Авточас с Сергеем Асланяном. Выпуск 2
2 905

Авточас с Сергеем Асланяном. Выпуск 2
Май 31 11:00 2015

Сергей Асланян: Здравствуйте! Второй эфир, Сергей Асланян опять с вами. Hyundai MotorStudio – она была построена на Арбате в центре Москве специально для того, чтобы мы вели свои программы. Это очень дружелюбно с точки зрения бренда. Новый Арбат, 21, вход свободный. Вы можете заходить к нам на эфиры для того, чтобы убедиться, что мы живые и принимаем вопросы из зала. Мы настолько соскучились друг по другу, мы до такой степени изголодались по общению, что нам этого интерактива не хватает.

Сергей Павлюк, находящийся рядом со мной, это тот самый человек, который, конечно, готов задавать вопросы из зала, но еще с давних пор он перенасыщен информацией, будучи авто-путешественником и человеком, умеющим привлекать на себя приключения и в этих приключениях принимать самое непосредственное участие. Изголодался, в том числе, по разговору со мной. По телефону не получалось, общение через сайт дистанцирует, и он пришел сюда рассказать сюда о всех своих эпопеях, накопленных для этого эфира за последний отрезок времени, причем достаточно короткий.

Те, кто видят нас, после того как прочитали анонс на сайте, знают, что, во-первых, Сергей Павлюк взял и поехал на Нюрбургринг. Конечно же, не зрителем, а участником, чтобы пожечь резину об этот бесценный асфальт. У Сергея Павлюка – Skoda Superb, с ней есть несколько эксплуатационных нюансов, и в том числе по борьбе с дилером, которые тоже бесценны в нашем с вами общении, благо обогащают опытом. А также Сергей, как настоящий путешественник, после Нюрбургринга решил отведать Вьетнам. И мы попытаемся за сегодняшний час все это уместить.

Skoda Superb II

Сергей, как получается так, что, живя в цивилизованных условиях большого города (а Сергей из Санкт-Петербурга; не пугайтесь, питерские, на самом деле, очень дружелюбны), взял да поехал на Нюрбургринг. Зачем?

Сергей Павлюк: У меня были мечты поехать на Нюрбургринг.

С. Асланян: Вся страна мечтает.

С. Павлюк: Ну, это был подарок жены.

С. Асланян: Брак по расчету.

С. Павлюк: Я мечтал, жена знала об этом и подарила.

С. Асланян: А жена водит?

С. Павлюк: Водит, но больше предпочитает сама поездить. Особенно по Москве, по Питеру.

С. Асланян: То есть, жена видит, что любимый муж Сережа до такой степени болен бензином, у него настолько мощная адреналиновая зависимость и без жженой резины ему спится плохо, что решила его порадовать подарком, а именно: в комплексе всей поездкой на Нюрбургринг. То есть, от и до. Утром просыпаешься, а в конверте – «Дорогой, я тебя люблю», билеты, путевка, страховка…

С. Павлюк: Видеокамеры, фотокамеры…

С. Асланян: До Германии на чем?

С. Павлюк: Естественно, на самолете. До Нюрбургринга можно добраться, прилетев в Дюссельдорф или Кельн.

С. Асланян: Каким маршрутом вы пошли?

С. Павлюк: Мы полетели туда через Дюссельдорф. Там у нас было два варианта: либо встречающая сторона нас отвезла бы в Нюрбургринг на своей машине, это стоило около 300 евро, ехать там порядка 150 километров. Или можно было арендовать автомобиль. Мы посоветовались и решили взять машину.

С. Асланян: Какую взяли?

С. Павлюк: На самом деле, это отдельная история, наверное. Мы решили протестировать. Год назад эта машина была в диковинку – Opel Adam.

Opel Adam I

С. Асланян: Он по сию пору в диковинку, и в нашей стране, скорее всего, продаваться не будет.

С. Павлюк: Возможно. Очень интересный автомобиль. Причем мы его взяли очень быстро. Мы вышли из самолета, моментально получили багаж, посмотрели, как по взлетной полосе у них прыгают зайчики рядом с самолетами, спустились, взяли в аренду автомобиль. На оформление потратили 5 минут, мне дали ключи, не сказали, сколько там лошадиных сил, но сообщили, что машина стоит в соседнем здании. Там большой паркинг, этажей 7-8, и разные компании паркуют свои машины на разных этажах. Нам просто нужно было найти свой этаж, выйти из лифта и на парковке найти свою машину.

С. Асланян: Угадай свою машину брелоком.

С. Павлюк: Так примерно и было, там достаточно большой паркинг. Мы нашли машину, сели, завели. Машина практически новая, пробега у нее не было.

С. Асланян:

Adam в нашу страну, может быть, подкрадется, аккуратненько, под видом нового Chevrolet Spark.

Если когда-нибудь продажи этого бренда возобновятся в сегменте относительно маленьких цен, то мы как раз Adam и получим. По крайней мере, его платформу, накрытую немного другим кузовом. Но это тоже такая мечта, что проще съездить за ее реализацией на Нюрбургринг и покататься на двух машинах. На недосягаемой платформе Adam и …

С. Павлюк: … Megane RS.

С. Асланян: Их Megane RS, приписанный к трассе?

С. Павлюк: При трассе есть очень много частных контор, которые могут найти вам любой автомобиль. Есть конторы, в которых работают русские, есть такие, в которых работают иностранцы. Я нашел людей, которые говорят по-русски, но сами фактически являются иностранными гражданами.

У них есть свой автопарк. Если в их автопарке нет автомобиля, который хотите вы, то они вам найдут любой. Lamborghini, Ferrari – не принципиально.

Но я такие машины сразу отмел, потому что и дорого, и страшно.

С. Асланян: Переговоры все были там или по телефону?

С. Павлюк: Самое главное, это по телефону заранее обговорить, когда у них трек-дни и когда есть время, чтобы подъезжать к определенному времени.

С. Асланян: А трек-дни у них всю неделю или как?

С. Павлюк: Там есть соревнования, есть такие дни, когда там что-то делают, чистят, красят или что-то еще. А есть специальное расписание, которое тоже можно на сайте Нюрбургринга найти и посмотреть, в какое время можно приезжать обычным людям со всего мира, когда там нет соревнований и каких-либо мероприятий.Renault Megane RS III (рестайлинг)

С. Асланян: Megane RS была арендована специально под эту затею или она находится в их гараже и любому дается?

С. Павлюк: Находится в их гараже и дается любому.

С. Асланян: То есть, на этом этапе сверхзатрат можно было избежать, и машина была их.

С. Павлюк: Да. У них был еще BMW 3-Series, Volkswagen Scirocco и еще выше уровня машины, но я их сразу отмел, потому что на Megane RS было интереснее.

С. Асланян: И как выглядело катание по Нюрнбургрингу на Megane RS?

С. Павлюк: Начнем с того, что комплектация у него была практически стандартная. С двигателем они не делали ничего. Они перебрали подвеску, тормоза, поставили побольше диски, ковши, каркас и сделали систему пожаротушения.

С. Асланян: Нормально. У него, в принципе, и от рождения хорошие спортивные данные.

С. Павлюк: Да, 265 лошадей. Он оставался родной, с ним ничего не делали, и сказали, что для «ринга» такой машины хватит за глаза, особенно для начинающих.

С. Асланян: Они какой-то дополнительный инструктаж проводят? Знакомят с трассой или сразу выпускают?

С. Павлюк: Мы до них добрались… Вообще мы с ними договорились встретиться у Нюрбургринга, приезжаем, а там никого нет. Нюрбургринг – большой, состоит из комплекса зданий, при «ринге» есть отель, есть специальные парки, парковки. Все бесплатное. Запарковались на подземном паркинге, поднялись в гостиницу, встретились с ребятами, все спокойно и без каких-либо проблем. Они начали не с рассказа, как ездить на машине, а со страховки и про оплату поездки. Оплату я сделал моментально, при них, прямо по телефону, с помощью небольшого устройства, где я ввел пин-код, просто по iPhone. Страховку я, естественно, оплатил, но они сразу предупредили, что у страховки есть франшиза в размере 8 тысяч евро. Грубо говоря, до 8 тысяч евро все придется возмещать из кармана.

С. Асланян: Один телеграфный столб – бесплатно.

С. Павлюк: Ну да. Плюс, если вы что-то поцарапаете на «ринге», как-то повредите асфальт или поцарапаете отбойник, то за это «ринг» возьмет с вас денег. Так что, лучше там в аварии не попадать. А потом начался инструктаж. Инструктаж был довольно-таки быстрым: — На машинах ездили? Ездили. Причем так получилось, что у них одновременно были два клиента. Одному клиенту – один инструктор, мне – другой. Я посмотрел на своего инструктора, мы переглянулись с супругой и поняли, что что-то здесь не то. Маленький, щупленький молодой человек, который из себя вообще ничего не представляет. Думаю, ну все, день не удался, инструктор не такой, как хотелось…Renault Megane RS III (рестайлинг)

И все, мы сели в машину. Единственное, что если вы хотите поснимать, как вы едете по трассе, то нужно занять какую-то точку на «ринге» и поставить жену с камерой. Но был довольно-таки солнечный день. Вы ездите по кругу, отдыхаете, а человек может просто сгореть на солнце, пока он будет фотографировать эти 5-6 кругов, это растягивается на длительный промежуток времени. Место нашли, оставили там жену, был короткий инструктаж. Мне показали, как пристегиваться ремнями. Потому, что это выглядело так: я сел, пристегнулся, подходит инструктор и говорит: «Пристегнулся». Я ответил, что да. В итоге он взял ремни, туго затянул. А как же здесь дышать?! И тогда он сказал, что теперь я нормально пристегнулся. Естественно, выдали еще подшлемник, шлем, инструктор все надел.

С. Асланян: Комбинезона не было? Специальной обуви, перчаток?

С. Павлюк:

Вот с чего хотел начать эфир, так это с того, что те, кто собирается на Нюрбургринг, берите обувь на тонкой подошве.

У меня были спортивные кроссовки, но я сразу понял, что плохо чувствую педали, а здесь все-таки очень важно чувствовать. Коробка ручная, сцепление нужно выжимать, тормоз – это все нужно чувствовать. Я понял, что с моим инструктором что-то не то, когда увидел, что его оригинальный шлем, специально заточенный под него, под его размеры, написана его фамилия на нем, у него другой подшлемник. Перчаток у нас не было. Перед тем, как отъехать с паркинга, инструктор проверил давление во всех колесах. Опять я понял, что что-то не то. Он ковырял кусочки резины, которые приклеиваются к диску. Я понял, что что-то с ним не так и стал его в чем-то заподазривать.

Мы уселись, выезжаем, подъезжаем к шлагбауму. Там около четырех шлагбаумов, вы прикасаетесь карточкой и шлагбаум поднимается. Но я даже при своем росте с пристегнутыми ремнями не могу дотянуться! Немец начинает смеяться, подходит помощник, прикладывает и отдает мне карточку. Я начинаю трогаться и глохну, потому что я давно не ездил на ручной коробке, а сцепление довольно-таки жесткое. Инструктор молчит, я сам разбирался. Выезд на трассу: после шлагбаумов вы выезжаете на единственную прямую, которая есть на ринге, но эта прямая перекрыта. Грубо говоря, вы на нее выезжаете через определенное количество ограждение в виде столбиков, специально, чтобы ехать с небольшой скоростью. Вы немного виляете влево-вправо, и потом уже выезжаете на «ринг». Разогнаться в начале, на прямой вам не дадут. Когда ринг начинает более-менее петлять, тогда уже можно разгоняться.

Сергей Павлюк в скоростном болиде

Дальше инструктор сказал то, что меня удивило: «Первый круг ты едешь сам, а я просто смотрю, сидя рядом». Я говорю, что я «ринг» не учил, большинство поворотов на «ринге» – закрыты. Я не понимаю, какой там поворот, левый или правый. Перепады высот там очень большие, по-моему, 600 метров. Есть подъемы и спуски, есть ямы, неровный асфальт, есть где асфальт свежий, а есть где и старый. Есть места, где попадает тенек, а где – солнце, есть трамплины…

Я уже как-то начал напрягать. Как мне показалось, первый круг я быстро прошел, ехал очень резво, старался правильно входить в повороты. Первый круг я проехал за 12 минут, инструктор все это время практически молчал. Потом он говорит: «На следующем круге слушай меня, я тебе буду подсказывать. Самое главное, на этой машине не тормозить на поворотах.

Так устроен Megane, у него самоблокирующий дифференциал. На нем в поворотах не тормозить, а лучше давать газу, и машина выедет практически с любой скорости».

Я, естественно, не поверил. В чем сразу убедился, что Megane очень устойчивый автомобиль. И правда, если ты в повороте даешь ему газ, то он лучше цепляется, как-то вгрызается в поворот и выезжает. Причем вгрызается настолько сильно, что на втором круге, когда уже ехал с инструктором, я стал ощущать перегрузки. Меня не мутило, но было какое-то осознание специфическое, что на меня что-то давит.

С. Асланян: А вот к организму все-таки подкрался адреналин.

С. Павлюк: Да. В шлеме, к сожалению, плохо слышно, но инструктор постоянно кричал: «Не тормози! Не тормози!».

С. Асланян: На каком языке орал?

С. Павлюк: На русском, но он не русский. Не знаю, кто он по национальности. Возможно, из нашего ближнего зарубежья, но к России никакого отношения не имеет, хотя и говорил по-русски. В шлеме довольно-таки плохо слышно, я его просил громче кричать, и иногда он громко кричал.Гонки на Нюрбургринге с участием С. Павлюка

С. Асланян: «Хенде хох!» он не орал?

С. Павлюк: Нет. Ехали мы, сразу скажу, с кондиционером. Его мы не отключали, потому что был солнечный день. Единственное, что он попросил тормозить очень резко и быстро отпускать педаль, чтобы не перегревались тормоза. Он сказал, что любые тормоза можно быстро перегреть, даже на Megane. Быстро тормозишь, педаль отпускаешь и все. Опять же, делается это все до поворота и заходишь в поворот. На втором круге я стал понимать, что все-таки боюсь скорости и я никогда не мог представить, что машина может ехать с такой скоростью в таких поворотах.

С. Асланян: С какой и в каких?

С. Павлюк: Как мне объяснил инструктор, можно во все повороты входить со скоростью за 120 км/ч.

С. Асланян: Без управляемого заноса.

С. Павлюк: Занос – это плохо. Если свистит резина, значит, где-то неправильно затормозили во время трамплина, одно колесо немного «блокирнулось», где-то раскрутилось, пошло немного свистеть, а это уже неправильно, инструктор начинает ругаться.

С. Асланян: То есть, он изначально настроен на то, чтобы прививать очень высокий уровень вождения. Это культура хорошего полета.

С. Павлюк: Да. Я, когда спросил, откуда вы все это знаете и владеете этим всем, а он знал каждый поворот, и знал на какой скорости и на какой передаче в него заходить, а оказалось, что он профессиональный гонщик. Когда-то участвовал в ралли, а потом стал участвовать в кольцевых гонках на «ринге», но на другой машине – Renault Clio. Но у него тоже был специально подготовленный Clio, на этой машине чисто теоретически можно по «рингу» поездить, у него стоят слики, а их нельзя на «ринге» использовать в обычные дни, можно только полуслик. И он говорит, что они совсем бешеные, обычно опасно людям на таких ездить.

С. Асланян: Да. RS – это вообще машины не для каждого любителя. А если они еще заточены конкретно под Нюрбургринг, то они представляют собой определенную угрозу.

С. Павлюк: Да, а какие машины ездят по «рингу»… Во-первых, можно рассмотреть машины, которые приезжают на «ринг». Там перед шлагбаумом есть парковка, и таких машин я никогда не видел. Есть и ретро машины, но в основном, конечно, это Porsche, BMW, и различные варианты Skoda, Seat, Wolkswagen…

С. Асланян: По скорости у тебя был на прохождение поворота?

С. Павлюк: У меня было всего шесть кругов. Я хотел на день раньше покататься, потренироваться, сделать пару кругов, отдохнуть, а на следующий день взять шесть кругов, но так получилось, что у них был какой-то праздник и «ринг» не работал. По телефону они об этом не сказали, а до этого мы рядом с Нюрбургрингом отдыхали в соседней деревне. Это отдельная история. В итоге у меня были три круга, перерыв, и потом еще три круга. Вот после третьего круга я дико устал, с меня сошло семь потов, мы заехали на парковку и тогда инструктор мне стал объяснять, как грамотно проходить поворот и так далее. В открытый поворот нужно входить широко, смотришь, где апекс, максимально к нему прижимаешься и максимально широко выходишь. В принципе, это на трассе можно было бы определить по цвету асфальта, где тормозят машины, потому что идеальный поворот колеса уже накатали.

На первом круге я еще успел супруге посигналить и помахать, а на втором и третьем меня отключило, я вцепился в руль и слушал инструктора. Скорость выросла, и если я приблизился к 11 минутам, то потом я фактически выехал из десяти минут. Это уже очень хороший результат. Не получилось больше, потому что произошла авария.

С. Асланян: Кого и с чем?

С. Павлюк: Передо мной BMW 3-Series врезалась и очень сильно она разбилась. Машина без каркаса, она разбилась вдрызг.

С. Асланян: Без каркаса? Она была чья-то частная?Renault Megane RS III (рестайлинг)

С. Павлюк: Да. Там ездят люди, это же обычная дорога, на ней действуют обычные правила, просто нет ограничения по скорости. Забыл сказать, что на инструктаже говорили, что тебя должны обгонять только слева. Там ездят тихоходные машины, люди просто приезжают на обычных машинах покататься, а пропускать машины нужно только на открытых участках, когда ты не мешаешь человеку. Я спросил, кто виноват, если произойдет авария: тот, кто не пропустил или тот, кто на обгон пошел? Мне сказали, что виноват тот, кто идет на обгон, потому что у него больше обзор и он видит вас, а вам его тяжело видеть в зеркале.

Так что, я всегда старался пропускать, я вежливый водитель (улыбается). Когда меня догонял какой-нибудь McLaren, я прижимался, на что инструктор говорил: «Вот твои правильные траектории и ты по ним идешь, а эти ребята, как хотят, так пусть и обгоняют. Будет прямая – ты его пропустишь».

Но прямой нет на Нюрбургринге. Прямая – это когда ты едешь 180 км/ч, решаешь поворачивать, а инструктор тебе кричит: «Да это же прямая!».

Я в ответ: «Вы что, это поворот!». На что он: «Ну, ты видишь, среди поворотов можно выбрать прямую, разогнаться до 180 км/ч». Ну, страшно. Уже на четвертом, на пятом круге я начал находить какие-то идеальные траектории, но было смешно, когда мне инструктор кричал, что я мимо апекса проехал на целый метр! Но на такой скорости – метр это…

С. Асланян: На такой скорости метр уже не ловится, конечно, в восприятии. Вот ты прошел один круг, второй, третий, устал. Ощущение того, что ты в правильном месте занимаешься правильным делом становилось сильнее или слабее?Гонки на Нюрбургринге с участием С. Павлюка

С. Павлюк: Конечно, сильнее. Но страшно было на всех кругах. Страшно было за франшизу в 8 тысяч евро, страшно было разбить машину. Все-таки старался себя контролировать с одной стороны и не отключать голову, но, с другой стороны, здесь нельзя не отключать голову, иначе ты разобьешься. Ты сбросишь газ, тормознешь – у меня было пару таких инцидентов, но машина удержалась. Этот страх заставлял ехать правильно. Нельзя там ехать неправильно – разобьешься. Там у них вообще нет зон безопасности. Если ты вылетаешь, то ты сразу вылетаешь в отбойник. Если ты вылетаешь на хорошей скорости, то тебя каркас, как мне сказал инструктор, спасет, но просто разорвутся внутренние органы. Каждый год на «ринге» погибают около 15 человек, в больницах. Это заставляло не отключать голову.

С. Асланян: Оценка себя, как водителя, росла или снижалась?

С. Павлюк: Но я езжу с детства, два дедушки у меня – водители. Я на всем, чем угодно ездил, но не думал, что можно так ездить. Оценка, конечно, росла.

С. Асланян: Получается, внутри было понимание, что ты справился с «рингом» или «ринг» справился с тобой?

С. Павлюк: Я справился. Машина не поцарапана, я выехал из 10 минут. Жена похвалила, что я не разбил машину, что я целый и невредимый. С той задачей, которую я себе ставил – проехать и не разбиться, да еще и за хорошее время – справился.

Машины на Нюрбургринге

С. Асланян: Сколько этот день на Нюрбургринге стоил «под ключ»?

С. Павлюк: С арендой машины я получил шесть кругов и оплатил, если не изменяет память, в районе 600-700 евро. Это включая все: круги на «ринге», машину, бензин и все-все-все.

С. Асланян: Если кто-то из России пешком дошел до Нюрбургринга, ему достаточно в кармане иметь 700 евро плюс что-то на страховку.

С. Павлюк: Да, нужно, чтобы на карте были средства, что если что-то произойдет, то можно было бы отремонтировать машину. Нужно рассчитывать, что такая ситуация может быть.

С. Асланян: Следующая поездка куда?

С. Павлюк: Я хотел бы в Нюрбургринг съездить, чтобы эту франшизу как-то уменьшить как для постоянного клиента или за отдельные деньги, но вероятность зацепиться большая.

С. Асланян: Страховка сколько стоит?

С. Павлюк: В эти 600-700 евро она включена.

С. Асланян: Поэтому задача была – при себе иметь 600 евро ради удовольствия из шести кругов.

С. Павлюк: Еще права и, в принципе, все. Если происходит авария, то практически всегда местная полиция. Приезжает полиция и разбирает эту ситуацию не как на спортивной трассе, а как на обычной дороге.

С. Асланян: Как на дороге общего пользования.

С. Павлюк: Да. Там ездили машины-тихоходы. Там едет какой-нибудь Seat, вроде бы, и машина ни о чем, но я не мог за ней угнаться. Таких машин без каркаса там очень много. Да, единственное, что у них низкопрофильная резина, их это выдает.

С. Асланян: Скорее всего, и подвеска у них нестандартная. Удержаться в повороте на кольце…

С. Павлюк: Инструктор сказал, что я тебе и на кольце так проеду, что…

С. Асланян: Это да.

С. Павлюк: При «ринге», кстати, есть еще «ринг-такси». Профессиональный гонщик может вас покатать на Ferrari, на Maseratti, на McLaren, на Porsche, на чем угодно. Инструктор выезжает, я так понял, что он как-то запретил выезжать из 8 минут. Я из 10 выезжал, а инструктор 8 катает.

С. Асланян: Обязан.

С. Павлюк: Да. Если он выедет из 8, то немножко нарушит. Он может выехать и из 8, но я не представляю, насколько это страшно ехать на две минуты быстрее. Но я не решился. Мне супруга предложила продлить подарок, даже можно было Сабину Шмитц найти. Она там рядом живет, постоянно ездит, она и гонщица профессиональная, можно было и с ней проехать.

Сабина Шмитц

С. Асланян: Жена, лично предлагающая Сабину Шмитц, достойна всяческого уважения.

С. Павлюк: Но я не решился проехаться.

С. Асланян: Зато понятно, что с женой повезло.

С. Павлюк: Спасибо, да.

С. Асланян: И после Нюрбургринга Adam, а дома – Skoda Superb.

С. Павлюк: Да, мы его в Дюссельдорфе взяли, а в Кельне сдали. Adam нам очень понравился, автобаны немецкие тоже понравились. Adam ехал 170 км/ч по автобану, никаких проблем, ничего с ним не было. Те функции, которые в нем были, устраивали, а функций там много таких, которых нет в современных машинах.

С. Асланян: Как было заявлено фирмой Opel, Adam – это автомобиль премиум-класс в формате маленького автомобиля.

С. Павлюк: Да, качественно сделан. Коробка передач мне очень понравилась, она похожа на Chevrolet Lacetti.

С. Асланян: Это за счет люфта или хода?

С. Павлюк: Люфты у него не как у Opel, а как у Chevrolet. Разворачиваешься назад, смотришь, где машина, а ее нет. Вот здесь сидение, а здесь – стекло.

С. Асланян: Это эффект водителя Superb. После того, как привыкаешь к четырем метрам сзади, Adam заканчивается на коленках у жены.

С. Павлюк: После «ринга» в России я ездил на разных машинах, но так получилось, что нужно было покупать большой автомобиль. Из тех машин, которые были, ну, я с вами советовался, вариантов было мало, в принципе, или Mondeo, который я сразу отсек, Passat, который меньше и дороже, E-Class я тоже отмел, потому что очень дорого стоит, и остановился на Superb. Я его быстро нашел, хотел немного другой цвет, но, в принципе, все подошло. Коробка DSG-6, двигатель 2.0, все самые стандартные вещи там есть. Комплектация практически максимально возможная, но у Skoda нет каких-то лишних вещей. Есть основные вещи – подогрев всех сидений, например.

С. Асланян: Что для кожи немаловажно.

С. Павлюк: Да, особенно на задних сидениях. Но, например, нет подогрева лобового стекла. Но, в принципе, мне подогрев лобового стекла и не нравится. Сеточку видно… Вот такие вещи мне нравятся. Нет камеры заднего вида, но есть парктроник.

С. Асланян: Ну, камера заднего вида стоит, наверное, на 15 центов дороже и с точки зрения немцев это недопустимая роскошь.Потому что сама камера заднего вида в принципе стоит 1,5 доллара. Парктроник стоит где-то 1,25-1,30 доллара.

С. Павлюк: Почему еще взял Superb – у него большой багажник. Он многоярусный, трансформируется, как угодно. Куча всяких креплений, куча всяких в нишах, в боковинах всяких ящиков и в многоуровневом багажнике места очень много.

С. Асланян: Это приятные воспоминания о машине, уже снятой с производства, поставки которой в нашу страну уже прекращены, и мы уже все ждем новый Superb. Возможно, Сергей нам расскажет, насколько он велик и могуч, хотя достоинства Superb так или иначе известны. Судя по всему, возникли определенные трения с дилером?

С. Павлюк: Да, трения с дилером возникли.

С. Асланян: Напрягитесь, питерские дилеры, это разговор о вас. Вы напортачили.

С. Павлюк: Напортачили. Дилера озвучивать не будем, все вроде исправили, но сразу исправлять не хотели.

С. Асланян: Проблемы были по сборке или по чему?

С. Павлюк: Проблемы были тогда, когда я покупал автомобиль. Когда я пришел забирать автомобиль, я его стал осматривать. Открыл багажник, смотрю, а у меня шторка багажника снизу чуть-чуть поцарапана. Вроде бы, новый автомобиль, а шторка багажника поцарапана.

С. Асланян: А вдруг в этом багажнике уже что-то прятали.

С. Павлюк: Да. Потом я думал, оклеивать или не оклеивать пленкой автомобиль. Ну, мордочку машины. Решил оклеить бампер и капот, а они взяли и заклеили мне еще фары.

С. Асланян: Ну, это неплохо.

С. Павлюк: Я не просил, а выставили счет.

С. Асланян: Винил или полиуретан?

С. Павлюк: К сожалению, уже не помню. Точно не скажу. Цена была существенной, но я решил, что дилеры делают надежно и качество.

С. Асланян: Наше стандартное заблуждение. Мы почему-то думали, что дилеры – это люди с другой планеты. Нет, это такие же наше.

С. Павлюк: Причем люди, которые занимаются оклейкой пленки, это не сотрудники дилерского центра, а сторонняя организация. Приезжают, делают и уезжают. Обклеили зеркала, должны были обклеить под дверными ручками, потому что на темном автомобиле от ногтей быстро возникают царапины.

С. Асланян: А разговор был о том, что капот и бампер?

С. Павлюк: Да. Под ручками я попросил, но они не сделали. А фары сделали.

С. Асланян: На старушку бывает прорушка. Промахнулись ребятки.

С. Павлюк: Потом быстро вскрылся один момент, но это уже, наверное, я понял дома: как они обклеивали пленкой. Ну, есть несколько вариантов. Первый вариант, когда есть специальные плоттеры и специально пленку вырезают по вашему крылу или по вашему автомобилю на отдельном стенде. Вырезали пленку под бампер или капот Superb – и приклеили, загнули края. Второй вариант: положить пленку…

С. Асланян: … и разрезать по месту, причем оставить пленку, чтобы можно было и завернуть.

С. Павлюк: Да, но нужно же резать на весу. А что сделали ребята – они резали по машине. Ножом по машине! Покрытие было повреждено несильно, но осадочек у меня остался. Я это дома понял, сразу поехал к дилеру и тут им сделал полную предъяву по пленке, по полке багажника. Естественно, когда вы получаете автомобиль и расписываете в акте приемки-передачи, нужно всегда написать все недочеты: поцарапанная пленка, поцарапанный прикуриватель. Я все это описал.

С. Асланян: Акт приема-передачи нового автомобиля?

С. Павлюк: Да.

С. Асланян: Так он обычно дается клиенту в руки до того момента, как он получает машину. У вас два варианта: либо вы действительно выходите во двор и очень подробно с лупой обходите весь автомобиль, и вы в акте пишете, что на момент его подписания машину вы не видели и не имеете представления о том, как она выглядит и какие повреждения она имеет.

С. Павлюк: Часть повреждений я описал, и когда я туда пришел, они первым делом задали вопрос: «А у вас там в акте все написано?». Я говорю: «Представляете, все написано». Они очень сильно удивились.По поводу пленки пришлось очень долго доказывать. Очень долго.

С. Асланян: При помощи юриста.

С. Павлюк: Да, пришлось подключать юриста, которого вы рекомендовали и с которым в течение двух часов мы написали бумагу, это письмо, и с этим письмом я пришел к дилеру. Естественно, я им рассказал, что писал грамотный юрист, можете сильно не вчитываться.

С. Асланян: Поверили?

С. Павлюк: Поверили на слово. Но все равно позвали человека с независимой экспертизой, который приехал и посмотрел: «Да, в багажнике шторка-то поцарапана». Пленка: эксперт не понимал, как она клеится, как устроена.

С. Асланян: Это настоящий эксперт.

С. Павлюк: Да, ему было очень тяжело и мне пришлось рассказывать ему все азы. Прям вот как клеится, как работает, как устроена. Я говорю: «Ну, что, будем снимать пленку и показывать, где царапины на машине есть?». Но мы сделали умнее. Мы подняли ее на подъемнике, и я посмотрел, как они резали ее снизу. А снизу они ее резали не по бамперу, а на весу, и она идет немного волнами. Я говорю: «Ну, эксперт, смотрите, вот здесь элементарно можно было ровно ножницами обрезать?». А они обрезали волной.

С. Асланян: Суть претензий была к чему? К тому, чтобы они компенсировали ущерб?

С. Павлюк: Компенсировали ущерб и убрали недочеты.

С. Асланян: То есть, переклеили по новой и замазали царапины?

С. Павлюк: Сейчас проблема с этой пленкой, что ее сложно отклеивать. И этим людям, я их увидел, когда эти товарищи приехали клеить пленку, я им сказал, что машину не оставлю. Они предложили снимать пленку, но я сказал, что не буду этого делать и отдам только профессионалам. Профессионалы посчитали, сколько будет стоить снять и приклеить новую, очень большой счет получился и я, естественно, все этим дилерам указал.

С. Асланян: И?

С. Павлюк: Товарищ провел экспертизу, порядка 10 дней все шло, и вывел заключение, что есть определенные нарушения. Дилеры позвонили, сказали: «Приезжайте, мы готовы все устранить или поставить допоборудование». На что я сказал, что я не хочу, чтобы мне устраняли или ставили оборудование, а я беру деньгами. Они подумали и сказали, что готовы оплатить.

С. Асланян: Сумма из чего была вычислена?

С. Павлюк: Полку заднюю купить, снять пленку, поклеить пленку.

С. Асланян: По расценкам дилера или профессионала?

С. Павлюк: Я считал по расценкам дилера.

С. Асланян: То есть, все-таки по заниженным ценам. На эти деньги можно было обратиться к профессионалам и эту же услугу получить?

С. Павлюк: Да. Не совсем хватило бы денег на то, чтобы снять все те элементы, которые они поцарапали. Потому, что это надо полностью снимать крыло, смотреть, насколько сильно поцарапано, его красить. Там чуть побольше сумма получалась. Я решил ничего не снимать, пообщался с людьми и мне сказали, что если хорошее покрытие, то ничего с царапинами происходить не будет. Их не видно, потому никакой коррозии начаться не должно.

С. Асланян: Но вывод напрашивается – обращайтесь к профессионалам. Потому, что у дилера работают случайные люди, которые, если что, не готовы отвечать за качество сделанного.

С. Павлюк: Да, обращайтесь к профессионалам и не отходите от этих профессионалов ни на шаг.

С. Асланян: Но профессионалы будут делать машину больше одного дня. Но и стоять рядом над душой – очень полезно. Это то же самое, как Сергей Павлюк не выходит из ремзоны, когда простейшая функция по замене масла производится у него на глазах, потому что доверять людям, что они это масло поменяют – оснований нет никаких, у официального дилера в том числе.

С. Павлюк: Да, машина гарантийная, потому я решил все делать у дилера.Естественно, они отказывались меня пускать, но, когда я им рассказал, что есть правила обслуживания, тогда они меня пустили. Первое обращение было, когда в двигатели на 2-3 тысячах оборотов появился какой-то сверчок небольшой. Я стал прислушиваться и говорю: «Что это такое?». А они мне: «Да вроде все нормально, мы ничего не слышим». Я приехал раз, второй, а потом они мне говорят: «Так вы попали под какую-то кампанию, вам нужно поставить скобу на турбину. Там где-то что-то дребезжит и нужно металлическую скобу поставить». Так ставьте. Вот они мне ставили скобу. Разбирали все и поставили. Не помогло. Я опять приехал, а мне говорят, что у меня где-то там трубопровод бензобака идет в двигателе, туда нужно вакуумную подушечку засунуть. И они засунули. Я не знал, что такие есть, это спрессованная поролоновая подушечка в полиэтилене, она вставляется в нужное место, прокалывается отверткой, она распирает этот трубопровод и он перестает греметь. Поставили, но это не то. Они уже напрягаются, когда я приезжаю.

С. Асланян: Это очень хороший эффект.

С. Павлюк: Когда я приехал в третий раз, они сказали, что единственное, что это может быть, если у меня в лонжеронах, там, где идет пластиковый трубопровод, трубки высокого давления, они где-то друг о другу бьются. Поэтому им нужно снять всю защиту днища, а она полностью вся закрыта.

С. Асланян: Автогеном вдоль разрезать лонжерон и посмотреть, что там происходит.

С. Павлюк: Все проще. Они в лонжерон засунули поролон, и там все перестало дребезжать. Я говорю: «А вы сразу не могли сделать?». Ну, они думали, что там, там и там… Они еще сказали, что один из клиентов не выдержал, и весь лонжерон запенил макрофлексом. Ничего больше у него не дребезжало. Но эту вещь никто не слышит. Ребята пишут, никто не вслушивается, а я почему-то стал прислушиваться. Машина очень тихая и даже мои семейные стали этот звук периодически слышать.

Потом появился еще один звук. Какой-то скрежет. Тогда мы приехали, наверное, к 10 тысячам, ТО у меня было, я менял масло. Мы стали с этой проблемой разбираться. Защита пластиковая, которая дополнительная, кевларовая или подкевларовая, трется с нижней кромкой небольшой заводской защиты бампера. Идет это перетирание, и она начинает греметь. Я говорю: «Давайте устранять». Дилер сказал, что сейчас устраним. Берет поролон, опускает защиту, засовывает поролон и опять прикручивает защиту. Я говорю: «Так поролон видно». А они говорят, что больше не знают, как это делать.

С. Асланян: Раньше в машине, если что, прокладка была из резины, а не из поролона. Любая.

С. Павлюк: Нужно было просто защиту сделать чуть-чуть поменьше, чтобы была щель между защитой бампера и этой новой защитой двигателя. А они сделали впритык. Есть два варианта: или все ослабить, развести чуть-чуть хотя бы на миллиметр, или же снимать и делать болгаркой этот миллиметр. Мы вроде сдвинули, а теперь при каждом посещении дилера я сам стою и смотрю, как они крепят защиту и ее отодвигают.

Масло меняли. Я тоже не очень верил, что у них за масло, заставил посмотреть, какие у них бочки.Если не изменяет память, красного цвета Shell, при мне они залили в емкость масло и при мне они заливали его в машину. Я видел, как они оттуда несли его сюда, я прям шел рядом с ними.

С. Асланян: Контроль, контроль и контроль. Никакого доверия.

С. Павлюк:

Как заливают масло: оказывается, прежде, чем открутить масляную крышку, нужно взять воздух и всю грязь оттуда сдуть. Потому, что не дай Бог туда попадет маленькая песчинка, когда будет заливаться масло…

Но когда делали ТО, мне все-таки выдали серьезного профессионала и он при мне старался использовать все эти вещи. Он все почистил, сдул, положил бумажечку, чтобы масло не залилось куда-то еще и не испачкало двигатель.

С. Асланян: Такие моменты продлевают жизнь автомобилю и экономят владельцу деньги.

С. Павлюк: 3-4 часа это занимает.

С. Асланян: Когда в советское время человек приезжал в ремзону делать «Жигули», он был обречен торчать рядом. Сейчас мы вернулись к тому, что слесари упали до уровня жигулистов и наша обязанность со своими машинами стоимостью в 1.5, 2, 3, 4, 5, 7, 12, 35 миллионов рублей присутствовать, смотреть и контролировать.

С. Павлюк: Да, в основном там работают студенты, молодые ребята.

С. Асланян: К сожалению, без навыка и той самой пролетарской гордости, о которой так долго говорили большевики.

С. Павлюк: У них маленький выбор инструментов. Условия, в которых они работают: если это зима, то там очень холодно, потому что ворота постоянно открываются и закрываются, никто о них не заботится, а деньги они получают смешные.

С. Асланян: И увольняют их при первом же обращении клиента.

С. Павлюк: Да. Цепочка очень хорошая. Еще хотел бы обратить внимание на то, что, когда вы сдаете машину в автосервис, я всегда прошу… Ну, когда заезжаю на мойку, я в машине не сижу, потому что я все-таки мойщику доверяю и со стороны смотрю, как он моет. Но они практически всегда моют коврики, салон автомобиля. И они всегда потом кладут их мокрыми. Причем я им говорю: «Ребята, дорогие, не мойте мне коврики, машина чистая». Они снимают коврики, мочат их, кладут, не пристегивают, как надо, а в Superb они еще и сложно пристегиваются, ничего не кладут и отдают машину с мокрыми ковриками. Я зову главного менеджера и говорю: «Бери салфетки и при мне все это вытирай. Я не уеду, пока вы не устраните это». Пару-тройку съездите, у вас ковер, под которым будет влага, непонятно, что там внизу проходит в машине, и когда там начнет «коротить» или еще что-то. Плюс запах в салоне появится.

С. Асланян: То есть, вы видите, что несмотря на очаровательную и добрую улыбку Сергея, присутствующего в эфире, и располагающего к себе очарованием, он очень въедливый и дилеры от него плачут. Это нормальная позиция, когда ты с одной стороны максимально дружелюбный и не придираешься по пустякам, а с другой стороны загоняете их, потому что это очень правильно: это они вам должны, а не вы. Эта позиция должна укорениться в том числе в сознании тех маленьких мальчиков, которые на один раз пришли подзаработать, через полгода будут выгнаны, но выгнаны они будут и с пониманием того, что есть очень небольшой процент клиентов, которые настаивают на том, чтобы к ним относились, как к людям, которые платят деньги. Хочешь или нет, а вот этот старый, некрасивый постулат, взятый из американских боевиков, должен быть реализован на русской почве.

Иначе мы так ни до чего и не доживем, у нас так всегда и будут слесари, привыкшие к «Жигулям», кувалдами крушить нашу технику, которую мы любим, а они – нет. К сожалению.

С. Павлюк: Да, а еще один момент, который возник у меня с машиной в 11 тысяч пробега (хорошо, что машина на гарантии), на большой скорости у меня стал появляться звук в переднем левом колесе.

С. Асланян: Подшипник?

С. Павлюк: Естественно, когда я приехал на сервис, они сказали, что такого не может быть. Подняли машину на подъемники, покрутили колеса, сказали, что мне что-то кажется. Я сказал, что давайте разберемся и поедем кататься по дорогам общего пользования. Я взял слесаря и мастера по гарантии.

С. Асланян: И тут они покатались в первый раз в жизни на приличной машине.

С. Павлюк: Звук появлялся на скорости больше, чем 80 км/ч. Приходилось разгоняться, но на Superb это легко делается. Единственное, что в городе шум и гам, потому подшипник слышно плохо. А на трассе, когда едешь за город. Они долго сопротивлялись, но в итоге сняли колеса, он взял стетоскоп, как у врачей, и стал слушать все, что можно прослушать в подвеске. И когда он прислонил к подшипнику, то сказал: «Сергей, все, это подшипник, мы были неправы».

С. Асланян: Вот только так с ними и надо. Никакого доверия, никакого дружелюбия. Улыбка вам совершенно не возбраняется, а, тем не менее, работать с ними нужно жестко. У нас есть звонок, но плохо слышно человека, который дозвонился. Поэтому продолжим наш диалог. Сергей поехал во Вьетнам. Опять-таки, сначала на самолете, а не так, чтоб из Санкт-Петербурга в Москву, а потом и во Вьетнам.

С. Павлюк: Да, на самолете нашей одной известной компании.

С. Асланян: Ну да, не будем грустить по поводу этой компании.

С. Павлюк: Компания известная, но с ней отдельная история, потому что я каждый раз строю эту компанию, хотя у этой компании я – VIP-клиент. Как летать на самолетах этой самой большой компании в России – я могу отдельно рассказать.

С. Асланян: Пару слов.

С. Павлюк: Даже являясь VIP-клиентом крупной компании, все равно отношение к тебе странное. Как будто ты вообще не клиент и не VIP.

С. Асланян: Очень похоже на почерк этой компании.

С. Павлюк: Все время приходится показывать, доказывать, тыкать лицом и просить людей включать голову. Потому, что не всегда люди включают голову. Они привыкли работать по определенной бумажке и по определенным правилам.

С. Асланян: Да, но заставить включить их голову все-таки надо.

С. Павлюк: Да, общение с главным у меня всегда занимает минут 15-20. Вызывается главный в самолете (ну, не пилот, естественно), который иногда даже боится идти ко мне, потому что он понимает, что что-то не то. Я говорю: «Дайте-ка мне главного». А мне говорят: «Он занят». Да не может быть он занят.

С. Асланян: Может быть, он вышел.

С. Павлюк: В общем, я жду, потом дотошно рассказываю, как все должно быть на самом деле. 15-20 минут общения, и люди понимают.

С. Асланян: И самолет облегченно летит дальше. Почему Вьетнам?

С. Павлюк: Потому, что в этом регионе в Азии… Ну, я немного, где был. Я был в Китае, Гонконге, был на Филиппинах. В принципе, поездил. А жена у меня была практически во всех странах азиатского региона. Вообще у нее это была уже 38-я страна, а у меня это была 15-я страна. Мы договорились так, что сейчас ездим по тем странам, где не была она. Во Вьетнаме она, вроде бы, не была, а я тем более не был. И мы поехали во Вьетнам, плюс там было тепло, хорошо довольно-таки.

С. Асланян: Во Вьетнаме ух тепло, ух хорошо!

С. Павлюк: Почему Вьетнам? Там тепло, он же еще довольно узкий и длинный и на нем очень много климатических зон.

С. Асланян: Какой месяц был у нас на дворе тогда?

С. Павлюк: Май, по-моему. Весна была. Там было хорошо. Мы полетели не на самый юг, а в середину Вьетнама, в столицу. Потому спустились чуть-чуть на юг, там температура была +25, а на самом юге – уже за 30. Покупались, поели фруктов и потом мы уже поехали на север.

Сергей Павлюк на скутере

С. Асланян: Вы программу себе сами составляли или смотрели на то, что вам гиды предлагают?

С. Павлюк: У меня всегда все составляет жена. Это намного дешевле, чем через гида и через туроператора тем более. Все планируем сами, в этот раз потратили 2-3 ночи на это.

С. Асланян: Тем более, много интересного узнаешь, пока набираешь пласт информации.

С. Павлюк: Да. Я боюсь, что немного наврал. Это был не май, а наша зима.

С. Асланян: Ничего страшного.

С. Павлюк: Сейчас другая страна, я из другой вернулся.

С. Асланян: Из какой?

С. Павлюк: Из Стокгольма.

С. Асланян: Там тоже неплохо.

С. Павлюк: Но давайте вернемся к Вьетнаму. Цель была – отдохнуть какое-то количество времени, а потом подняться в горы, посмотреть на рисовые поля. Уже не на равнине, а на рисовые поля в горах. На равнине, конечно, красиво, но в горах эти террасы с рисом, которые уходят в небо – это очень красиво.

С. Асланян: Рисовые болота, на которых несчастные люди ходят в грязи.

С. Павлюк: Да, вот в горах люди рис еще только сажали. Он был не зеленый, а был просто как болотце. Буйволы там ходили и месили эту землю.

С. Асланян: Вы во Вьетнаме каким-то транспортом пользовались и какие перед собой ставили задачи в том числе в отношении транспорта?

С. Павлюк: Когда мы с юга уехали подальше, мы стали искать, куда, как и на что съездить и посмотреть. Поняли, что то, что предлагается в отеле – довольно дорого. Экскурсии там дорогие. Мы решили все это делать сами, но брали в аренду скутер.

Причем в первый раз мы взяли скутер прямо в отеле в горах. Была довольно современная Yamaha. Коробка, естественно, вариатор, не надо ничего переключать.

Единственное, что у них был плохой английский и они не смогли объяснить, где передний и задний тормоз. Немного помучались, но разобрались.

С. Асланян: Каски обязательны?

С. Павлюк: Они говорили, что мы можем ехать без касок, но мы надели на всякий пожарный. И на горный серпантин поехали.

С. Асланян: А насколько активное движение там на горном серпантине?

С. Павлюк: Мы спросили в отеле, сколько ехать до такой достопримечательности. Они мне говорят: 12 километров. Я еду-еду-еду, и понимаю, что не работает одометр. Я не понимаю, сколько я проехал.

С. Асланян: А какой-нибудь Google в помощь? Не работает?

С. Павлюк: Наверное, можно было, но не хотелось попадать на роуминг, на все эти вещи. У нас в голове приблизительная картинка.

С. Асланян: С погружением. Уж приехали так приехали, уж разбираться так разбираться.

С. Павлюк: Был вариант спросить у местных. Но, во-первых, туристов мало, местные не говорят на английском, по-вьетнамски с ними тяжело общаться. Мы ехали так: проехали 10-12 километров, видим какой-то поворот и думаем, что нам сюда. Повернули, наверное, это та достопримечательность, посмотрели, возвращаемся в отель, говорим, где мы были, а нам сказали, что мы не там были и мы не доехали два километра.

Потом поехали по горному серпантину смотреть водопады. Скутеров у них очень много. Машин – очень мало, в основном там скутера.

Причем водители машин бояться скутеристов. Им уступают. Потому, что не дай Бог обидеть скутериста, потому что они приедут всей толпой и я не знаю, что от этой машины останется.

Есть и грузовики. На серпантине они, конечно, ездят очень страшно, очень быстро, со скрипом и вот они скутеристов как-то не очень уважают. Автомобили всегда пропускают. Джип, малолитражка – не принципиально.

С. Асланян: А техника у них какая? Там чьи автомобили? Оставшиеся от американского ига или что-то новое?

С. Павлюк: Если брать столицу, то там и Range Rover, и Mercedes ездят. Пикапов много, L200.

С. Асланян: Советское присутствие как-то угадывается?

С. Павлюк: Есть старые военные УАЗики. Их довольно много встречается, и «буханки» пару раз видел.

Военный УАЗик

С. Асланян: Родные, практически ностальгические автомобили. А как они относятся к иностранцам и особенно к русским?

С. Павлюк: Русских они уважают. Нормально, объясняют все на пальцах.

С. Асланян: Американцы не оставили у них не заживающую рану в душе?

С. Павлюк: Нет, они понимают, что такое доллар. Рассчитываешься там или в местной валюте, или в долларах. Например, килограмм качественного, хорошего манго стоил в районе 20 донгов, это около доллара. На килограмм ананасов, арбузов и чего угодно приблизительно одинаковый ценник в долларах. Вы всякие дикие, интересные фрукты покупаете за копейки и можете это спокойно покушать в номере или где-то еще. Главное, это довезти с собой.

С. Асланян: Довезти до источника воды, чтобы помыть?

С. Павлюк: Да, помыть, да и некоторые фрукты приходилось есть так, что ты потом весь в этом соке. Арбузы они выглядят в форме торпеды, ты его разрезаешь пополам и ешь ложкой. Очень вкусно, приятно, одного арбуза хватает на двоих.

С. Асланян: Катаясь по достопримечательностям на скутере – это понятно. А на чем вы перемещались по населенным пунктам?

С. Павлюк: Мы передвигались в некоторых местах на автобусе. На длинные маршруты мы передвигались на самолете, когда летели с середины Вьетнама на север. Вьетнамские авиалинии, у них очень хорошие самолеты, обслуживание прям очень хорошее! А потом мы передвигались на местных железных дорогах. Их очень мало, но они очень интересные и красивые. У них узкоколейка, паровозики все смешные, маленькие, крохотные.

С. Асланян: Ну, вьетнамцы и сами некрупные.

С. Павлюк: Да, я в вагоне головой доставал до потолка. Поезда заточены под туристов.

С. Асланян: Насколько обширна сеть общественного транспорта во Вьетнаме и можно ли на автобусе проложить маршрут так, чтобы проехать всю страну, не пользуясь чем-то отстраняющим вроде самолета, а так, чтобы по земле…

С. Павлюк: Можно. Это будут спальные автобусы, в которых довольно-таки мало места. На вторых ярусах там складываются сидения и можно ночью спать. В принципе, так можно и будет довольно дешево.

С. Асланян: Опасное движение? Ну, во Вьетнаме все недорого.

С. Павлюк: Мы решили, что лучше спать в номере. Это намного удобнее, чем в автобусе. В принципе, довольно все безопасно. Есть пару моментов по поводу отдыха. Кто у них водится на пляже… Это отдельные вещи. Нужно запасаться определенными репеллентами, в песках у них живет очень много специфичных созданий, которые вас могут покусать и в течение дня можно всему покрыться волдырями, которые нельзя чесать. При этом наши российские репелленты не помогают, но есть специальные препараты, которые можно купить в любом магазине, начиная от этой вьетнамской звездочки, которую тоже можно использовать как репеллент, заканчивая какими-то специализированными вещами. У них аптеки небольшие, но там все есть.

С. Асланян: По крайней мере, для выживания местного населения.

С. Павлюк: Да. Приезжаешь, объясняешь ситуацию и все. Это вот как раз на песчаных пляжах. А дальше, в принципе, никаких гадов особо у них нет, все нормально.

С. Асланян: За руль каких-то местных машин не доводилось садиться?

С. Павлюк: Нет, мне доводилось садиться, у нас было 3 или 4 гостиницы, и в пятизвездочной мне отказывались предоставлять скутер, потому что у них нет такой услуги в гостинице. Пришлось им на английском языке сказать, что мы верим, что они решат эту проблему. Мне подогнали скутеры, но оказалось, что они забрали его у своих сотрудников из соседней гостиницы. Это был убитый скутер, на котором приходилось самому переключать передачи, но все равно на нем я себя чувствовал комфортно. Не было необходимости брать машину.

С. Асланян: Будучи путешественником, в том числе идущим по следам собственной жены, которая преуспела и в два раза больше стран повидала,

Сергей собирается у нас, на страницах сайта amsrus.ru, сделать некую группу, с которой, если единомышленников соберется предостаточно, будет предпринята попытка проехаться где?

С. Павлюк: Можно будет так же выехать на Нюрбургринг.

С. Асланян: Это с целью удешевления поездки, может быть,

получится некая сборная AMSRUS, возглавляемая Сергеем, и тогда, поехав туда по корпоративной скидке, поделитесь фейерверком своих впечатлений у нас на сайте и, я надеюсь, получите определенное удовольствие.

Сергей, спасибо!

С. Павлюк: Спасибо и вам.

С. Асланян: Пока у нас идут последние секунды эфира,

мы видим, что наш эксперимент с Hyundai MotorStudio и этим замечательным задником у меня за спиной – кинотеатром «Октябрь», показывает, насколько это все успешно и удачно реализуемо, со следующей недели мы, наверное, попробуем выходить в эфир дважды.

Это будет не среда, а, скорее всего, вторник и четверг. Ну, посмотрим, вы видите, что у нас есть определенные технические трудности. Например, телефон у нас не работает, хотя он существует. И вопросы у вас интересные.

И мы, наверное, будем чередовать гостевые эфиры, когда кто-то из вас материализуется здесь и рассказывают о том, что пережил, перенес с собой и готов показать и поделиться. А другая часть эфиров какого-то определенного дня будет посвящена нашему традиционному формату, где я буду рассказывать о том, что мне интересно, отвечать на ваши вопросы. У нас с вами замечательная перспектива, начав здесь, не расставаться. Вы видели видео-версию, будет и аудио-версия, потому у вас будет возможность через какое-то время, поднакопив количество наших эфиров, включать диск у себя в машине и делать вид, что это было радио…

Сергей Асланян
Сергей Асланян

Сергей Асланян — автоэксперт

Больше статей
write a comment

0 Comments

No Comments Yet!

You can be the one to start a conversation.

Only registered users can comment.