Страховщики кричат об убытке и просят повысить тарифы
1 299

Страховщики кричат об убытке и просят повысить тарифы
Декабрь 01 07:00 2014

Алексей Соломин: Сан Саныч Пикуленко уже в студии!

Алексей Нарышкин: Погода ясная!

А. Соломин: Да уж.

Александр Пикуленко: И даже морозная. Машины с сегодня покрыты инеем с утра. Доброе утро!

А. Соломин: Мы итоги голосования подведем. 13% радиослушателей считают тех, кто уезжает сейчас из России навсегда, предателями.

А. Нарышкин: 13% такое показательное число. 87% не считают. Сан Саныч, вы не собираетесь уезжать навсегда?

А. Пикуленко: Я? Нет. Я вообще даже за Садовое кольцо не собираюсь уезжать.

А. Нарыкин: Сан Саныч, вам надо сформировать свой опрос: те, кто покидают Садовое кольцо предатели?

А. Пикуленко: Ну, естественно. Приличные люди должны жить внутри Садового кольца. Дальше это уже пролетарское гетто или вообще совершенно инфернальные районы: например, 14 микрорайон Марьино. Там вообще люди жить не должны.

А. Соломин: Сейчас, я думаю, наши слушатели оценят по достоинству ваше заявление. Потом мы его вам распечатаем весь тот перечень мнений.

А. Пикуленко: Ну, это мое субъективное мнение.

А. Нарышкин: А как вы думаете, Садовое кольцо хотя бы физически вместит 140 миллионов человек?

А. Пикуленко: Ты знаешь, такое желание есть. Можно, если освоить подвалы и чердаки, снести все и построить высотные дома.

Вот в Китае, например, там решают вопрос просто: там маловато места становится, сносят 15-этажные дома и ставят 32-этажные.

А сейчас они задумали дом построить выстой ровно километр. Самое высокое здание на Земле. И построят. Поэтому можно. Давайте построим, если опереться на Садовое кольцо, то можно построить высотку километра 3. Туда уместится вся страна. Все будем жить внутри Садового кольца.

А. Соломин: Главная ваша мысль: что сейчас московские власти не рационально используют все пространство.

А. Пикуленко: Абсолютно нерационально. Надо снести все 5-этажки.

А. Соломин: Парки все застроить.

А. Пикуленко: Нет, зачем же.

А. Соломин: Александровский сад тоже.

А. Пикуленко: Да, можно.

А. Нарышкин: Александр, наш слушатель из Петербурга, только завидует, в хорошем смысле, тем, кто уезжает. А Олег пишет из Тамбовской области: «У меня есть земляк в Израиле. Радуется каждому нашему кризису и неудаче. Причем считает себя патриотом России.»

А. Пикуленко: Ребята, я поездил по миру немало и могу вам сказать, что мы живем в очень красивом и хорошем месте. Великая страна Америка. Выходишь в Сан-Франциско, завернул за угол: грязный город, пьяный негр с наглой рожей. Вот вам, пожалуйста. Великая страна. Самая богатая страна мира. Детройт довели до такого состояния, что там вообще жить нельзя. Между третьей и девятой милей. Черный пояс, брошенный, уже разрушенный. Поэтому не надо мне рассказывать. А уж мы еще нормально живем.

А. Соломин: Ну, Сан Саныч всех приложил: москвичей, американцев. Давайте к автомобилям.

А. Пикуленко: Давайте к автомобилям. Нет, это к разговору о том, что почему-то считают, что там все хорошо. Да, ничего там, свои есть.

А. Соломин: Свои есть Садовые кольца.

А. Пикуленко: Да, конечно. Начну с радостной вести.

А. Ныршкин: Это хорошо.

А. Пикуленко: Это хорошо, да.

Средняя выплата по ОСАГО стала больше: с 27-28 тысяч поднялась до 32 тысяч.

А. Ныршкин: А от чего это зависит?

А. Пикуленко: То есть нам автомобилистам удается выжить из страховщиков больше.

А. Ныршкин: По суду?

А. Пикуленко: В том числе и по суду. Народ стал с ними часто судится, потому что они зажимают деньги. Но страховщики в этом видят угрозу своему бизнесу. Любая выплата для него это личное оскорбление. Любую копейку, которую он заплатил автомобилисту, он сразу списывает в убыток. И это позволяет громко кричать об убытке… И соответственно просит к повышению на 28% полиса, которое, как мы знаем, произошло, повысить тарифы еще на 40%.Выплаты страховыми компаниями

А. Ныршкин: Для страховщиков это логично, потому что чем больше у них выплата, тем больше у них ставка будет.

А. Пикуленко: Понимаешь в чем дело: у нас ОСАГО социально направленная компания.

А. Ныршкин: Которая регулируется.

А. Пикуленко: Да, она должна регулироваться государством, но

страховщики выкручивают руки государству, занимаются откровенными противозаконными действиями, навязывают ряд услуг дополнительных, вообще перестают продавать полисы ОСАГО.

По статистике РСА. Их собственно союза страховых компаний, сами же, ребята, признаетесь, кто вас за язык тянет. На выплаты потрачено всего 60% процентов, оставшиеся 17% это их дополнительный доход. Почему? Объясню. По закону. Страховые компании могут забрать с каждого полиса 20%. 20%, ребята, а не 40%.

А. Ныршкин: Я там уже немножко запутался в цифрах, но ладно.

А. Пикуленко: 3% отчисляются в страховой фонд РСА. 23%. Остальные 77% страховщики должны потратить на выплаты нам с вами. Сколько они платят? 60%.

А. Соломин: Ты конспектируй.

А. Пикуленко: На эти 17% и живут. Извини меня, сейчас, когда, чего греха таить, в нашей стране кризис. Это почему это они 17%? 20% уже зарабатывают на наркотиках. А они зарабатывают 17%. Почему они грабят податное население, обложенное оброком? Вот это мне непонятно. И после этого хотят еще на 40% повысить. Ребят, я считаю, что это просто неприлично. Это откровенный грабеж с большой дороги. Единственное что меня радует: последнее изменение в кодекс «Об административных правонарушениях» позволяет ездить за 500 рублей без полиса ОСАГО.

А. Наршыкин: Я боюсь вступиться, потому что вы сравнили 17% с 20%, которые наркооброна получает. Мне стало неловко.

А. Пикуленко: Ну, да. Как пишут та же самая популярная литература, что 20% можно только незаконным путем заработать.

А. Соломин: А все таки позитивное есть еще что-нибудь? А то вы начали за здравие, а потом как всегда.

А. Пикуленко: Позитивного с ОСАГО нет, потому что я вообще противник это всего. Я вообще считаю, что умный человек застрахуется по КАСКО, а остальным вообще не надо.Выплаты по ОСАГО

А. Наршыкин: Мне нравится, как один наш слушатель задает вопрос: «Сан Саны, как вы относитесь к женщинам-хищницам?». А потом видимо понимает, что хотелось бы как-то по автомобильной теме вопрос услышать и добавляет: «Сан Саныч, как вы относитесь к женщинам-хищницам, претендующем на все имущество, в том числе и на машину?».

А. Пикуленко: Я считаю, что нормальный мужчина должен оставить все, кроме автомобиля. Джинсы надел, свитер сверху набросил, в машину сел и уехал. Все остальное ей. Если ты не можешь жить с женщиной одной, а тебе нужно несколько в этой жизни. Это же порочная практика менять жен, как перчатки. Меняйте автомобили, я призываю всех мужчин. Прелюбодействуйте с автомобилями. Поверьте мне, что можно, начав с KIA, дойти до Bentley.

А. Наршыкин: Так, слушайте. Вы разошлись сегодня, Сан Саныч.

А. Пикуленко: Особенно в зрелом возрасте.

Bentley украшает любого мужчину.

А вот женщине надо посмотреть иногда на себя в зеркало.

А. Нарышкин: Хорошо, пока мы в таком настроении.

А. Пикуленко: Давайте оставим все женщинам.

А. Нарышкин: Давайте мы еще какого-нибудь замочим сейчас. Что у вас еще есть? Вы сказали, радостная новость есть, еще есть какая-нибудь такая плохая.

А. Пикуленко: Да, есть еще одна радостная новость. Для меня совершенно неожиданно. Наша хамоватая московская власть в лице дептранса и лично Максима Ликсутова вдруг неожиданно решило широкой дланью раздать московские земли общего пользования. Рядом с моим домом есть культурное заведение: называется театр Вахтангова. Как любой очаг культуры, требует к себе повышенного внимания.

А. Соломин: У меня какое-то дежавю. Я где-то это уже слышал. Я даже знаю, что вы сейчас скажете.

А. Пикуленко: И вот им разрешили почему-то на тротуаре, вообще-то тротуар это для пешеходов, сделать стоянку служебного транспорта театра имени Вахтангова.

А. Нарышкин: Столько вещей сейчас удивительных. Сан Саныч, вступился. Не просто вступился, а прыгнул на чиновника московского из-за пешехода.

А. Пикуленко: Понимаешь в чем дело: вдоль театра идет тротуар. Почему на нем можно парковаться, пусть даже заслуженному артисту. Но они пошли дальше, так как проезжая часть в переулке — это платное парковочное пространство, театр Вахтангова вбил туда столбики и повесил наглую вывеску: «парковка для служебных машин театра Вахтангова». Причем эти столбики сначала заняли два места, потом четыре. И тут смотрю, я поднял как-то этот вопрос, эти столбики снесли. Тротуар они, конечно, нагло занимают, это к вопросу, что культурное заведение должно пример показывать, а не хамить окружающим. Однако парковку, отнятую у автомобилистов, они вернули. Я не знаю, платил ли театр Вахтангова городу. Если не платил, то Ликсутов откровенно совершал преступление со своей командой, потому что он лишал города денег. Еще хочу, чтобы восстановили порядок на Ветошном переулке, где действует какое-то непонятное неорганизованное формирование под вывеской парковочная служба ГУМ, которая сама решает кого пускать на Ветошный, а кого нет.Парковка в Ветошном переулке

А. Соломин: Сан Саныч, у меня вопрос по поводу выделения конкретных парковочных мест для конкретных учреждений. Можно ли как-то договариваться с властями, что мы, например театр, «Эхо Москвы», мы хотим, чтобы у нас здесь было три места.

А. Пикуленко: Нельзя договариваться, потому что закон должен действовать для всех. Как-то только ты начинаешь договариваться, сразу появляются белые и черные. А Геликон-опера, она тоже придет, тоже уважаемая. А «Эхо Москвы»: нам тоже с десяток парковочных мест, бесплатных, конечно.

А . Соломин: А, например, напротив Верховного суда парковочка и написано: «только для автомобилей Верховного суда»

А. Пикуленко: Ты знаешь, это хамство власти, но поскольку Верховный суд — последняя инстанция, кто на него будет жаловаться.

А . Соломин: В Европейский суд можешь пожаловаться, конечно.

А. Пикуленко: А он на такие мелочи внимание не обращает.

А . Соломин: Спасибо большое. Сан Саныч через час к нам придет и ваши вопросы мы зададим.

  Article "tagged" as:
  Категории:
Александр Пикуленко
Александр Пикуленко

Больше статей
write a comment

1 Comment

  1. Александре Сафаров
    Декабрь 01, 19:58 #1 Александре Сафаров

    а средняя зарплата у страховых клерков 70тр

Only registered users can comment.