У нас вообще один изъян – российская дорога
397

У нас вообще один изъян – российская дорога
Июль 23 15:00 2015

Александр Плющев: У нас сегодня выпуск из цикла «вместить невместимое», потому что тем огромное количество. Вы можете задавать вопросы, мы вчера обещали, потому что так ни одного вопроса и не задали. «Он пришёл, принёс каких-то сытых хамов-сволочей», — это цитата, на всякий случай. И у меня масса вопросов. Во-первых, я хотел прочитать новые известия – не успел озвучить в обзоре. Сан Саныч, оборотни на мотоциклах!

Александр Пикуленко: Доброе утро!

Татьяна Фелгенгауэр: Доброе утро, Сан Саныч!

А. Пикуленко: Оборотни везде есть.

А. Плющев: Нет-нет, ты послушай, Сан Саныч, о чем речь. Это ещё не тема для комментариев. Байкерское движение становится всё более политизированным, на прошлой неделе был утверждён на треть новый состав Общественной палаты Московской области. Знаешь, бывает Общественная палатка – никчемная. Нижняя буйная, верхняя тихая и общественная никчемная – три палатки. Среди прочих фигурирует участник мотоклуба «Ночные волки» Алексей Вайц, а также вице-чемпион мира по боксу – это надо было в следующем отрезке спрашивать – Дмитрий Чудинов, который будет представлять в палате Серпуховский район и всё тот же мотоклуб «Ночные волки». Зачем когда-то обычным мотоциклистам понадобилось продвигаться в политику, и в каких целях государство использует байкеров, попытались разобраться «Новые известия».  Не будем мы у Сан Саныча на эту тему интересоваться, просто чтобы время не терять. Я, Сан Саныч, хочу видео-вопрос задать, как в «Что? Где? Когда?». Отвечает Александр Пикуленко. Вот мы сегодня шли на работу и видели припаркованный на платной стоянке автомобиль Mercedes-Benz Sprinter.Mercedes Sprinter

Т. Фелгенгауэр: Здоровенная такая махина!

А. Плющев: Номер у него сзади закрыт пакетом.

Т. Фелгенгауэр: И подпёрт зонтиком. Очень интересная такая конструкция.

А. Плющев: Мы спросили, для чего зонт. Кто желает, может посмотреть у меня в инстаграме.

А. Пикуленко: Иначе пакет сдует.

Т. Фелгенгауэр: Так он намотан там на номер.

А. Пикуленко: Нет, там не на что намотать, рамка плотно прикреплена, поэтому человек просто приткнул. Так как это автобус, обслуживающий VIP-пассажиров, в нём существуют зонтики.

Т. Фелгенгауэр Вот откуда там зонт!

А. Плющев: Ну, теперь понятно, откуда он там. Длинный такой, зонт-трость.

А. Пикуленко: Я по этому поводу уже сказал: народ имеет право на сопротивление.

Т. Фелгенгауэр: Ой, а я ужасно бешусь, когда вижу закрытые номера.

А. Плющев: Я тоже против.

А. Пикуленко: А я за.

А. Плющев: Ты сам-то закрываешь поди?

А. Пикуленко: Ну, я – нет, постольку поскольку я всё-таки не опускаюсь до подобных мелочей, но оставляю за другими это право.

Т. Фелгенгауэр: Ну это же жлобство какое-то!

А. Плющев: Нет, к сожалению, это такая форма протеста народа, который никак по-другому протестовать не может. Это как я, например, сэкономил несколько рублей – причем, обратите внимание, это служебный автомобиль, значит, это не водитель виноват, а ему его работодатель не оплачивает парковку.

Т. Фелгенгауэр: Да, ну ещё скажите, на всяких АМР-ах когда закрывают номера?

А. Пикуленко: На АМР-ах не закрывают, они прозрачны.

А. Плющев: Я видел даже когда ГИБДД или патрульные машин закрывают номера.

А. Пикуленко: Не надо, ребят. Вот эти все номера – им никогда никто ничего не пришлёт.

А. Плющев: Ну они же закрывают, я не знаю, почему.

Т. Фелгенгауэр: А зачем они закрывают тогда?

А. Плющев: Может, чтобы не определили, что они в этот момент в этом районе были?

А. Пикуленко: У них у всех должна стоять система ГЛОНАСС, которая позиционирует их гораздо лучше, чем GPS, то есть точнее, и всегда начальник может узнать, где его подчинённые: стоят у пивного ларька или всё-таки движутся по установленному маршруту, выявляя правонарушителей.

Т. Фелгенгауэр: Ну не знаю, мне кажется, что это неправильно как-то. Чем закрывать номера, лучше не парковаться в конкретном месте.

А. Пикуленко: Давай я тебе расскажу об очередной инициативе Московского правительства, и ты всё поймёшь.

А. Плющев: Давай!

А. Пикуленко: Я уже неоднократно рассказывал о том, что мэр не любит москвичей. Тем более автомобилизированных. Они его просто раздражают. И вся история новой московской власти, как я всегда говорю, всенародно назначенной, она идёт в сторону гонения на москвичей-автомобилистов, потому что с них можно срубить денег.

Сначала началось администрирование улично-дорожного пространства.

То есть мы платим за то, что принадлежало городу всегда и за что уже заплатили однажды те, кто жил при советской власти. Ну ладно, сейчас уже многие при ней не жили, поэтому с них можно срубить ещё. Дальше у властей в плане есть идея администрирования дворового пространства – этап номер два. А почему не дать денег муниципалитетам? Вот сейчас идёт кадастровое размежевание по всему городу, при котором все дворовые территории отходят в пользу города. Сейчас ты получаешь резидентное разрешение на парковку на улице.

Т. Фелгенгауэр: А во дворе можешь парковаться.

А. Пикуленко: Бесплатно. Дальше ты будешь парковаться во дворе с резидентным разрешением. Но опять же, места тебе не будет, но вот у нас есть начальник Департамента природопользования и охраны окружающей среды Антон Кульбачевский.

Т. Фелгенгауэр: Есть такой.

А. Пикуленко: Ребят, вот это человек, который должен заниматься зелёными насаждениями. Такой прыщ земли московской. Ездит сам в автомобиле черного цвета, наверняка, Toyota Camry скорее, потому что то, что я вижу у мэрии, это автомобили примерно такого класса.

А. Плющев: Странно, что ты назвал его прыщом, потому что в этой парадигме – зелёные, там, насаждения – логичнее было назвать его, к примеру, сорняком.

А. Пикуленко: Ну сорняк в земле русской, да.

А. Плющев: Я чисто оформить,

А. Пикуленко: У меня к Департаменту природопользования уже многократно были претензии, потому что они не пилят деревья, которые падают, но очень любят пилить, если нужно для уважаемых людей чего-нибудь разрешить. Вот московские дворы: у нас во дворах деревья растут в центре города медленно, но им, например, нужно проложить теплотрассу. Вот этот как раз департамент даёт разрешение. Ну да ладно. Что предлагает нам Антон Кульбачевский? Он немного опередил события и раскрыл тайну города, городской власти, которая у них планируется на самый последний момент. Это будет уже, наверное, четвертый этап борьбы с автомобилистами в городе, и это ограничение такого рода: ты не можешь купить машину без наличия машинного места. Это практикуется уже в Токио, Сингапуре.

Т. Фелгенгауэр: Нормальная история.

А. Пикуленко: Он предлагает, что такое место на семью должно быть только одно.

Т. Фелгенгауэр: Правильно, зачем?

А. Пикуленко: Слушай, а давай вот этого «сорняка» спросим, а согласен ли он пользоваться одним автомобилем? У него надо отобрать, во-первых, то, на чем он ездит, служебное.

Т. Фелгенгауэр: Ну как это, Сан Саныч, служебное – это другое!

А. Пикуленко: Я вот сейчас вижу, что делают вот эти вот «прыщи»: у хорошего ресторана вечерком, в выходной день, стоит служебный автомобиль. Не его собственный.

А. Плющев: Тяжёлая работа, Саныч, приходится по выходным — в ресторане.

Т. Фелгенгауэр: Послушайте, значит, если он не в ресторане, то ему приходится заставлять целый штат своих сотрудников работать в выходной день, а так он просто им обеспечивает выходной, а сам, бедненький, несчастненький, ищет хоть какое-то место. Это как коворкинг. Ресторан – это коворкинг.

А. Пикуленко: Стоит машина охраны, номера там, мы знаем какие, АМР.Российские дороги

Т. Фелгенгауэр: АМУ, по-моему, в правительстве московском, нет?

А. Пикуленко: Нет, АМР. Я тут недавно видел машину из Дальнего Востока, стоящую, соответственно, под джип-охраной и АМР Mercedes S-класса, ну ребят, вы чего. Так вот, он решил ограничить наличие одного личного автомобиля на семью. Такой природопользователь.

Т. Фелгенгауэр: Он заботится об окружающей среде: меньше автомобилей, меньше вредных выхлопов.

А. Пикуленко: Вот знаешь, за подобные выступления я бы сразу выгнал этого начальника департамента взашей как профнепригодного. Вот занимайся лютиками-цветочками, в город пришёл – засади город. У нас раньше на Садовом Кольце и на Новом Арбате было очень много зелени.

А. Плющев: Саныч, согласен с тобой полностью, хотя после слова «кадастр» у меня обычно отключается сознание, я не воспринимаю, что там дальше.

А. Пикуленко: Меня просто это настолько потрясло, от какой-то «прыщик» местного пошибу, и тот норовит глобальные вопросы решить.

А. Плющев: Мы ничего не успеем, Сан Саныч. Важно объяснить нашим радиослушателям, что вчера мы втроём, вот эта группа заговорщиков, которая здесь присутствует, занимались наполнением автопробега — полезно для вас. Ну потому что это очень здорово, конечно, что мы ездим по разным городам и развлекаемся, но мы придумали оценивать качество дорог. Не успели мы это придумать, как

Министерство транспорта России рассказало о том, что разработает интерактивную карту, на которой будут отображены все изъяны дорог в российских регионах.

Т. Фелгенгауэр: Ну, здорово, а мы первые придумали!

А. Пикуленко: Все изъяны российских дорог невозможно отобразить ни на какой карте. Потому что у нас вообще один изъян – российская дорога.

А. Плющев: Но мы постараемся, и

мы будем отчитываться вам ежедневно и, может быть, даже по нескольку раз в день о состоянии российских дорог в российских регионах по маршруту нашего автопробега.

Первые этапы: Москва — Ярославль, Ярославль — Йошкар-Ола и Йошкар-Ола – Ижевск. Вот эти этапы пройдёт экипаж, который присутствует прямо сейчас здесь в студии. Алексей Нарышкин потом будет другие города для нас открывать. Так что имейте в виду, что мы параллельно с Министерством транспорта будем работать, посмотрим, у кого лучше получится.Российские дороги

Т. Фелгенгауэр: У кого дороги будут более раздолбанными.

А. Плющев: Ровно полминуты осталось, чтобы ответить на вопросы. И вот, например, тебя спрашивают: «Сан Саныч, скажите, где можно пройти качественный курс обучения вождению? Мне пятьдесят семь, и очень хочу научиться. Не поздно ли? И ещё 400$ за курс вождения в США – это по времени сколько длится обучение?».

А. Пикуленко: Два месяца. У меня в «Проезжей части» было, сколько платится за курс обучения в европейских странах, в Америке – самое дешёвое. Сейчас школ немного, но я могу порекомендовать школу, которая называется «Автофил». Руководит ей Юрий Павлович Филимонов, наш мастер спорта международного класса. И там учат всех, даже людей абсолютно неспособных, возрастных, занятых, с рассеянным вниманием, учит самые тяжёлые случаи.

А. Плющев: «Садись и веди».

Т. Фелгенгауэр: Ой, это мне надо!

А. Плющев: Спасибо, Сан Саныч.

  Article "tagged" as:
  Категории:
Александр Пикуленко
Александр Пикуленко

Больше статей
write a comment

0 Comments

No Comments Yet!

You can be the one to start a conversation.

Only registered users can comment.