Skoda Octavia Scout очень хорошо подходит для наших условий
1 481

Skoda Octavia Scout очень хорошо подходит для наших условий
Сентябрь 07 20:00 2015

Владимир Варфоломеев: Сан Саныч, привет. Были времена, Сан Саныч, ты их не помнишь, когда я водил машину. Я водил ее несколько лет, но потом разочаровался и избавился. Но, к сожалению, во время моего водительского стажа у меня было на счету несколько аварий, в которые я попадал.

Анна Трефилова: А сколько у тебя был стаж, кстати?

В. Варфоломеев: Я не помню, около пяти лет. И, должен признать, что как минимум в трех случаях виновным был я. И эти аварии произошли в период с первого по третий год моего вождения, когда я был еще молодым водителем, но не настолько осторожным, как в первые месяцы вождения. Знаете, когда ты всего боишься, ездишь совершенно трепетно, вцепляешься в руль, на педаль жмешь усиленно и так далее. Я посмотрел сегодня статистику Государственной автомобильной инспекции, которая проанализировала положение дел на дорогах с начала этого года:

общее количество аварий сокращается, меньше и число погибших, но при этом аварийность среди молодых водителей по-прежнему очень и очень высокая.

И причем в Государственной автомобильной инспекции говорят, что одной из причин является, например, сознательное нарушение ПДД неопытными, молодыми автовладельцами.  Я вот этого не очень понимаю. Как так?

Александр Пикуленко: Вы знаете, верить полицейской статистике надо очень аккуратно. У них сокращается каждый год количество погибших, количество ДТП, а когда потом посмотришь числа, так у них все равно тридцать тысяч погибших, триста тысяч покалеченных. Причем последняя тенденция – они просят засекретить статистику погибших. Ну, зачем народ расстраивать? Кстати, при советской власти статистика погибших в ДТП была засекречена. Ее публиковали только в закрытом виде, когда доносили до специалистов. Так вот, о молодых водителях.  

В. Варфоломеев: По данным ГИБДД, они совершают почти треть всех аварий.

А. Пикуленко: Дело в том, что все люди разные.

И сейчас, в современном потоке действительно начинающему водителю очень сложно.

И потом, какие ДТП? Умышленные ДТП со смертельным исходом или царапина на бампере при неправильной парковке? Ведь наше ГАИ все записывает в ДТП.  Все буквально. Я не вижу активной работы по сбору не то что мелких, а даже серьезных ДТП. Потому как всегда обвиняют водителя.  У нас самое большое количество оформленных аварий по причине «водитель не справился с управлением». Да, молодые водители, возможно, виноваты в части ДТП, но не настолько уж они это делают умышленно и не так уж быстро они передвигаются. Хотя современные молодые ребята сразу получают хорошие динамичные автомобили, но у многих из них уже есть ездовой опыт. Например, на картинге.

А. Трефилова: Ну все-таки, Сан Саныч, у них есть ездовой опыт, но не на дороге. В смысле, не в потоке автомобилистов.

А. Пикуленко: Что предлагает ГАИ? В очередной раз ужесточить и прочее? Не давать молодому водителю ездить ночью?  Если уж они очень хотят запретить, то давайте строить автодромы, давайте сделаем качественную подготовку.

А. Трефилова: Вообще-то, серые автошколы надо убрать.

А. Пикуленко: Но это все не панацея, потому что все равно, как бы ты ни учил, ошибки будут. В Китае, в свое время, учили на водителя пять лет. ДТП у них было мало, потому что машин было мало. Вот так учили водителей-профессионалов, пять лет. А частников вообще не было.

А. Трефилова: Купят. У нас все купят.

А. Пикуленко: Да, у нас купят. Поэтому бессмысленные разговоры и пустой треп.

В. Варфоломеев: Но, наверное, не случайно они обращают внимание общественности на эту статистику – готовят к возможному ужесточению.

А. Пикуленко: Я думаю, нет. Просто будут просить у государства еще миллиарды на программу по безопасности дорожного движения.

В. Варфоломеев: Скажи, Сан Саныч, а ты, когда сам за рулем, можешь в потоке понять, кто там совсем новичок едет?

А. Трефилова: Даже я могу понять.

А. Пикуленко: Конечно. Те, кто ездил со мной в автопробеге, видели неоднократно, что я очень люблю разрядить ситуацию. Я могу притормозить, могу подвинуться. У нас часто на трассах выходили горячие ребята в лоб. На наших двухполосках так частенько бывает. Вот Леша Осин, он же у нас человек упрямый, но когда ему в лоб выкатывается сорокатонная фура, то даже Леша Осин сбрасывает скорость и ищет, как бы свернуть вправо. (Смеется) И в городе я так же вижу, что человек неуверенный, неопытный, особенно, когда теряют разметку. Мне проще притормозить. Я развитие ситуации вижу несколько раньше. А многие не видят развитие ситуации, а еще и упрямцы у нас есть. Вот он встанет в левый ряд и будет следовать правилам дорожного движения. То, что его в этот момент начинают обгонять по обочинам – это многих не волнует. Это уже культура вождения.

У нас ведь масса аварий происходит не из-за того, что люди плохо обучены, а потому что плохо организовано дорожное движение, и культура вождения очень низкая.

Вот чем надо заниматься. ГАИ надо не писать грозные бумаги, а заняться, наконец, прямым своим делом – организацией дорожного движения в городе, убрать ловушки, непонятные повороты. Вот я много лет говорю о ловушке, которая у нас около храма Христа Спасителя, когда вы с бульвара поворачиваете налево. Все знают об этом прекрасно. Там все время пасется пост ГАИ. Почему? Потому что люди ошибаются, особенно начинающие, и выезжают на полосу встречного движения. А там стоит, конечно, бездельник с палкой, ковыряя в носу. И вместо того, чтобы перед поворотом встать и палочкой показать, что не надо сюда, а вон туда надо, то есть заниматься организацией и безопасностью движения – они ждут, когда нарушат.

В. Варфоломеев: Сан Саныч, я понимаю, что мы не Китай, но такой вопрос: от водителя, например, автобуса зависит много жизней, в отличие от меня, простого автовладельца. А сколько учат их?

А. Пикуленко: Никто не посадит на автобус, допустим междугородний, сразу. Все-таки сначала получают категорию С, потом категорию Е и только в последнюю очередь, проходит, как правило, пять лет, категорию Д.  Но автобусные парки, которые занимаются линейными перевозками, водителей учат сразу. Поэтому молодой человек восемнадцати лет может прийти в автобусный парк и, отстажировавшись на маршруте, сразу получить городской автобус. Но понятно, что водители междугородних автобусов – это элита.

Ни один начальник транспортного цеха, являющийся руководителем, отвечающий свободой за безопасность рейсов, не выпустит на линию перевозить людей плохо подготовленного водителя.

Водители автобуса – это, как правило, люди уравновешенные, опытные, то есть с большим стажем. Даже если он получил категорию Д, его все-таки стараются постажировать. Сейчас немножко появилась другая категория водителей – он получил категорию Д и купил большой автобус – вот эти люди, конечно, не всегда нужной подготовки. Частные большие автобусы. Вот я в этот раз встречал очень много с кавказских регионов. То есть это убитые жизнью неопланы, прошедшие  огонь и медные трубы. «Молодая была уже не то чтобы молода – она была уже в предсмертном состоянии». Но она все-таки возит пассажиров.

В. Варфоломеев: Но при этом я отмечу, что Сан Саныч и весь наш автопробег на Кавказ не заезжали.

А. Трефилова: И на автобусах не добирались.

А. Пикуленко: Ну, мы приехали в Ставрополье, в Волгоград, и там какой-то огромный поток из Дагестана, еще откуда-то. Там две категории транспорта: убитые автобусы и арбузовозы, которые едут тридцать километров в подъем.    

В. Варфоломеев: Несколько вопросов от слушателей Эхо Москвы.

Владимир из Ярославля хочет купить двух-трехлетний Ford Focus с роботом. Насколько он надежен? Может, лучше механику?Ford Focus 2013

А. Пикуленко: PowerShift менее надежный. Я бы предпочел механику. У Ford все-таки не робот, а коробка с двумя сцеплениями.

В. Варфоломеев:  Дмитрий из Москвы выбирает между Volkswagen Tiguan и Audi Q3.

А. Пикуленко: Тут не надо думать. Надо покупать Audi Q3. Если человек готов переплатить за качество и марку, то я считаю, что это его святое право, и надо выбрать то, что, конечно, лучше.

 

А. Трефилова: То есть за Audi Q3 переплачивают.

А. Пикуленко: Конечно. Одноплатформенная машина, но с другими настройками, с другим качеством изготовления, даже с другими материалами. И это все-таки Audi.

А. Трефилова: И вообще, это красиво.

А. Пикуленко: Да.

В. Варфоломеев: Мы вчера затрагивали тему китайского автопрома, и сегодня Дмитрий из Оренбурга выбирает, судя по всему, между птенцами этого гнезда. У него несколько вариантов: Haima 7, Lifan X60, Geely X7 на автомате.

А. Пикуленко: Я бы пошел к Renault Duster.

А. Трефилова: Это уже не так красиво!

А. Пикуленко: Haima от нас ушла. Lifan – плохая машина. Geely немножко лучше, хотя технологии Volvo им не помогли. Оставьте уже в покое китайский автопром – ничего не выиграете.

А так как китайцы имеют особенность исчезнуть, продав некоторое количество автомобилей, то связываться тем более не стоит.

Например, Haima, продав некоторое количество машин, она ушла. Brilliance два раза заходил. BYD заходят, продают какое-то количество машин, затем уходят. Клиент остается на произвол судьбы. Кто будет заниматься поставкой запасных частей на Haima? Нет развитой дилерской сети. Поэтому нет. Я всегда с опаской отношусь к таким вещам, потому что машину все-таки не на один день берут.

В. Варфоломеев: Более близкий к нам, по крайней мере, географически, Антон просит описать кратко отношение к Skoda Octavia Scout автомат.

А. Пикуленко: Я считаю, что любой Scout очень хорошо подходит для наших условий. Разговаривал я с людьми о разных автомобилях, и вот, пожалуйста, пример: у человека Skoda Octavia. Я спрашиваю: «Как подвеска?». Он отвечает: «На три года хватило». То есть это хороший показатель на тех убитых дорогах, по которым ездят наши граждане.

В. Варфоломеев: Спасибо большое. Это Александр Пикуленко. Следующая встреча с ним состоится уже завтра, в пятничном «Развороте».

А. Трефилова: Спасибо!

  Article "tagged" as:
  Категории:
Александр Пикуленко
Александр Пикуленко

Больше статей
write a comment

0 Comments

No Comments Yet!

You can be the one to start a conversation.

Only registered users can comment.