Очередная переделка Садового кольца
1 295

Очередная переделка Садового кольца
Июль 30 16:00 2014

Антон Орехъ: Сан Саныч к нам и в погоду, и в непогоду. Но сегодня непогоды у нас нет.

Александр Пикуленко: Наоборот, погода хорошая, летняя, радостная. Правда, жарковато. Видно, что кое-кому печет сверху. Хотя…

Василий Уткин: А снизу печет только на сковородке.

А. Пикуленко: Нет, ты знаешь, я не про это. Ведь наши власти как-то думают тем, что внизу, на чем они сидят.

В. Уткин: Видимо, пришли санкции, Сан Саныч.

А. Орехъ: Ксан ксанкции у них…

А. Пикуленко: У нас же все время хочется что-то переделать.

В. Уткин: Сан Саныч не профессиональный журналист. Он сначала сообщает вывод, а уже под влиянием этого вывода мы слушаем его историю.

А. Пикуленко: Василий, я совсем не журналист. Вообще я инженер и журналистом стал случайно (смеется).

В. Уткин: А если бы вам инженеры рассказывали сначала вывод?

А. Пикуленко: Да, сначала вывод, а потом разберемся, как мы к нему пришли. Хочу сказать по поводу Садового кольца. Каждый раз я с ужасом понимаю эту болезненную страсть властей что-то поменять. С одной стороны, у нас стабильность – вертикаль стабильна, как никогда. С другой стороны, все время хочется что-то поменять. Правда, Садовое кольцо никогда не было стабильным. Его все время видоизменяли.

А. Орехъ: Оно не вертикальное, а кольцевое.

А. Пикуленко: Да, но начиная с облысевшего в заботах о москвичах мэра, коневода и пчелолюба, все время хотят его поменять. То предлагали запустить его в одну сторону по всей ширине. То хотели сделать одну сторону внизу, а надстроить над ней ярус, чтобы ездить в другую: вправо едем снизу, влево – сверху.

В. Уткин: Сколько бы вышло портянок для ребят. Каждый раздет, разут.

А. Пикуленко: Ладно, с кем мы покончили, слава богу, а теперь расхлебываем. Теперь к нам пришли новые ребята, но они – деревенские. Они привыкли, что у них в деревне одна улица, да и та кривая. И узкая, как правило.

В. Уткин: Почему?

А. Пикуленко: Ты видел деревенские улицы? Я видел. Там палисадники все время налезают на проезжую часть.

В. Уткин: А кто у нас из деревни?

А. Пикуленко: Как кто? Мэр.

В. Уткин: А вы считаете, что Тюмень – маленький город?

А. Пикуленко: Но он родился в деревне. Это остается на всю жизнь.

В. Уткин: Ну, и что? А я проезжаю каждый день мимо Бутыни, где родился Навальный. Это что такое?

А. Пикуленко: Я про это и говорю, что всегда остается впечатление детства. Маленькая и узенькая улица, по которой ездило полтора автомобиля в месяц, наложило неизбывный отпечаток. Иначе откуда такая нелюбовь к автомобилистам?

И вот эти люди решили еще раз реконструировать Садовое кольцо, сократив его до трех узких полос по всей длине.

А. Орехъ: А сколько раньше было?

А. Пикуленко: Сейчас в некоторых местах даже девять есть.

А. Орехъ: Ну, они все равно все заканчиваются двумя.

А. Пикуленко: Это да. Но вместо того, чтобы реконструировать, расширить тоннели… Вместо того чтобы сделать те же девять нам делают три.

А. Орехъ: А вместо этого что?

А. Пикуленко: Болезненная страсть к деньгам превалирует в глазах нашего московского руководства.

В. Уткин: Как в кино: «Это потому, что ты жадный…»

А. Пикуленко: Да, именно так. Поняв, что автомобилисты могут заплатить миллиард за парковки, штрафы, поняв, что они могут заплатить и больше, сейчас пошла… Получается, что вместо этих освободившихся рядов, одна полоса будет отдана для троллейбусов. Полоса будет выделенной, причем троллейбус будет ходить только в одну сторону. Это еще один бред. Более того, в тоннели он почему-то заходить не будет. То есть он будет пересекать, скажем, Новый Арбат поверху. Как раз перед тем, как проехать «нашему всему», мы будем стоять, потому что «нашего всего» много, долго.

В. Уткин: Да ладно, Сан Саныч. Они давно вертолетами летают.

А. Пикуленко: Это первое «наше все». А второе и пятое? Нет, второе наше все тоже летает, а вот третье, четвертое и пятое…

В. Уткин: Они не перекрывают.

А. Пикуленко: Перекрывают. Ну, я тебя умоляю. Проблесковые маячки по утрам… Я же вижу, как это все делаются. Есть еще одна идея, которая меня убила наповал: предложение пустить по выделенным линиям трамвай. Ну, у этих ладно, хватило ума…

А. Орехъ: Так их везде поснимали уже.

А. Пикуленко: Нет, сейчас у нас новая тенденция – мы будем трамвай восстанавливать. Вы представляете, мы вернемся к временам медного маршрута нашей любимой букашки, которая дребезжала вдоль Садового кольца. Ну, представляешь да, что троллейбус они захотят пустить по одной стороне кольца, то все-таки трамвай по двум.

А. Орехъ: А чем кончится все тогда? Коллапс?

А. Пикуленко: Эти освободившиеся полосы будут отданы под парковки. Соответственно, платные.

В. Уткин: Они и должны быть платные.

А. Пикуленко: Я не спорю. Но не надо отбирать у автомобилистов полосы движения.

В. Уткин: Сан Саныч, я не хочу играть какую-то роль, но объясните, пожалуйста, потому, что правда непонятно. Существует достаточно обоснованная точка зрения. Я не был готов к этой теме, поэтому не могу сослаться, что если есть пути расширения проезжей части, то это путь в никуда.

А. Пикуленко: Ты знаешь, существующую дорожную сеть сокращать нельзя. Надо строить новую, причем не так, как вылетные магистрали, которые разрезают город, и люди не могут из одного района попасть в другой. У нас малая связанность районов. Не нужно трогать устоявшееся. Есть Садовое кольцо, которое неплохо работает. Если там будет надлежащее администрирование, а не как сейчас, когда в три ряда ставят водители, то лучше сделать по-другому. Вы не желаете, чтобы к вам в центр приезжало много людей, то сделайте большую связанность районов.

А. Орехъ: Ну да, люди через центр едут, чтобы попасть в другие районы. Через то же Садовое кольцо…

А. Пикуленко: Да, и едут не от хорошей жизни, а от того, что у нас малая связанность районов между собой. Попробуйте попасть из Бирюлево в Чертаново. Вам придется объезжать через кольцевую, через третье кольцо, но не напрямую. Вот чем надо заниматься, а не прожектами. За этим прожектом стоит только одно – как бы срубить побольше денег. И не более того. Не попытка организовать, не попытка сделать лучше, а попытка заработать.

В. Уткин: Вы меня не убедили. Потому, что я бы выдвинул здесь другой вопрос. Если это этап в некоей программе, в которой будет следующий шаг, следующий шаг и еще один шаг. Все-таки это все комплексная задача. Я бы хотел понять, существует ли некий план решений этих проблем именно в комплексе?

А. Пикуленко: В комплексе этот план не существует и не решается. Существует только одно: покрыть всю Москву платными парковками; как можно большее количество автомобилей просто выдавить из города. Если сначала цифру в полмиллиона убрать из пределов Садового кольца, то сейчас уже идет разговор о том, что надо убрать и миллион машин, чтобы они сюда не приезжали. И это из четырех миллионов автомобилей.

И они хотят покрыть всю Москву системой платных парковок, причем мне так и не объяснили, куда деваются деньги. То, что там кому-то поставили шлагбаум за эти деньги. А собрали миллиард. Ребята, поставили вы шлагбаум за три миллиона, но куда дели остальное. Это так же, как и страховщики. Собирая миллиарды, они ни разу не отчитались, куда дели избытки. Они все время плачут об убыточности. Так и здесь. Уже если вы собрали миллиард, то доложите все-таки, куда он пошел. Потому, что это деньги, которые собрали с нас, и обещали, что пустят их на благо горожан.

А. Орехъ: Ну, у нас есть отдельная программа с Департаментом транспорта, где был бы тут Осин, который собак 10 уже съел на этой теме.

А. Пикуленко: Нет, я пока не вижу… Во-первых, даже с теми платными парковками, которые есть, я вижу отвратительное администрирование. Я вижу тысячи неправильно наложенных штрафов. Причем специально система сделана так, чтобы ты помучался, отбивая свою правоту.

А. Орехъ: Соглашусь, безусловно, в том, что оспорить штраф трудно, а главное, что там очень короткий срок. Если ты не успел, допустим, был в отпуске. Мы знаем, что у нас работает почта определенным образом. То есть тебе приходит это письмо счастья в тот момент, когда уже срок вышел. Получается, оспаривай или нет, но ты уже ничего не можешь сделать.

Потом ты в отпуске. Нормальный человек уезжает на две недели. Если у тебя срок рассмотрения 10 дней, а ты где-нибудь перед отъездом в отпуск превысил скорость. Ты уехал, пришло письмо, срок вышел, а выясняется, что ты уже оштрафован и ты ничего не можешь сделать.

А. Пикуленко: Я сейчас говорю о худшем. Потому, что плохо работают системы оплаты. Плохо работают парконы. Они неправильно позиционируют.

В. Уткин: Может, это специально. Помните, Сан Саныч, когда мы обсуждали работу ГАИ, то выяснилось, что в 75% случаев наши слушатели делали права за один день. Я могу сказать, что регулярно в компании знакомых, друзей возникает тема парконов, и все говорят, что парконы работают безукоризненно.

А. Пикуленко: На сегодняшний день есть 18 тысяч неправильно оформленных штрафов за парковку.

В. Уткин: А в процентах это сколько?

А. Пикуленко: Порядка 1,5%.

В. Уткин: Мне кажется, что это допустимо.

А. Пикуленко: Недопустимо.

В. Уткин: В идеале, конечно, нет, но если вы говорите, что собран миллиард и 18 тысяч неправильно оформленных штрафов за парковку – ну, не знаю… Если 1,5% неправильно выписанных штрафов – это плохая работа, то я не знаю. Вот порядок оспаривания – это я понимаю. Любая система, тем более только что внедренная, может давать сбои, это понятно. Но порядок оспаривания – действительно серьезная проблема. А 1,5%… Я бы, конечно, в их число не хотел попасть. Но как можно внедрить так, чтобы сразу работало на 100%?

А. Пикуленко: Поэтому давайте внедрять все-таки без этих вот прожектов. Давайте отработаем систему внутри Бульварного кольца. Как нам обещали? Мы сейчас все отработаем внутри Бульварного, а когда это все будет, то пойдем расширяться. Потом неожиданно расширились, а уже потом говорят: «Нет, до Третьего кольца не будем, а будем секторально». А теперь уже все идет до Третьего кольца. Понимаешь, меня убивает жадность власти. Не отработав систему, не решив массу проблем, зато расширяем, чтобы собрать деньги.

А. Орехъ: Сан Саныч, но есть и положительное. И это положительное в том, что стали эвакуировать автомобили под предлогом борьбы с терроризмом и нечитаемостью номеров машин, где народ заклеивает.

А. Пикуленко: Это незаконно.

В. Уткин: А заклеивать законно?

А. Пикуленко: Заклеивать – право народа на сопротивление.

В. Уткин: Это не правильно.

А. Орехъ: Ничего подобного.

В. Уткин: Сан Саныч, вы – анархист. Приходите к нам через час, будем разговаривать про автомобильные марки.

А. Пикуленко: До встречи.

Фото: vanh1to.livejournal.com
  Article "tagged" as:
  Категории:
Александр Пикуленко
Александр Пикуленко

Больше статей
write a comment

4 комментария

  1. German Greff
    Июль 30, 16:29 #1 German Greff

    Да ладно !

  2. Георгий Власкин
    Июль 30, 17:45 #2 Георгий Власкин

    1 полоса максимум!!
    Справа велосипедисты — полосы 2 минимум, потом троллейбусы, потом скорые а слева для мигалок и ГАИ.
    Можно даже задуматься о том, что бы сделать садовое пешеходной зоной — и с пробками на садовом проблему решим и бабушки более спортивные станут, такие поджарые будут…

  3. Ruslan Romashkin
    Июль 30, 18:01 #3 Ruslan Romashkin

    что толку тут болтать, есть ли возможность как-то выразить свое возмущение тому, что делает ликсутов и оленевод ?? планируются ли митинги, акции ? присоединюсь

  4. Dmitry Ka
    Июль 30, 18:01 #4 Dmitry Ka

    Герман Грефф? Да ладно! )))

Only registered users can comment.