Облюбовать бездорожье. А вам слабо поехать на Чукотку или Камчатку?
2 173

Облюбовать бездорожье. А вам слабо поехать на Чукотку или Камчатку?
Август 19 14:00 2014

Александр Пикуленко: Добрый день. Сегодня мы поговорим о необычных путешествиях по сложным дорогам. Чтобы все-таки об этом поговорить, я пригласил человека, который, наверное, проехал побольше, чем многие из нас, по сложным дорогам. Это Алексей Симакин – организатор внедорожных путешествий и руководитель компании «Авторазум».

Алексей Симакин: Здравствуйте, Сан Саныч и уважаемые слушатели.

А. Пикуленко: Алексей, понятно, что дороги – дело хорошее. Ну, как истинно русский человек вы предпочитаете не дороги строить, а ездить по тому, что проложили, скажем, древние предки.

А. Симакин: Да, мне нравится ездить по тому, что осталось от дорог, или там, где дороги еще не проложены. Собственно, делаю я это уже последние 20 лет. В 1994 году я впервые услышал о таком приключении, как Кэмел Трофи, и тогда загорелся поучаствовать в нем. И с тех пор все это дело понеслось. Сначала сам участвовал, потом сам организовывал. Сейчас Кэмел Трофи почил в лету, за ним и Land Rover G4 Challenge, а я все по-прежнему продолжаю куда-то ездить и что-то организовывать.Land Rover G4 Challenge

А. Пикуленко: Сейчас у нас появилось много таких мероприятий, когда все желают куда-то проехать. Вот, например, Андрей Леонтьев – до Тикси на стандартных машинах. А как вы предпочитаете проехать: на стандартном автомобиле или на специально подготовленном? И по вашему ощущению, современному автомобилю, естественно, не легковому, а скажем, Land Rover Discovery или хорошая Toyota, в состоянии преодолеть эти трудности?

А. Симакин: Современные автомобили действительно могут многое. Так или иначе, все равно требуется какая-то подготовка автомобиля. В зависимости от того, насколько далеко, в какие северные или южные, горные, степные широты мы отправляемся. Я столкнулся с тем, что сейчас понимаю то, что стандартные автомобили способны делать многое, много куда пробраться.

Кстати, мы с Land Rover сейчас делаем приключение, которое называется DiscoverRussia. Побывали уже во многих уголках нашей семьи… Прошу прощения, страны.

А. Пикуленко: Ты правильно сказал изначально. Практически все становятся одной семьей – и инструкторы, и журналисты роднятся в этих тяжелых и экстремальных условиях.

А. Симакин: Едят тот самый пуд соли, выкапывают те же самые машины. Многие удивляются тому, что могут современные автомобили. Когда мы ездили с вами на Камчатку в прошлом году, то местные Камчадалы (кто не знает, это очень мощное джипперское движение)… Их любимое развлечение – выбраться на субботу-воскресенье на своих крокодилах, как они их называют, куда-нибудь под вулканы половить рыбу и побеседовать с медведем. Так вот никто не верил, что Land Rover Discovery проехал там, где мы с вами проехали. Вопросов не было вообще, мы проехали запросто.

А. Пикуленко: Камчатка действительно потрясающее место. Для меня это было открытие родной страны. Я даже представить не мог, насколько это отличается от того, что я когда-либо видел. Я в первый раз попал на Камчатку. Местные Камчадалы меня поражали. Дороги у них, наверное, есть. Но мы их видели мало. В основном, это полное бездорожье, это русло рек, какие-то протоптанные пробки местным лесочком, чтобы добраться до горячих источников, например.Land Rover на Камчатке

Но меня поразила картина, когда едет колонна Land Rover, никуда не торопясь, объезжая все, но все равно упорно едя. В это время на полной скорости, по камням, ухабам и ямам, сметая все на своем пути, летит местные лифтованный, причем на багажнике у него прыгают мангалы, внутри у него домочадцы. Причем одной рукой он крутит руль на бездорожье, а другой пытается снять нас на телефон. И буквально часа через два мы встретились в одном месте. Вот все-таки есть, наверное, в этом какая-то прелесть – доехать куда-то на машине, на которой мы ездим каждый день. Добраться туда, где человеческая нога редко ступает.

А. Симакин: Да, побывав недавно на мысе Крильон, посмотрев на пролив Лаперуза, я с вами абсолютно согласен. Вот как раз в этом и есть прелесть куда-то доехать. И надо сказать, что поскольку ноги у меня растут с Кэмел трофи, все обучение начиналось с определений. Ну, как любая наука, как любые знания, начинаются с определений.

Так вот, что такое бездорожье? Англичане трактуют внедорожное путешествие так: это когда вам нужно доехать из пункта А в пункт Б с минимальным риском для человека, для окружающей среды  и автомобиля в условиях внедорожья. Вот именно поэтому, наверное, возвращаясь к попрыгунчикам, которые скакали мимо нас на Камчатке, у нас другой менталитет. Мы понимаем, зачем едем. Нам нужно доехать из пункта А в пункт Б, у нас все так же, но мы еще добавляем – получить от этого удовольствие. Что мы и делаем.

У них, наверное, немного другое удовольствие. Насколько я знаю, они очень много времени проводят под своими автомобилями, ремонтируя их после каждой субботы и воскресенья, после каждой вылазки на природу. В общем, кто как отдыхает. Я помню, что Илья Ильф и Евгений Петров описывали отдых на природе очень своеобразно.

А. Пикуленко: Много мест, где вы побывали уже. Всегда ли достаточно радушно встречает вас местное население? Я знаю, что вы залезали в какие-то такие глухие места Абхазии. К этому мы еще вернемся, но я знаю, что был потрясающий пробег, когда вы ехали от Чукотки и оттуда на Камчатку. Гостеприимна местная публика?

А. Симакин: На мой взгляд, чем дальше от городов отъезжаешь, тем гостеприимства больше, открытости больше, искренности. И местные жители, особенно на севере, меня всегда удивляли своей искренностью. Посмотрев пару лет назад фильм «Аватар», я постоянно их в хорошем смысле сравниваю со зверушками. Они настолько близки к природе. У них совершенно другое понимание природы, жизни, ценностей жизни. И новый человек, особенно на севере – это что-то редкое. Поэтому к новому человеку всегда с огромным почтением, интересом, уважением относятся. Это мои главные впечатления, которые были от внедорожных путешествий. Повторюсь, особенно на севере.

А. Пикуленко: Как-то, кстати, многие ваши последние путешествия идут к северу, Беломорью. Почему так тянет на север?

А. Симакин: Потому, что это менее изведанная, менее пройденная и проходимая часть нашей страны и Земли. Красота севера очень своеобразная. Она какая-то такая тихая и звенящая, и совершенно другая. Ни мух, ни слепней, ни зноя… Но как-то немного смещается точка сборки: другие горизонты, другие закаты, другое пространство, другое ощущение воздуха. Это похоже на то, когда ты в горы поднимаешься на 3-4 тысячи, и там уже совершенно другое ощущение пространства. Вроде и рядом, а вроде и далеко. Вроде сказал и кажется, что человек тебя не услышал, а на самом деле он тебя нормально слышит. Ощущение времени и пространства на северах немного становится другим. И все эти полярные дни, полярные ночи… Может быть, поэтому. Сложный вопрос вы задали. Я пытаюсь это как-то постигнуть, но не получается.

А. Пикуленко: Вы путешественник со стажем, с опытом и, что немаловажно, с командой. Я так понимаю, что в путешествии важна команда. Людей, которые близки по духу, людей, которые совмещают психологически, потому что раздражает иногда, что один копает, а второй – нет, потом один застревает, а другой в это время выезжает. Это важно. А куда можно отправиться в хорошей компании, до какой точки? Так как вы прошли уж совсем вглубь. Например, вот до Магадана можно, а до Певека – надо специально готовиться, и туда только самым лучшим и самым умелым, а на Чукотку – так вообще выдающиеся личности, равные первопроходцам.

А. Симакин: Здесь, наверное, все-таки не какая-то абсолютная величина и сравнивать с какими-то северными путешественниками. Это все относительно своего понимания, своего мироощущения. Потому что у каждого свой порог экстремальности, свой порог какой-то максимально дальней точки, куда можно добраться. Так или иначе, любое путешествие требует подготовки. Для кого-то путешествие на дачу – уже достаточно экстремальное путешествие. Я каждую пятницу на обочине наблюдают подбитых автолюбителей, не доехавших до своей дачи. Поэтому можно ехать в Певек, можно ехать, как выяснилось, и в Петропавловск-Камчатский на автомобилях. Каждый выбирает по себе. Это вопрос моральной подготовки и вопрос желания.

А. Пикуленко: Но вот, если, допустим, у человека внедорожник, у человека есть интерес к родной стране… Я подтверждаю, что родная страна очень красивая. Куда бы вы посоветовали направиться? Может, есть какой-то отпускной маршрут? Например, в Певек, на Алтай или Сахалин.

А. Симакин: Мы выяснили, что можно проехать во все эти места. В Певек уже дорожка проторенная. С моим восьмилетним опытом скажу, что на более-менее подготовленном стандартном автомобиле можно доезжать до Певека – нашего самого северного города страны, который находится на Чукотке. Туда можно проехать. Там очень красиво. Когда едешь по льду по реке Колыма и встречаешь совершенно разных людей… Там уже топчут дороги, их специально готовят. Но это зимний вариант.Land Rover Defender на русском севере

А. Пикуленко: В общем, надо ехать только зимой. Летом туда ездить противопоказано, потому что туда никто не ездит летом.

А. Симакин: Туда просто невозможно проехать летом, а не то, что противопоказано.

А. Пикуленко: Да, мы говорим о зимнем отпуске. Вариант для тех, кто любит отпуск в декабре. Вот можно проследовать примеру Алексея Симакина и его команды.

А. Симакин: Я бы рекомендовал ехать в Певек все-таки не в декабре, потому что там в это время и полярная ночь, и самые суровые морозы, туман, белая мгла и вообще жуть. Лучше всего в Певек отправляться в марте-апреле. Там много солнца, много снега. Красота просто красотенная! Много всяких зверушек по дороге встречаешь и уже не так холодно. Более того, мы все чуть не сгорели. Солнца так много, что ты чувствуешь, что сгораешь.

А. Пикуленко: Я бы хотел сейчас перейти к такому потрясающему путешествию – на машинах Amarok до Петропавловска-Камчатского. Правда, машины пришлось специально подготовить. Как-то совместился русский ум, немецкий автомобиль и нижегородские запчасти.

А. Симакин: И этот самый «авось» (смеется).

А. Пикуленко: Расскажите поподробнее про это мероприятие. Многие про него даже и не слышали.

А. Симакин: Идея витала достаточно давно, после того, как мы с Ford проехали от Москвы до города Анадырь на Ford Expedition. Естественно, поняли, что хочется туда попасть еще раз, но непонятно с кем и непонятно как. Мы думали про это вместе с немецким путешественником Райнером Цитлоу, который является лицом компании Volkswagen. Поэтому, думала и компания, что бы такое замутить…

В 2012 году это сошлось воедино. Volkswagen решил организовать автомобильное путешествие от Москвы до Петропавловска-Камчатского. Этого никто никогда не делал, хотя говорили, что кто-то доезжал туда в 60-х годах.

А. Пикуленко: Николай Никульшин, который вообще приехал из Чукотки в Москву. Там-то он путешествовал, потому что это его родные края. У него было отпуск, и он поехал в Москву на 469-м УАЗе. Был замечательный человек. Один из таких, каких вы встречаете в своих поездках.

А. Симакин: В общем, как говорил один из участников нашей экспедиции, журналист Денис Соломович: «Чего не было снято, того не было». У нас есть видеодоказательство – фильм из шести серий, вышедший на «Моей планете», о том, как мы ехали от Москвы до Петропавловска-Камчатского.

Так вот Volkswagen решил проехать, пригласил меня и Райнера Цитлоу. Мы стали придумывать, как мы туда поедем. Было понятно, как добраться до Анадыря и было совсем непонятно, как от Анадыря ехать до Петропавловска-Камчатского, потому что этого никто не делал. Мы связались с местным камчатским клубом «Квадратное колесо». Мы разговаривали с ними, с его замечательным руководителем, консультировались, и было принято решение, что нам необходима встречная экспедиция.

Два вездехода Ohara, которые нас встречали, проехали от Петропавловска-Камчатского до Анадыря, тем самым они проложили трек, потому что было вообще непонятно, даже как ехать.

А. Пикуленко: То есть, там дорог не было вообще и вы только ездили по GPS,  ГЛОНАСС и по звездам?

А. Симакин: Вообще никак.

А. Пикуленко: Ну, вас приехали встречать. А если бы не приехали, то, как бы вы тогда поехали? Как вообще ориентируются? Я все-таки человек дорожный и если дорога кончилась, то я предпочитаю остановиться, значит, мне туда и не надо (смеется). Просто я хочу понять. Вот вы приехали в Анадырь, и кончилась дорога. Что дальше?Экспедиция Фольксваген-Амарок

А. Симакин: Она кончилась еще раньше. Уже после Билибино стало не совсем понятно, где дорога. Как ехали на Чукотку, так там с дорогами совсем беда. Есть какие-то наметки дороги, есть        какие-то вешки, которые не видно, если опустилась белая мгла. Самое серьезное испытание – это когда опускается белая мгла. Светло, но солнца нет. Все вокруг белое, но ничего темного нет. Теней никаких нет. Можно заклеить стекло белым листком бумаги и будет точно такой же эффект – абсолютно ничего не видно, потому что теней нет и глазу не за что зацепиться. Именно поэтому местные вездеходчики на Чукотке в основном ездят ночью. Можно включить свет и тогда, как минимум, появляется тень, какой-то рельеф, какая-то бывшая колея и можно как-то передвигаться.

По поводу отсутствия дорог. Есть какие-то треки, есть треки прошлогодних экспедиций. Это все-таки не Антарктида, где никто не живет. А это же Россия, где живут россияне.

А. Пикуленко: Прислали сообщение в эфир: «А в каких населенных пунктах Чукотки вы еще были?». Это спросил Максим из Ямало-Ненецкого автономного округа.

А. Симакин: Мы проехали Чукотку от Билибино и дальше на север в Певек, оттуда на мыс Шмидта, потом спустились на юг до Экгвекинота, поехали потом в Анадырь, а дальше на границу с Камчаткой и оттуда уже на Камчатку. То есть, проехали всю Чукотку.

А. Пикуленко: Чтобы было самым захватывающим? Ехали быстро или медленно? Кстати, мне рассказывали, что вы попали в мокрый снег, который преодолевали с большими трудностями.

А. Симакин: Да, большие проблемы начались на Камчатке. Мы были готовы к белой мгле, когда невозможно ехать, и ты просто стоишь и кукуешь. Мы были готовы к пурге. Слава богу, что мы только одну ночь «попурговали» и нас замело только по капот, мы быстро откопались и поехали дальше. Безусловно, с погодой повезло. Потому, что все зависит от погоды – проедешь ты или нет.Volkswagen Amarok полярная экспедиция

На Камчатке были проблемы с преодолением лиманов, поскольку была уже весна, это конец марта – начало апреля и были наледи. Наледь – это когда под толщей льда, за зиму лед намораживается, и он становится тяжелым, опускается и на этот лед наплывает вода, и на этой воде образуется новый слой льда. И он уже не такой толстый, как основной слой льда. Когда ты едешь, то проваливаешься до основного льда. Эти наледи могут быть глубиной до метра. Все бы хорошо, если бы не мороз. А мороз на реке был -28. И очень сильный-сильный ветер. Как только ты с этой наледи выскакиваешь, то получается, что у тебя все подвеска превращается в один ледяной монолит.

В общем, мы ехали километра три полутора суток, потому что все проваливались по очереди. Вытаскивали и вездеходы, и друг друга вытаскивали. После этого часами лежали под машинами и отдалбливали куски льда, чтобы можно было хотя бы тронуться. Вот такая была проблема.

А. Пикуленко: А местные чукотские обитатели пользуются гусеничной техникой?

А. Симакин: Да, у них там гусеницы, вышедшие в отставку послевоенные вездеходы. Я точно не разбираюсь в названиях этих вездеходов, но явно у них военные корни.

А. Пикуленко: У меня сразу в голове вырисовывается ГТС, который ревя, с сизым дымом, рвет на куски всю чукотскую тундру и пробивается. А когда я посмотрел те вездеходы, которые вас сопровождали, то они вполне пристойно выглядели и даже, по-моему, иностранщиной от них веяло.

А. Симакин: Те вездеходы, которые ехали с нами, назывались Suzuki Ohara, привезенные из Японии. Понятно, что там вся техника из Японии.

А. Пикуленко: Они тоже с правым рулем?

А. Симакин: Они с правыми рычагами (смеется). Достаточно много именно таких вездеходов используются местными жителями. Зимой это единственный транспорт, на котором доставляются продукты из одного поселка в другой, поэтому эти вездеходы переоборудуют специально для таких дел. То есть, люди зарабатывают тем, что возят продукты. И такая экспедиция, как вот мы поехали, для них ежедневна.Экспедиция Москва - Петропавловск-Камчатский

А. Пикуленко: Для вас подвиг, а для них – работа.

А. Симакин: Для нас уже не подвиг, потому что мы проехали уже.

А. Пикуленко: Ну, на тот момент, когда вы собирались…

А. Симакин: Да, есть такое. Я думал, что это подвиг и мне дадут медаль. Так вот люди в таких условиях живут каждый день. И такие экспедиции, а там всего-то 200 км, на протяжении которых вообще ничего нет. Там постоянно метет, дороги заметают. И люди могут неделями эти 200 км ехать. На вездеходах, на Уралах…

А. Пикуленко: То есть, колесная техника там существует?

А. Симакин: Да, существует. Много всяких японских внедорожников. Как я уже говорил, много бывшей советской военной техники, которую так же переоборудуют, как японские вездеходы, снимают с них броню, пушки, пулеметы и ставят какие-то деревянные кунги, навязывают сверху оленьи туши и так возят продукты из одного населенного пункта в другой. Вот такие местные коробейники, и они, как вы и говорите, в танковом шлеме, весь пропахший соляркой, в масле, сидит в этом аду целыми днями, туда-сюда ездит…

А. Пикуленко: И воспринимает это, как нормальную жизнь.

А. Симакин: Именно. Когда я в первый раз приехал в Анадырь, это было 8 лет назад, мы туда доехали, и для меня было удивительным то, что на парковке у пятиэтажек стоят машины, а рядом – военные вездеходы. А рядом с парковкой еще и детская площадка.

А. Пикуленко: Когда наступает лето, там вообще все умирает, или же есть какое-то количество дорог с твердым покрытием именно для летнего периода?

А. Симакин: Не был там летом, потому не могу сказать четко и однозначно. Дороги, конечно, есть. Есть машины, в Анадыре есть такси и можно проехать какое-то количество десятков километров куда-то в сторону от Анадыря. Город Экгвекинот – очень красивый город, он находится в заливе. Там есть собственный горнолыжный центр, детская школа. Это хороший, красивый город. Там есть настоящие заправки и ездят настоящие автомобили. Недалеко ездят. Далеко просто проехать невозможно. Причем сначала ездят маленькие автомобили, потом внедорожники, а уже потом едут Уралы. Видишь Урал, значит, дорога закончилась и дальше летают вертолеты

А. Пикуленко: Идея летающего автомобиля, который разрабатывает Владимир Пирожков, для Чукотки, наверное, была бы оптимальной.

А. Симакин: Надо сказать, что строят там дороги, их отсыпают. Поскольку там вечная мерзлота, то строят высокие насыпи.

А. Пикуленко: Присылают вопросы в студию. Вот один из них: были ли вы на Аляске? Там то же самое?

А. Симакин: Лично я не был на Аляске. Не могу точно говорить. Но наш фотограф Илья Новиков, который с нами ездил в экспедицию, был на Аляске и говорит, что там все немного по-другому.

А. Пикуленко: Олег из Саратова спрашивает: «Как вы заезжали в Певек? Через Западный? Сейчас этот поселок заброшен, а раньше там проходил зимник на Билибино по Чаунской губе».

А. Симакин: То название, о котором говорит Олег, мне незнакомо. Мы ехали из Билибино как раз по губе, и там вся Чукотка наполнена золоторудными компаниями. И там есть канадская компания, у которой хорошая техника, самосвалы, и для нас было удивительно, что они зимник отливают – там водяной зимник. Мы сначала не поверили и не поняли, что это такое – цемент или асфальт. А там есть специальные машины, которые поливают его, укатывают и он получается как каток. Этот зимник бронебойный, мы последние километров 30-40 прям неслись по такому ледяному зимнику.

А. Пикуленко: Татьяна спрашивает: «Сколько вы вещей берете в дорогу?»

А. Симакин: Это путешествие из Москвы до Петропавловска-Камчатского длилось ровно 60 дней. У нас было 3 автомобиля и в каждом автомобиле по три человека. То есть, три здоровых мужика в Volkswagen Amarok. Надо сказать, что небольшая там кабина. Кроме того, в каждой машине нужно было много чего хранить, ту же рацию и много чего другого. Каждому из участников было ограничение – один баул и один рюкзак. Баул должен был ехать на крыше, а рюкзак – в машине. Это все личное оборудование, которое участник экспедиции имел право с собой взять.

А. Пикуленко: Ваше путешествие рюкзачно-палаточное или это короткие вылазки из соответствующих населенных пунктов? Ну, понятно, что иногда живем в палатках, а иногда и в гостиницах. Это я говорю по моему опыту совместных путешествий. Можно сказать, что рюкзачно-палаточное. Только рюкзак у нас большой – на четырех колесах.

А. Симакин: Да, согласен.

А. Пикуленко: Айрат из Татарстана спрашивает об ошибках начинающего путешественника.

А. Симакин: Недостаточная подготовка. Всегда нужно хорошо готовиться, продумывать и понимать, куда и когда ты должен приехать, надо четкое планирование. У начинающего путешественника просто не хватает опыта. Но все равно мы уже говорили, что у каждого есть свой порог и он каждый раз продвигается с каждым новым путешествием. Залог правильного путешествия – правильное планирование, организация и правильный подбор команды.Land Rover по бездорожью

Это очень важно. Мы в это путешествие ехали с ребятами, которых я знаю лет по 15. Мы вместе отбирались на Кэмел Трофи. Они все были из разных городов. И из Екатеринбурга – Андрей Иванов, профессиональный путешественник. Александр Нестеров из Краснодара – человек из МЧС, был нашим врачом. Илья Новиков, который прошел пешком через всю страну. Вот с такими людьми, которых я знаю давно, мы и отправились в это путешествие.

А. Пикуленко: И я думаю, что если вы уж собрались в путешествие, то лучше собраться компанией и не одним автомобилем.

А. Симакин: Безусловно. Должно быть минимум два автомобиля. Сейчас мы ездим во все разведки, готовим программу DiscoverRussia. Завтра наши ребята улетают на Горный Алтай. Залог правильного путешествия – два автомобиля минимум.

А. Пикуленко: Да, потому что нужна взаимопомощь. Причем, Алексей, понятно, что такие путешествия на Чукотку требуют все-таки серьезной подготовки. Но я знаю, что можно выехать совсем недалеко, в Костромскую и даже Владимирскую область, проехать по старым дорогам. Там тоже будет экзотика, но экзотика выходного дня.

А. Симакин: Мне очень нравятся подобные путешествия. Мы регулярно организовываем и такие путешествия. Вот недавно ездили в Ярославскую область, были в самом Ярославле, в городе Мышкин и путешествовали как раз по второстепенным дорогам. Очень красиво, народу мало, фур никаких нет. Да, дороги не самые лучшие, но и торопиться никуда не нужно. Едешь и получаешь удовольствие. Для меня вообще любое автомобильное путешествие, любой выезд – мини-путешествие, мини-приключение. С удовольствием беру машины в Европе и там тоже куда-нибудь ездим.

А. Пикуленко: Но все-таки надо сказать, что вся методика движения на автомобилях по бездорожью, подразумевает все-таки скорость движения. Я, как человек всегда желающий наступить на газ и промчаться как можно быстрее, не всегда вкладываюсь в вашу идеологию (смеется). А когда Алексей говорил, что это то самое, основополагающее – не нанести вред себе, автомобилю и природе, то я полностью это разделяю и поддерживаю в тех мероприятиях, в которых вы участвуете и организовываете. Не зря к вам очень часто обращаются для того, чтобы что-то организовать.

А. Симакин: Мы уже 7 лет профессионально занимаемся организацией подобных путешествий, работаем для многих автомобильных брендов и, в общем-то, делаем эти автомобильные путешествия по всей стране и за рубежом. В продолжение этой темы о том, что внедорожное приключение – это когда нужно проехать из пункта А в пункт Б не нанеся вред, здесь очень важен еще один принцип: скорость прохождения различных препятствий.

Нужно проходить препятствие настолько медленно, насколько это возможно. И настолько быстро, насколько это необходимо. Когда вы оцениваете покрытие, сцепление с дорогой, это снег, грязь, песок, колея, подъем, вы как раз и выбираете ту скорость, с которой вы можете этой пройти максимально медленно. Но если это невозможно пройти медленно, то вы выбираете максимально необходимую скорость для того, чтобы, опять же, пройти без вреда для человека, окружающей природы и машины.Land Rover Defender 110 SVX

А. Пикуленко: Автомобильные бренды к вам могут обратиться. А что делать человеку, который захотел это сделать сам? Все-таки не все могут прибежать в «Авторазум» и сказать: «А расскажите, как мне с моей подругой проехать по бездорожью?». Как быть человеку, у которого есть желание, машина, команда, а куда и как – он не знает?

А. Симакин: Такого сервиса, такого бизнеса раскрученного в нашей стране еще нет. Есть многие команды, которые делают это самостоятельно. Есть различные, скажем, полупрофессиональные, полулюбительские трофи, которые проходят, но там требуется достаточно серьезная подготовка личного автомобиля.

А. Пикуленко: А я имею в виду такие поездки, как делаете вы, только, например, в Абхазию, Армению. То, что доступно для людей на не специально подготовленных автомобилях и со средней водительской подготовкой на бездорожье. Где им поискать такие вещи?

А. Симакин: Пока только за рубежом. Там есть много компаний, которые специализируются на подобных приключениях, некоторые подвязаны под определенные бренды, как есть, например, Land Rover, у которого есть специальная программа. Пока эти путешествия только за рубежом. Есть компания Aspera Explorations, которая тоже занимается подобными путешествиями. Это наша, российская компания. Стоимость примерная – 5-10 у.е. В зависимости от направления. Можно съездить в Южную Африку, можно где-то по Америке попутешествовать.

Мы планируем организовать, поскольку к нам постоянно приходят люди с запросами и как раз на базе DiscoverRussia мы вместе с Land Rover думаем о том, чтобы сделать эти приключения и частными, чтобы люди могли приехать, как с туристической путевкой, арендовать автомобиль, пройти минимальную школу и отправиться куда-нибудь в путешествие.

А. Пикуленко: Это очень хорошо. Ведь вами проложено столько маршрутов, наработано столько материалов… Причем надо сказать, что Алексей вместе с командой не просто так катаются. Всегда это какие-то замечательные места, какая-то этнография, какие-то народные обычаи. Это всегда люди, потрясающе заинтересованные в том, чтобы рассказать о тех местах, куда мы приехали. И не потому, что приехали журналисты, а именно потому, что им это нравится и доставляет удовольствие. Я по этой причине и спросил, поскольку мне кажется, что такие наработки не должны просто так пропадать. Ну, сделали под заказ, а хочется, чтобы поехали люди потом. Как говорится, дурак завидует, а умный повторяет. Вот умный, чтобы не повторять свои ошибки, лучше обратится к людям, которые уже что-то делают. Наверное, вам надо уже писать какие-то мемуары с маршрутами и интересными точками.

А. Симакин: Наверное, да. Мы обязательно это сделаем. Мы думаем об этом. Есть много всяких технических моментов. В первую очередь, где брать машины и как их обслуживать, но то, что опыт за эти два года программы DiscoverRussia накоплен уникальный и маршруты действительно уникальны. В разговоре с иностранцами, когда мы говорим, что ездим по зимнему Байкалу, ездим на Сахалин, Камчатку, люди вообще не понимают, как это вообще удается, насколько это реально. Нам завидуют. Мы показываем фотографии, а они не верят, что мы видели медведей.

А. Пикуленко: Медведи были практически в обнимку.

А. Симакин: Да, и руками ловили рыбу.

А. Пикуленко: Кстати, то, что рыбы было больше, чем воды, я увидел в первый раз в жизни такое. И берега, усыпанные красной икрой, неизгладимое впечатление. Меня вот спрашивают, прислали сообщение: «Что вас поразило в Якутии?». Там меня поразила лошадь, живущая всю зиму на улице, и трактор, живущий в теплом гараже. А предложение съесть котлетку из жеребенка вызвало у меня какое-то чувство глубокого недоумения.

Вот такие вещи – это и есть любовь к своей стране. Когда ты приезжаешь, когда ты это смотришь и когда узнаешь, то ты становишься настоящим патриотом, и понимаешь, что там сложно, совсем не так, как у нас, но там живут люди. И действительно Алексей прав, что они более открытые. Тут ваше путешествие по Чукотке вызвало неподдельный интерес у слушателей: «С Анадыря в Якутск можно выбраться через зимний, проложенный по реке Анадырь», – написал нам Юрий из Челябинской области.

А. Симакин: Будем знать.

А. Пикуленко: Данила из Москвы написал: «Был два раза на рыбалке на велосипеде. Когда был дождь, то захотелось спрятаться в автомобиль». Вот так вот. Нечего на велосипедах ездить.

А. Симакин: Вы знаете, мы, когда в первый раз ехали в Анадырь 8 лет назад, местные дальнобойщики – мужики, которые там работают на зимниках – рассказывали, что за два года до нас проехал японец по этому самому маршруту проехал на велосипеде.

А. Пикуленко: К сожалению, наше время подошло к концу. Спасибо, Алексей.

А. Симакин: Спасибо всем. До свидания!

Александр Пикуленко
Александр Пикуленко

Больше статей
write a comment

1 Comment

  1. Андрей Смитиенко
    Август 19, 16:07 #1 Андрей Смитиенко

    Нам — не слабо! Транспорт дадите? 🙂

Only registered users can comment.