от Петрозаводска до Санкт-Петербурга грунтовая федеральная трасса. Никто с ней ничего поделать не может и в принципе это не входит в планы, а трасса Лена она тоже у нас грунтовая.

Более того, мы планируем построить на Чукотке новую дорогу протяженностью 1800 км грунтовую. То есть мы продолжаем эту деятельность, которую почему-то хватает совести называть строительством грунтовой трассы на Чукотке.

30 лет у нас отведено на то, чтобы за 150 миллиардов построить 1800 км грунтовой дороги. Она там знаете, вообще-то и так есть, на оленях вот именно по этой самой федеральной трассе уже ездят и не нужно закапывать 150 миллиардов рублей в никуда.

Не миллионов, а миллиардов.

В никуда.

Не надо.

Там и без этого олени уже в принципе нормально функционируют.

И нынешний руководитель Росавтодора анализируя ситуацию сказал, что мы идем опережающими планами, что мы на 20% опережаем план, то есть у нас остается чисто советская доктрина, мы план то перевыполнили, у нас же пятилетку за три года, мы передовики соцсоревнования, нам пожалуйста красный вымпел в уголок. Дорог нет и не будет, а федеральные трассы мы продолжим строить грунтовые, но потому что знаете деньги у нас есть и мы передовики соцсоревнования и на 20% быстрее мы освоили те деньги, которые у нас есть, но только поймите денег у нас нет, об этом мы сказать в прямую не можем.

Роман Старовойт РосавтодорИ рассказывая прессе о том, как можно сэкономить на дорожном строительстве, нынешний руководитель Росавтодора сказал, что вот, например, на селе можно строить гадко, криво, плохо, потому что селяне и без нас сдохнут, он это сказал в более лояльной форме, он сказал, что до 40% стоимости от сметы можно заменить подмены технологий, нужно просто преступить к регенерации.

Что такое регенерация? Это когда вместо старого асфальта кладут старый асфальт. Он даже подробно объяснять не стал, как это делается: перемалывается полотно существующей дороги, добавляется цемент, уплотняется, сверху заливается новое полотно.

В классике мы должны были снять асфальтобетон, вынуть старое основание, привезти новый песок, бетон, щебень положить и заасфальтировать, вот этого делать мы не будем.

Это официальное заявление Росавтодора средствам массовой информации. Это дает ему возможность сэкономить Росавтодору 40% сметы, потому что вместо ГОСТа, который презирается нашими строительствами теперь уже на уровне руководителя Росавтодора, мы позволим себе обходную технологию, когда мы не будем ничего менять, ведь ГОСТ не зря предусматривает вынуть старое основание, нужно дорыться до той геоподосновы, которая у вас в плане лежит в виде бумаги на письменном столе, вот до нее нужно докопаться и заменить абсолютно все слои дороги. Нет, мы этого делать не будем. Не везде, а там, где это возможно.

А где это возможно? В частности, он указывает — на селе. То есть на себе абы что абы как, при том, что там то асфальта нет даже и старое переделывать не получится. Но вот так мы и сэкономим. У нас при этом деньги есть, но мы все равно сэкономим.

До 40% представляете какое чудовищное надувательство сейчас уже официально идет на уровне Росавтодора. Это ведь у нас так строят, это же не проект, это же не намерение, это наша повседневность, росавтодоровская и здесь даже не играет роль какова личность руководителя, потому что там было всегда, там было во все времена и на ГОСТ было наплевать.

И когда не так давно я общался с представителем одной очень интересной химико-технологической компанией, он сказал, что у нас много разработок у них огромное количество продуктов, очень интересные октаноподнимающие присадки к бензину, очень интересные химикаты, которые позволяют топливу быть чище, лучше и качественней, в том числе они разработали несколько интересных «боевых» химикатов для асфальта для того, чтобы переходы через ноль не портили дорожное полотно, позволяя держать температуру верхнего предела, нижнего предела они приходили с ним в Росавтодор.

Как вы думаете, чем это кончилось? Поскольку они заходили естественно не как жалобщики с улицы из серии «позолотите ручку» может быть вы вам даже дадим откат, но примите нас ради Бога, а они заходили сверху оттуда откуда их нельзя было не принять, то с ними разговор был приватный честный им сказали: «Слушайте, понимаете, ремонт выгоднее строительства. Вот если мы начнем класть ваш асфальт с вашей добавкой, то у нас же дороги портиться не будут». Вот представьте себе, мы построим где-то там дорогу это же там непонятно где, а вот здесь, например, в Москве у нас инфраструктура создана, зачем нам ремонто-строительное управление ДРСУ куда-то передвигать вслед за дорогой.

Вот у нас самое важное, чтобы здесь возле ворот ДРСУ была дырка каждый год, чтобы мы не напряжено, спокойно ее асфальтировали и списывали любое количество средств, поскольку невозможно проконтролировать сколько было щебня, сколько было песка. Знаете, мы привезли 25 КАМАЗов песка, по нормативу 1, а у нас дождем смыло. Дожди помните какие были в Москве. Вот все и смыло. Поэтому мы привезли 25, кто может проконтролировать. Никто и никогда. И это гораздо выгоднее, чем строительство дороги, которая прослужить долгие годы.

И Росавтодор об этом знает, Росавтодор именно по этому принципу и существует, прекрасно понимая, что 500 км в год да мы конечно построим, в том числе федеральный грунтовых трас со сметой 150 миллиардов.

И когда в нынешнем интервью руководителя Росавтодора в очередной раз спросил о чудовищной дороговизне километра дорог в нашей стране он сказал, что это вранье и его предшественник говорил, что это вранье и предшественник предшественника говорил, что это вранье, что у нас дороги дешевые в Америке дороже, там в долларах строят, а в Швейцарии так там в евро строят. И да, мы не лидеры, но у нас дешево, у нас практически даром.

Когда кто-то тычет носом этих людей в единственный километр четвертого транспортного кольца на шоссе Энтузиастов, построенных за 630 миллионов долларов 1 километр это дороже, чем адронный коллайдер это на уровне Олимпиады смета. Ну, нет, ну, знаете, ну, как, да нет, во-первых, такого, а во-вторых вы посчитайте как мы, например, строим на Чукотке за 150 миллиардов трассу это же дешево. Мы строим федеральную трассу дешевле, чем в Америке из асфальта у нас у себя из грунта, тем более, что она уже построена природой, но мы туда 150 миллиардов все равно закопаем. Поэтому не состоятельны эти ваши наезды и обвинения. И 117 миллионов долларов за 1 км реконструкции московской кольцевой автодороги — это тоже дешево, в Америке МКАД стоил бы дороже.

Нет, ничего подобного.

У нас дороги самые дорогие в мире, дороже, чему у нас дорог не существует.

А как говорил НЕПОНЯТНО «при помощи статистики можно доказать все, что угодно». Да, конечно. И эти же обвинения конечно же были сметены с письменного стола начальника, на котором вырезано, что дороги у нас дешевые и всегда хорошие. Конечно, на протяжении 250 лет сколько они существуют они хорошие, поэтому у нас дорого, у нас качественно и в дорожном строительстве мы еще можем сэкономить, чтобы снизить ценник для этого мы будем в деревнях строить абы как и абы из чего.

Что по поводу коррупции был задан и такой вопрос нынешнему руководителю, он сказал, что конечно же ни о какой коррупции речи нет. И он заявил, что, придя на должность руководителя он поставил перед собой задачу сломать стереотип о презумпции коррумпированности в дорожной отрасли.

Ломает до сих пор уже 4 года он сидит в этом кресле, ничего пока не получилось. Последние статистические данные по этому поводу независимых экспертов коррупция в дорожной сфере привела к тому, что откаты составляют внимание 600%!!!

Еще раз не 60, а 600!!!

В Подмосковье открыто движение по путепроводу на трассе А-104Вот именно поэтому мы никогда не достроим алабяно-балтийский тоннель, именно поэтому мы строим элитные магистрали, именно поэтому когда Simens пришла к нам сюда и предложила например их скоростной электрический поезд, который не касается земли, а летит на электромагнитной подушке, мы им такой вкатили откат, что они построили эту дорогу в Китае от шанхайского аэропорта она ведет туда непосредственно в сам Шанхай и китайцы гордятся, что это у них такое есть, а у русских нет, потому что…

Потому что 600%. Потому что у нас дорого, потому что дороги у нас дорогие.

И когда у нас воруют, то естественно на уровне руководства Росавтодора это отрицается, при том, что у нас любая дорога, сданная в эксплуатацию, в обязательном порядке имеет в качестве шлейфа послесловие в виде уголовных дел, возбужденных генеральной прокуратурой. У нас нет ни одной дороги, когда прокуратура не возбудила бы несколько уголовных дел. И когда начальник Росавтодора говорит «какие претензии, мы построили дорогу, у нас не украдено ни одного сантиметра, у нас все великолепно» ему на стол кладется папка с документами по уголовным делам, он говорит «ну нет, что вы, какие уголовные дела, какая генеральная прокуратура, что такое, да нет такого».

И в интервью получается все шито-крыто очень гладко, и мы понимаем из этого, что структура незыблема, что ничего не изменится, что пока у нас есть Росавтодор у нас будет эта порочная ситуация презрения ГОСТу, воровство, чудовищный совершенно ценник и для деревенских и так сойдет. У нас ведь не зря на уровне Минтранса предлагается в принципе делать дороги по одной полосе с разворотными карманами. Представляете, где-нибудь там, где из Москвы то не видно, как там люди живут, давайте сделаем одна полоса туда и другой нет, а если встретится два КАМАЗа у каждого на хвосте по три прицепа, ну что он задом сдаст из Читы в Благовещенск подумаешь там километров 300 и нормально, дорогу то мы сдали, галочку то поставили, бюджет то освоили. Какие к нам претензии? К нам никаких претензий нет.

Платон в Ростове-на-ДонуИ по поводу системы Платон тоже руководитель сказал о том, что легковые машины приносят меньше ущерба, чем грузовик, поэтому конечно правильно с грузовиков драть три шкуры. А вот здесь как раз и кроется ответ на самый главный вопрос на какой позиции стоит Росавтодор.

Оказывается, любая эксплуатация дорог использование дорог по прямому назначению это и есть ущерб.

Вот это та же самая лукавая подмена понятий, что у страховщиков с убыточностью бизнеса. Любая выплата у них называется убыточностью. Рубль заплатили это убыточность. А у Росавтодора любое использование дороги по прямому назначению называется ущербом. Проехал автомобиль по дороге это и есть ущерб. Бабушка на роликах проехала по дороге она не нанесла ущерб и на нее пока еще по сию пору росавтодоровская рука еще не дотянулась и до кошелька ее не добралась, только потому что бабушку поймать тяжело, регистрационных знаков нет, а грузовик никуда не денется, поэтому конечно же считается, что он за использование дорог по прямому назначению наносит невосполнимый ущерб.

С этим нужно же что-то делать, а что именно? Не дороги строить, не качества полотна менять, ни ГОСТ, о которых Путин сказал: «Меняйте ГОСТы». Нет, никто не будет менять. Даже на Путина наплевали в Росавтодоре, поэтому у нас будет считаться ущербом, который подлежит компенсации любое использование дорог в этой стране, дорог не будет.

  Article "tagged" as:
  Категории:
Сергей Асланян
Сергей Асланян

Сергей Асланян - автоэксперт

Больше статей
write a comment

3 комментария

  1. Алексей Ворошилин
    Август 18, 20:48 #1 Алексей Ворошилин

    за такую дорогу надо деньги брать

  2. Владимир Долганов
    Август 19, 11:22 #3 Владимир Долганов

    И это Карелия..не самые худшие места..

Only registered users can comment.