Автопробег Эха Москвы. Тюмень
296

Автопробег Эха Москвы. Тюмень
Июль 29 14:00 2015

Александр Плющев: Сан Саныч Пикуленко уже сейчас будет у нас в прямом эфире. Хочу посочувствовать Москве и москвичам, которых заливает, чуть не сказал «снегом», но дождем их заливает. Просто сказали нам, что дождь будет с градом, и у меня в голове соединился дождь с градом – снег получился. Мы посмотрели в окно – ужас, что творится. Какова погода на маршруте следования нашего автопробега? И где он, собственно, находится? — Спросим у Сан Саныча Пикуленко, Сан Саныч, дорогой, доброе утро! Скучаем по тебе.

Выход в эфир РазворотаАлександр Пикуленко: Доброе утро! Доброе ишимское утро. Мы уже практически на просторах Западной Сибири. Мы едем в Омск. Вокруг нас сплошные степи.

Ничего здесь не происходит, кроме дороги.

Погода: слегка поливало дождем вчера, а сегодня уже проглядывает солнышко. Дорога в степи, погода в степи, ветер дует – в общем, все хорошо. К нам присоединился Алексей Осин вчера. Он нам уже пригодился, постольку поскольку нам подарили нефть. Мы обрушили нефтяной рынок. А Алексей этот баррель носил на себе.

Татьяна Фельгенгауэр: А мне вчера Плющев сказал, так как я была очень расстроена, что, когда мы были в автопробеге, нам нефть не подарили, и Саня сказал: «То ведро, которое у вас сейчас есть, дай бог, на десять долларов вытянет. И, кроме этого, нефть токсична, и поэтому не стоит расстраиваться». Так что вы там осторожнее с этой нефтью. Ладно?

Ведро нефти в подарокА. Плющев: Да, ее надо как-то закупорить, обязательно. Я думаю, что вы это уже сделали.

А. Пикуленко: Ее надо прикладывать к больным местам. (Смеется)

А. Плющев: (Смеется) Я надеюсь, что у нашего экипажа автопробега нет никаких больных мест, к которым надо было бы прикладывать нефть. Но можно целительствовать по дороге.

А. Пикуленко: Конечно, прикладывай к чужим больным местам. Алексей все время порывается приложить к каким-нибудь местным аборигенам. Его даже поселили с видом на футбольное поле. Представляете?

Т. Фельгенгауэр: (Смеется)

А. Плющев: (Смеется) Тонкий троллинг, надо сказать, очень тонкий, для Алексея Осина. А что у вас было вчера? Я так понимаю, вы вчера не выходили на связь. У вас была встреча с нашими тюменскими слушателями.

А. Пикуленко: Да, мы вчера были в Тюмени. Мы посмотрели, как живет город на нефтяные деньги. Встреча Эха Москвы со слушателямиИ, я скажу, живет хорошо. Сегодня мы, когда уезжали из Тюмени, увидели, например, целые микрорайоны, которые строят для переселенцев с крайнего севера.

То есть оттуда, где жить плохо, берут людей и переселяют в Тюмень, и строят для этого целые микрорайоны — красивые, яркие, раскрашенные.

Потому что северянам полезно, чтоб у них были цветовые пятна в окружающей их архитектуре. Интересный город. Неожиданно нашлось несколько интересных зданий. Мы нашли, где держали всю войну тело Ленина. Посмотрели на памятник первооткрывателю тюменской нефти, а также на памятник сибирским кошкам. Не так много, к сожалению, в Тюмени достопримечательностей, но, как всегда, наши замечательные слушатели порадовали нас массой вопросов и ответов, и предложений в том числе.

А. Плющев: Сан Саныч, позволь вопросы, связанные с дорогами и автомобилями. Прежде всего, конечно, меня-то интересует связь на дороге. Потому что на нашем куске, от Москвы через Ярославль и Йошкар-Олу до Ижевска, почти везде, кроме одного места, была связь. Не было гигантских слепых зон. Как ты оцениваешь связь за Уралом?Сибирские кошки и Сан Саныч

А. Пикуленко: В Пермской области было плохо. От Екатеринбурга до Тюмени – хорошо. И сейчас тоже хорошо: связь есть везде, навигация есть везде. В этом отношении у нас здесь все работает.

А. Плющев: Славно! А то переживаю за вас. Вы подкачали карты себе в Яндекс.Навигатор?

А. Пикуленко: Да, подкачали. Единственно, что пейзажи здесь не впечатляют. Ну, представляете, что такое степь, болота, перелески? Даже нечего сфотографировать.

А. Плющев: Вчера один из гостей программы «Точка», которая внимательно, оказывается, следит за нашим автопробегом, смотрит все фотографии, которые есть, он говорит: «Я вижу, Сан Саныч заезжает к дилерам Land Rover». И он спрашивает: «Наверняка там осматривают автомобиль?». Я не стал скрывать, ведь мы и сами постили фотографии.

Он спросил: «Land Rover способен выдержать такое путешествие без заезда?

Потому что обычный человек, надо думать, либо лишен такого удовольствия, либо это ему слишком дорого встанет».

А. Пикуленко: К дилерам мы заезжаем не для того, чтобы ремонтироваться, хотя мы все-таки провели ремонт в Тюмени – нам заменили лампочку освещения бардачка, так как она погасла.

А. Плющев: (Смеется) Пожалуй, бардачок – ключевой элемент. (Смеется)

Т. Фельгенгауэр: (Смеется) Сан Саныч, там бардачок еще есть? А почему я не лазила в бардачок?

А. Плющев: Как же? У него же лежало там распечатанное расписание. Ты что?Тюмень

Т. Фельгенгауэр: Я что-то как-то упустила этот момент.

А. Пикуленко: Вот там нашли неполадку. А к дилерам мы заезжаем просто потому, что они просят заехать и с ними пообщаться, посмотреть, как у них все устроено. Ну, и им интересна машина. У нас же все-таки миллионный Land Rover Discovery, и поэтому понятно, что людям, занимающимся этими автомобилями, интересно посмотреть на эту машину. Они знают маршрут пробега и с интересом наблюдают: а вот что отвалилось, а доедет ли это колесо до Барнаула, а от Барнаула дальше. Это чисто профессиональный интерес. А также профессиональные амбиции – найти то, что тут не работает. Вот нашли, перегоревшую лампочку в бардачке.

А. Плющев: Если бы не было дилеров по пути от Москвы до Тюмени, нормально все было бы? Без лампочки доехали бы как-нибудь?

А. Пикуленко: Ничего страшного. Без лампочки доехали бы. В прошлом году, например, единственный раз, когда мы были, и то нас пригласили на встречу со слушателями – ее устроили в Саратове, в дилерском центре, не потому что нам надо было что-то сделать, а потому что нас пригласили. Маршрут этого пробега даже меньше, чем его межсервисный пробег. Но вот из-за дорог, конечно, когда я вернусь в Москву, привезу в сервис, а там уже посмотрят, что мы им привезли. Но пока мы едем и едем. Дорога такая же, как когда мы ехали с вами, где все время бум, бум, бум.Маршрут Тюмень-Омск

Т. Фельгенгауэр: То есть индекс пассажира, я так понимаю, пониже будет?

А. Пикуленко: Да, сегодня будет чуть пониже. Если вчера дорога была хорошая, веселая, то здесь она явно начинает проигрывать.

А. Плющев: На каком-то из отрезков, я сейчас уже плохо помню и немного путаюсь, ты написал, точнее ваш экипаж написал, по-моему, это еще было с Алексеем Нарышкиным, присутствующим в студии, что «число сотрудников ДПС зашкаливает».

А. Пикуленко: Это было от Екатеринбурга до Тюмени.

А. Плющев: Да. А сейчас, после Тюмени, как?

Т. Фельгенгауэр: Да, как там, в сибирских степях, болотах и перелесках?

А. Пикуленко: Сейчас мы ушли в такие дикие места, где ничего нет, даже полицейских. Откуда тут?

А. Плющев: (Смеется) Я поясняю для тех, кто не представляет, где это находится – Ишим расположен примерно в 100 км от границы с Казахстаном, напротив города Петропавловска, где-то в 150 км от него. И на полпути от Тюмени до Омска. Если это дало вам какое-то представление, то это очень хорошо. Довольно-таки далеко от Москвы. Конечно, не Владивосток, но все-таки.

А. Пикуленко: Здесь уже начинаются сибирские перегоны, когда ты едешь, а населенные пункты редеют, и становится все пустыннее и пустыннее. Дорога еще пока не стала пустыннее, но все равно.Тюмень

А. Плющев: А что с инфраструктурой на дороге? Есть возможность заправить как автомобиль, так и самих себя?

А. Пикуленко: Вот автомобиль заправить есть где, а на счет самих себя пока нет. Тут еще хуже, чем там, где мы с вами были. И хуже, чем где мы были, на отрезке, допустим вот, от Нижнего Тагила до Тюмени. Здесь как-то вообще все пропадает.

Т. Фельгенгауэр: У вас там сухари остались, которые мы с Сашкой притырили?

А. Пикуленко: Остались. Екатерина, увидев эту глушь, на всякий случай радостно их съела.

А. Плющев: Ты по-прежнему не выпускаешь экипаж в лес?

А. Пикуленко: Нет, конечно, ни в коем случае.

Т. Фельгенгауэр: И в болота не выпускайте их, Сан Саныч. Вообще никуда их не выпускайте.

А. Плющев: У нас осталась минутка примерно. Значит, вы должны сегодня добраться до Омска, я правильно понимаю? У вас уже сколько разница по времени? Уже +3, наверное?

А. Пикуленко: Ну, +2 пока. Но, по всей видимости, еще час добавится.

А. Плющев: А, в Омской области +3 будет. Значит по омскому времени двенадцать часов сорок шесть минут сейчас, и вам ехать еще часика четыре, не меньше.

А. Пикуленко: Нам ехать еще пять с половиной часов.

А. Плющев: То есть вы где-то к восемнадцати часам сегодня рассчитываете прибыть, да?

А. Пикуленко: Да.

Т. Фельгенгауэр: Встреча у вас в Омске будет, да? Завтра?

А. Пикуленко: Встреча обязательно будет. Как раз и Алексей к нам приедет, и еще Рувинский, и встреч будет несколько. Так что у нас весьма обширная программа.

А. Плющев: О, Рувинский приедет в Омск. Омские слушатели, помучайте его, пожалуйста, насчет сайта.

Т. Фельгенгауэр: Как следует, пожалуйста, помучайте. Задайте те вопросы, которые мы задаем Виталию Геннадиевичу в коридоре каждый день, а он как-то не отвечает.

А. Плющев: И которые вы нам задаете постоянно, почему-то, вместо него.

Т. Фельгенгауэр: Мы не отвечаем за сайт.

А. Плющев: Растерзайте там Рувинского окончательно, чтобы ничего оттуда не вернулось. (Смеется)

Т. Фельгенгауер: (Смеется)

А. Плющев: Спасибо большое, Сан Саныч! Счастливого пути, хорошей дороги всему экипажу автопробега.

В материале использованы фото с сайта Эхо Москвы.
  Article "tagged" as:
  Категории:
Александр Пикуленко
Александр Пикуленко

Больше статей
write a comment

1 Comment

  1. Abbas Akhmedov
    Июль 30, 05:39 #1 Abbas Akhmedov

    В нонешнее время такой прикид не патриотичен

Only registered users can comment.