Новую или с пробегом?
3 942

Новую или с пробегом?
Июль 05 13:00 2014

С. Асланян: Практически от всех вас ко мне пришел делегат Александр Перепелов. Вы его знаете, это генеральный директор HeadMadeLab, специалист по машинам с пробегом.

Вы регулярно мне звоните, и спрашиваете: «Какой вот окурочек подобрать с тротуара так, чтобы надежненько, чтобы иномарочка, что бы вот я тут тысяч за 100 себе куплю, ну, и чтобы ближайшие лет 30 не ломалась, потому что я люблю вечную машину, которую сам через полгода продам». Это собирательный образ, конечно.

И вы довольно часто путаете, в том числе и Александра Перепелова, как эксперта по этому вопросу, с торгашом на рынке. И регулярно у меня, опять-таки спрашиваете: «А в каком именно магазине Александр Перепелов торгует своими знаниями и машинами?»

Так вот, магазина никакого нет. И, тем не менее, сегодня Александр Перепелов у меня в эфире. Мы с ним будем имитировать тот самый спор, который обычно по телефону происходит. Александр Перепелов будет рассказывать, почему нужно покупать машины с пробегом, а я буду говорить, почему нужно покупать новые. Добрый вечер.

А. Перепелов: Добрый вечер, Сергей.

С. Асланян: Они уже стоят все в пробках. Пробок, как мы знаем, в этом городе больше нет, потому что «Наш лось» победил всех окончательно. Mail.Ru с этим решительно не согласен.

Так вот, в наших отсутствующих московских пробках машин маловато. Они бывают двух видов: новые и не новые. Самое время взвесить «за» и «против» покупки того или иного автомобиля. При этом, в отличие от большинства слушателей звонящих, здесь обе стороны готовы отвечать, готовы нести ответственность. Потому что ведь довольно часто эти звонки означают перераспределение ответственности в пользу кого-то. Вы меня спрашиваете о машине, потому что, ну, в одиночку как-то не хочется распоряжаться капиталом в 100 тысяч

А. Перепелов: А потом еще и нести за это ответственность, если что-то окажется не так и мы прогадали, взяли не то.

С. Асланян: Да. А, тем более что это «не то» на рынке сейчас представлено очень широко, оно и новое, и не новое. И с каждым годом машины будут все хуже, товар все будет ничтожнее, ресурс у него будет все мизерней, проблем будет все больше. И особенно на нашем рынке. Подробности об этом в следующем эфире, а сегодня пошли мы покупать себе машину.

А. Перепелов: Да. И каждый, наверное, сам для себя сделал этот выбор: покупать новую или с пробегом. Всегда же есть такая дилемма. И, наверное, спор здесь тоже такой, как пример с лыжниками и сноубордистами: и то, и другое вкусно и интересно, но это два непримиримых лагеря.

Наверное, достаточно долго работая с автомобилями, я тоже слышу очень полярные мнения. Кто-то однозначно говорит: «Я куплю только новый автомобиль». Кто-то говорит: «А я буду покупать только автомобили с пробегом». У каждого есть вроде свои доводы. Ну вот, наверное, давайте попробуем мы смоделировать такую ситуацию за сегодняшнюю встречу, и, наверное, побудем этим двумя полярными…

С. Асланян: Носителями точки зрения.

А. Перепелов: Покупателями. Носителями идеологии, даже скажем больше. Ну, наверное, начну я, на правах гостя, да?

С. Асланян: Да, опять-таки…

А. Перепелов: И приведу свой первый аргумент, который мне кажется, является весомым и важным.

С. Асланян: На правах человека, обладающего более уязвимой позицией. Потому что новое все-таки лучше.

А. Перепелов: Ах, вот так даже? Мне казалось, что у вас нет шансов. Ну, хорошо. Классический батл впереди.

С. Асланян: Понеслась?

А. Перепелов: Понеслась. Итак, ну что ж, самый, наверное, первый довод, что за то количество денег, которое у меня есть, я могу купить автомобиль более высокого класса, со всякими вкусностями, полезностями, опциями, удовольствиями, и всем-всем, всеми остальными вещами.

С. Асланян: Китайский Rolex, потому что на новый не хватило.

А. Перепелов: Ну, как это, китайский? Он не китайский. Он еще тот, практически швейцарский Rolex, но уже кем-то ношеный.

С. Асланян: Но, у автомобиля, особенно с пробегом, с возрастом, и с чужой биографией, у него опций-то, конечно, много. И если двигатель еще стучит нормально, как сердце, коробка переключается и колеса крутятся, то вот как раз опции начинают уже погибать. Машине три-пять лет: концевичок подзакис, контактик исчез, окошечко уже заедает, климат-контроль не очень хорошо погоду меняет.

А. Перепелов: Не всегда дует, да?

С. Асланян: Не всегда дует. И падеж как раз начинается среди тех опций, которые во многом определяют качество и уровень того, чем оно было в молодости. Более высокого класса.

А. Перепелов: Ну, отчасти, да, с этим тоже сложно спорить. Но, если мы имеем хороший сервис и машину хорошо обслуживаем, то она вполне может прослужить и семь, и десять, и двенадцать лет.

С. Асланян: Тогда мы вынуждены сразу рассматривать машину, которой и семь, и десять, и двенадцать лет. Потому что после кризиса 2008 года хороших сервисов не осталось. Исход качественных сотрудников начался на рубеже 2009-2010 года, это машины четырех-пятилетние, когда во многих сервисах начали выгонять высокооплачиваемых специалистов, как раз им платили за то, что они много чего знают. И спасая прибыльность бизнеса, хороших работников выгнали первыми. Оставили пэтэушников. Если машина пять, семь, десять лет тому назад пришла в этот мир, начала эксплуатироваться, то тем более на первых двух-трех гарантийных годах она была в руках именно профессионала.

Современный автомобиль, который куплен в 2009-2010-2011 году, он попал в руки пэтэушников, имеющих зарплату в три копейки и всегда возможность получить под зад коленом по первому требованию. Никто ни за что не отвечает. И мы видим количество нареканий к официальным дилерам, нарастающее каждый день.

А. Перепелов: Спорное утверждение. Про массив нареканий согласен, но, наверное, это не столько связано с какой-то прямо уж невероятно низкой квалификацией. Хотя она и в официальном сервисе…

С. Асланян: А кто готовит?

А. Перепелов: Кто готовит?

С. Асланян: Система подготовки…

А. Перепелов: Импортеры готовят, работают с этим. Я точно это знаю, потому что мы работаем с импортерами. И я вижу, что они не только занимаются с продавцами, они занимаются и механиками, и слесарями, и мастерами-приемщиками. Они продукт изучают.

С. Асланян: У них у каждого есть своя школа, свой университет, своя академия по подготовки кадров, и, тем не менее, никто из работодателей не заинтересован в поставке туда кадров, удержании уровня этих кадров. И как правило, есть один носитель там, на уровне мастера участка, который понимает, что делать. Он дорого стоит. И дорогостоящих много себе позволить сейчас уже трудно. Поэтому…

А. Перепелов: То, что хороший специалист стоит денег – не обсуждается. Но здесь как раз и является преимущество, например, автомобиля с пробегом: я не обязан в этой монопольной системе обслуживать свой автомобиль. А официальное дилерство – это практически монополия. Если мы говорим о Москве, есть выбор трех, четырех, пяти, десяти марок, а если человек находится в регионе, где у него есть единственный дилер в округе? Это чистая монополия.

С. Асланян: Да.

А. Перепелов: И он привязан на гарантийном сроке к этому дилеру. Притом, что нравится ему обслуживание или не нравится, хорошее оно или плохое, никого сильно-то не волнует.

С. Асланян: Но у машины в регионе, которая прожила уже на наших региональных дорогах, например, пять лет и сейчас ищет себе второго хозяина, у нее биография еще менее завидная. Потому что довольно часто там, в регионе, предпринимается попытка сэкономить, в том числе в обход официального дилера. Какое-то количество работ выполняется самостоятельно, на уровне адаптации тормозных колодок от Жигулей к Mercedes.

А. Перепелов: Ну, это уже перебор. Понятное дело, не каждый автомобиль с пробегом будет полезен. Если его так эксплуатировали, если на всем экономили…

С. Асланян: Там более вероятность, что он убитый. В провинции шансов на его выживание меньше. Потому что в Москве просто криворукий мастер, но, по крайней мере, с профессиональным гаечным ключом на подъемнике, а в провинции еще и сосед Вася, который сказал: «А что ты поедешь к дилеру, он тебя там ограбит, давай я тебе сейчас все сделаю».

А. Перепелов: Ну, сосед Вася не всегда есть плохо. Васи тоже бывают разные. Как раз это, еще раз говорю, преимущество. Имея автомобиль с пробегом, где ты не печешься о пресловутой гарантии, которая мне кажется, это такой невероятный обман получается, с точки зрения новых автомобилей. Вначале мы покупаем новый автомобиль, мы платим за эту гарантию. В цене автомобиля она включена. Причем она включена там с лихвой.

С. Асланян: Тем более что гарантии-то никакой нет, на самом деле.

А. Перепелов: Ну да. На самом-то деле. Нет, предположим, она есть. Мы с лихвой платим за гарантию изначально, переплачиваем какую-то вещь. Потом нас привязывают на драконовские цены на обслуживание, чтобы эту гарантию соблюдать. Причем поменять масло будет стоить, не знаю, в три в четыре иногда раза дороже, чем реально это можно сделать, при потере качества.

С. Асланян: Как будто натуральное сливочное.

А. Перепелов: Да, как будто оно натуральное, первого отжима практически получается. Второй момент. Заплатили там, заплатили здесь. Наступает гарантийный случай, предположим. И тут тоже развитие ситуации: его либо не признают гарантийным, потому что говорят: «Извините, не то залил, не так поехал, не туда посмотрел, не на то налетел». Тоже может быть случай.

С. Асланян: В основном так.

А. Перепелов: Либо его признают, ну и где-то месяц-полтора мы будем сидеть ждать, пока привезут деталь, кто-то, что-то сделает. Потом окажется не та деталь, потом не то третье, пятое, десятое. Вроде ты денег-то не платишь, но ты не эксплуатируешь этот товар.

С. Асланян: А иногда потом ты еще платишь денег, и в результате этой полученной услуги машина оказывается на вторичном рынке, где ее как раз предлагают как новую, с минимальным пробегом, потому что не справились. Потому что накосячили. И вот здесь, если я имею шанс хотя бы юридического преследования за ненадлежащее оказание услуги, то на вторичном рынке у меня такого шанса уже нет.

А. Перепелов: Но тут, опять же, ситуация следующая. Если мы хотим, конечно, заниматься юридическим преследованием, это путь. Если мы хотим реально решить эту проблему… Покупая автомобиль с пробегом, ты же его реально купишь дешевле, чем он стоит новый. Это факт.

С. Асланян: Чем новый, но не чем он бы стоил, если бы цена была честная. Потому что вторичный рынок тоже перегрет по стоимости. По стоимости желания. Ну, а мы продолжаем друг друга уговаривать на покупку нового или подержанного автомобиля.

А. Перепелов: С пробегом, Сергей.

С. Асланян: С пробегом. И перед тем, как мы перейдем к главному аргументу новизны, все-таки договорим по предыдущему моменту. Техническое обслуживание автомобиля, который во вторые руки с пробегом попадает с неясной биографией, порой он уже бывает из третьих рук. Первый-то раз его лечили у официального дилера, а потом он был у дяди Васи. У соседа Васи. В гараже у Васи. А тем более, если это было в регионах. И в каждой машине содержится огромное количество своих, чисто технологических, нюансов. И есть масса специальных подсказок, как в рамках того или иного бренда лечится тот или иной узел и агрегат. И дядя Вася никогда не знает всего сразу.

Потому что о том, что, условно говоря, там задний мост в Grand Cherokee заливается не то же самое, что в передний, об этом знают только крайслеровцы. А о том, что нужен специальный съемник, которым ты снимаешь шпильки, на которых держится впускной коллектор, а все это для того, чтобы поменять свечи на каком-нибудь KIA, и нужно момент затяжки соблюдать четко совершенно по инструкции динамометрическим ключом, чтобы не свернуть, об этом тоже знают только те, кто обслуживает ту или иную машину.

И универсал Вася, которому починить и Жигули, и трактор, на сегодняшний день он может быть сколь угодно скрупулезным, трепетным и с придыханием относящимся к работе человеком, но вероятность того, что он напортачит, невольно, слишком велика, потому что сложность технологии ремонта равна полету в космос.

А. Перепелов: Аргумент. Ну, опять же, не надо обожествлять и дилерскую сетку. Там тоже не всегда могут знать… Как это: знания имеем, главное – как их еще использовать. А что касается такого аргумента, безусловно, надо выбрать того, кто будет качественно обслуживать. Причем это неважно, пусть это будет дилер или не дилер.

Кстати, если говорить, например, о еще преимуществах обслуживания автомобиля с пробегом, у многих импортеров есть такие замечательные программы, чтобы автомобили после гарантии не уходили от них, они, например, через два или три года, когда заканчивается гарантия, они предлагают другую стоимость нормо-часа, которая очень серьезно отличается от новой. Иногда вполовину – по некоторым моделям, по достаточно дорогим. Поэтому можно и автомобиль с пробегом значительно дешевле обслуживать точно там же, на той же дилерской станции.

С. Асланян: Да, аргумент. Но когда нормо-час стоит на премиальный какой-нибудь автомобиль, например, 8000, а потом его снижают на 50%, и он стоит 4000, и обычное ТО вместо 50 тысяч стоит для тебя 35, очень хочется дать в морду дилеру все равно.

А. Перепелов: Это уже общая политика, общая ценовая политика. Если мы да закрываем тему такую, как-то пытаемся подбить про обслуживание, чем еще замечателен автомобиль с пробегом: привязан к дилерской сетке, у нас любая замена, любой ремонт он практически агрегатный. Сейчас ничего не подвергается ремонту.

С. Асланян: Да.

А. Перепелов: Если кто-то, не дай бог, ехал в своем замечательном автомобиле и полил чашку кофе на какую-нибудь центральную консоль и какой-то блок управления коробкой, попало туда кофе, то, скорее всего, что?..

С. Асланян: Замена всего автомобиля.

А. Перепелов: Долго, мучительно ждать, плату перепрошивать. Хотя по-хорошему надо просто разобрать, прочистить, возможно, даже, что-то, может быть, сделать. Хороший электрик, или вообще электрик, я думаю, с этой проблемой в течение суток разберется. У дилера никто с новым автомобилем этим заниматься не будет. Будем сидеть опять ждать.

С. Асланян: Так же, как и, например, коробки ZF запрещено вскрывать на территории Российской Федерации. Если она вдруг сломалась, ее нужно отправить к папе-маме на завод, а здесь поставить новую у официального дилера. Поэтому если какой-нибудь золотничок залип, то его трехкопеечная стоимость оборачивается суммой в 400 тысяч под замену нового агрегата. Да, официальный дилер…

А. Перепелов: Главное, чтобы еще признали это гарантийным случаем. Тут же тоже есть нюансы. Хорошо, если признали, и ты за это не платишь. Опять сидим ждем.

С. Асланян: Да. Но в случае с Volkswagen ни в коем случае не признают гарантийным, потому что DSG с мехатроникой в нашей стране имеют совершенно варварское отношение к клиенту: ни в коем случае не признается вина производителя. Во всем мире признается, в нашей стране – нет, и вся группа Volkswagen чрезвычайно горда тем, что русские все-таки имеют третий сорт. Китайцы первый, европейцы второй мы третий. Поэтому, да, здесь опасно обслуживать у официального дилера, и иметь вообще любой новый Volkswagen с DSG, и, конечно, если покупать новую машину, то это должен быть, кто угодно, только не Volkswagen, и только не DSG. Это избавит от некоторого количества неприятностей. Как корейцы пользуют японские коробки…

А. Перепелов: Мы, наверное, сейчас еще выпишем какое-то количество автомобилей по каким-то критериям, по которым не стоит покупать новые.

С. Асланян: BMW не надо покупать по двигателям. Остаются корейцы и французы, у каждого второго француза стоит плохой…

А. Перепелов: Там и с двигатели, и с коробками.

С. Асланян: Там с двигатели, с коробками, но на некоторых французах ставятся шестиступенчатые Aisin, а это все-таки чуть лучше чем…

А. Перепелов: На что-то они должны поставить были нормальное.

С. Асланян: Поставили. Все-таки поставили. Самые в этом отношении многофункциональные ребята – это корейцы. У них практически все свое, и это «все свое» проверенное, добротное, и они занимаются улучшайзингом от поколения к поколению и не отходят от канонов. Но вот у корейцев с вариаторами по сию пору и с роботами как-то не особо. Автомат, надежный старый автомат.

Поэтому новая машина корейского производителя, а тем более что корейцы теперь уже полностью с ориентированы на Европу. Очень многие машины корейцам не известны, поскольку разработаны в Европе, произведены в Европе. И ездовые характеристики и повадки обретали тоже в Европе, школу автомобилизации проходили там. Они абсолютно европейские, корейского в них только бренд. Поэтому машина наша, ментально похожая, подходящая, привычная. И никаких непроверенных решений в ней нет, а корейцы, в отличие от большинства других на планете Земля, идут семимильными шагами в ту точку прогресса, которую они себе нацелили.

И здесь как раз мы приходим еще к одному аргументу – аргумент новизны. Обладание новым автомобилем.

А. Перепелов: Ну, сначала я, наверное, скажу о предыдущем. Мы разговаривали об автомобилях с пробегом и автомобилях новых, и тут уже всплыли корейские и все прочее

С. Асланян: Вы скажете, нужно разбираться в кухне.

А. Перепелов: Да, разбираться в кухне. Красивый такой уход в одну из стран производителей. Ну, ладно. Теперь уже по поводу новизны. Да, я тоже часто слышу от людей, это самый основной довод о том, что «это же новый автомобиль». Правильно же я понимаю?

С. Асланян: Генри Форд.

А. Перепелов: Генри Форд. Все его знают, цитируют. И говорят: «Вот поэтому я выбираю новый автомобиль». Есть два нюанса. Причем очень существенных. Он новый до какого момента?

С. Асланян: Пока не купил.

А. Перепелов: Пока не купил. А как только купил, сел, проехал, он превратился во что? В автомобиль с пробегом. Со всеми вытекающими последствиями. Это сразу же у нас регулируется ценой. Сразу у нас регулируется многими вещами. Это уже сто процентов автомобиль с пробегом.

С. Асланян: Выезд из салона карается уценкой в 20%.

А. Перепелов: 15-20%. Как бы за все удовольствие. Супер! Можете себе позволить оплатить такую сумму за то, что вы просто выедете из салона – пожалуйста.

С. Асланян: Но если вы вышли из салона, выехали за рулем нового Mercedes, это не то же самое, что за рулем престарелого китайца, который именно с этой секунды окончательно и бесповоротно не нужен в принципе больше никому.

А. Перепелов: Согласен. И второй аргумент. Те люди, которые говорят: «Я пользую только новое, для меня это принципиально – новое». Ну, тогда тоже здесь есть замечательный вопрос: тогда, наверное, эти люди почему-то, очень как-то нелогично поступают? Если мы хотим все новое, тогда почему летаем на тех самолетах, на которых уже кто-то летал? Почему ездим на тех автобусах, поездах – на них же тоже кто-то ездил? Так надо тогда на новых ездить. Что-то как-то нелогично очень, если мы хотим все в этой жизни новое.

С. Асланян: На новых даже дон Рэба себе не позволяет. Ездит иногда на том, на чем и в прошлый раз, но все остальные очень любят колбасу ни разу не надкусанную, хлеб еще пока не заплесневелый, в отличие от сыра. И если можно, сигаретку не из той самой баночки, которая осталась после роты солдат.

А. Перепелов: Которую не курили.

С. Асланян: Которую не курили. Это товары повседневного спроса. Поэтому мы покупаем на себя ботиночки на тонкой подошве, плащик, шапочку, костюмчик. И не каждый день меняем. Так же, как и машину. Но это портки не секонд-хенд. Перед этим не американский рабочий, который недоедает, их носил. Они сшиты специально китайцами, умеющими подделывать итальянцев, для того чтобы русские купили это в каком-нибудь модном английском магазине. Но это новое.

А. Перепелов: Это новое, да. Хотя, наверное, совсем уже… Но я думаю, люди это знают: даже покупая новый автомобиль в салоне, мы не всегда можем быть уверены, что он новый. И таких случаев, мягко говоря, немало.

С. Асланян: И на аутсорсинге у очень многих официальных дилеров есть маленькая артель «Напрасный труд», которая упавшую с автовоза машину…

А. Перепелов: Упавшую, поцарапанную…

С. Асланян: Утопленную.

А. Перепелов: Утопленную. Всякие нюансы. Ее везли-везли и как-то довезли. Есть такие нюансы.

С. Асланян: Уронили.

А. Перепелов: Такие случаи тоже нередки. И мы понимаем, что мы покупаем новую машину, мы платим за новую, а покупаем не новую.

С. Асланян: Бывает такое. Но поскольку машина новая, дилер официальный, документы на руках. Договор купли-продажи, санкции. И…

А. Перепелов: Отлично, да.

С. Асланян: И юридическая грамотность населения.

А. Перепелов: Да. И надо еще будет доказать, что ты… Особенно это, как правило, всплывает через год-два, когда мы начинаем, соответственно, продавать эту машину, выясняются такие интересные подробности. Мы же ездили, ни о чем не думали. Потом мы пытаемся бежать к дилеру, искать дилера: «Что ж ты мне такое продал!» Он говорит: «А я не продавал».

С. Асланян: А если это, например, китайская машина марки Volvo, то довольно часто выясняется в момент какого-то гарантийного случая, что, оказывается, вы-то ее купили полгода тому назад, а дилер-то ее как проданную провел по своей системе два года тому назад, и гарантия у вас уже кончилась. Потому что она считается проданной, а то, что она не эксплуатировалась, это уже ваш нюанс. И вы приходите к официальному дилеру по гарантии, он говорит: «Я бы и мог, да только, извините…»

А. Перепелов: Оснований нет.

С. Асланян: Срок кончился.

А. Перепелов: А сам платить-то я не очень за это хочу. Потому что дилер может на себя взять эти гарантийные обязательства и не обязательно от завода, а именно от себя.

С. Асланян: Иногда берет, бывает такое иногда.

А. Перепелов: Нельзя говорить, что дилеры однозначно плохие. Да нет, есть очень много, большое количество дилеров, которые качественно, хорошо торгуют автомобилями. Как новыми, так и с пробегами. Так же и берегут свою репутацию.

С. Асланян: Итак, Александр за то, чтобы машину с пробегом спокойно покупать, а я за то, чтобы новую машину…

А. Перепелов: Так же спокойно покупать. Ну что ж, тогда, наверное, я вам такой приведу довод, как это ни парадоксально, все-таки покупая автомобиль с пробегом, на мой взгляд, даже наше моральное здоровье остается намного лучше. Сейчас я объясню то, что я хочу сказать.

С. Асланян: В нашем глубоко аморальном обществе.

А. Перепелов: Абсолютно аморальном, наше моральное здоровье – оно меньше страдает. Все-таки, понимаете, обидно купить новый автомобиль, выехали из салона, мы же еще понимаем, что мы ездим на новом, у нас есть это ощущение – пусть у человека останется это ощущение какое-то время, не важно, что он уже выехал, что он ездит на новой машине.

Не дай бог, по закону подлости, с этой машиной что-то произойдет – оцарапают, помнут, зацепят, много-много нюансов, сами что-то в салоне. Знаете, как: вот он был совсем новый, а потом что-то он стал как-то не новый.

С. Асланян: Пожухлый.

А. Перепелов: Да, а потом еще что-то, а потом вы заехали на мойку, посмотрели – ой, здесь скол, здесь потертость. И люди очень серьезно расстраиваются, потому что товар становится совсем другим. Все-таки автомобиль с пробегом – как-то отношение к этому проще. У него уже были какие-то родовые пятна, были какие-то нюансы, ну было два – стало три.

С. Асланян: Старые кирзачи не так жалко в болото?

А. Перепелов: Совершенно верно, и что-то в этом есть, мне кажется.

С. Асланян: Но это все-таки уже совсем другой параллельный мир, потому что есть люди, которые носят ботинки год и три года донашивают, а есть люди, которые носят три года, а потом месяц донашивают. И здесь у каждого человека вещь, так или иначе, стареет относительно его отношения к жизни и к миру.

А. Перепелов: Да, ну, я говорю, воспринимается это намного проще.

С. Асланян: Менее болезненно. Гвоздиком отрецензировали тебе дверку и тебя самого во дворе, и к этому относишься более спокойно.

А. Перепелов: Да, тем более, если когда ты покупал, что там покрашено крыло и дверь, надо покрасить еще одно крылышко, может, это, а может, другое, но ты как-то спокойно к этому относишься – ну, значит, будет еще. А здесь – новая машина, только с завода. При том, что распространенный случай, когда правда с завода такая пришла, и прямо на душе кошки скребут у людей: «Как же так?! Она же была новой, я же ее покупал новую, а теперь она совсем другая».

С. Асланян: Рынок услуг по борьбе со скребущими на душе кошками развивается очень широко и обширно, и поэтому можно новую машину сразу завернуть в пленку, салон обработать химией, которая не позволит ребенку втоптать яблоко или банан в сиденье, пролить детское питание. И немцы именно этим и паразитируют на доверчивости русских: они покупают черный Mercedes, три года ездят в такси, завернув его в желтую пленку, потом пленку снимают и говорят: «Слушай, ну ты посмотри – кузов-то новый, ни царапинки». Наш говорит: «И вправду новый!» И пробег всего 100 тысяч – ну немцы же всегда после 100 тысяч меняют машины, естественно.

А. Перепелов: Конечно.

С. Асланян: И в Берлине они желтые, а в Москве они уже все нормальные – черные и серебристые, потому что в основном два цвета всего. И пленочка очень неплохо держится.

А. Перепелов: Согласен, надо завернуть в пленку, одеть чехлы, поставить в гараж, закрыть на замок – и в принципе не ездить.

С. Асланян: Нет, в принципе, ездить, но с пленкой это гораздо проще, потому что пленка не портит товарный вид, а сохраняет кузов очень серьезно, и из экзотической услуги она стала уже нормальной и повседневной. Рынок развивается.

А. Перепелов: Тоже согласен. Ну, в любом случае, здесь можно говорить о том, что и автомобиль с пробегом, если найти в нормальном состоянии, тоже можно так сохранять, но как-то намного проще мы к этому всем относимся.

С. Асланян: Если ты не купил эту машину на пределе своих материальных возможностей. Потому что кому-то 100 тысяч – это состояние

А. Перепелов: Да.

С. Асланян: Кому-то 3 миллиона – это мелкая разменная монета, и нет ущерба. Подержанная машина стоимостью во все твои деньги, которые ты занял у друзей и накопил за последние 20 лет, неважно, в каком техническом она состоянии, новая травма – это травма на все твои деньги. Можно не пережить.

А. Перепелов: И такие люди есть, и, разговаривая с людьми, я всегда предупреждаю, я говорю: «То, что вы тратите на машину, тем более, с пробегом – это далеко не все те деньги, которые вы на нее потратите. Все только начинается». И такие люди меня тоже, конечно, когда покупают, меня пугают. Если мы выбираем, например, стоимость автомобиля за 500-600-700 тысяч, и человек рассматривает как альтернативу Ford Focus восьмилетний Mercedes 500 S-класса – то, конечно, для меня выбор очевиден, здесь я не буду рассказывать, что автомобиль с пробегом – это хорошо. В данной конкретной ситуации лучшим выбором будет, конечно же, новый автомобиль.

Хотя каждый должен понять для себя, что он хочет получить. Если у тебя есть деньги обслуживать эту машину – можно и на Mercedes покататься семи-восьмилетнем.

С. Асланян: Как правило, нет, именно поэтому покупается Mercedes – потому что больше ничего в жизни не остается. Уже очень хочется пафоса, а ты понимаешь, что у тебя пафоса нет нигде – на работе нет, в семье нет, на улице нет. Ведь машина у нас по сию пору несет оттенок социальной значимости, и человек покупает машину для самоутверждения, для самоуважения. Просто сесть и поехать можно и на рваных «Жигулях», это мало кто будет делать.

Категория людей, которые относятся к этому как к предмету обихода – она тоже уже, к счастью, есть, она выросла и воспитана: «Я купил, поехал – мне нужен кондиционер, автомат, и чтобы в салон помешалась любимая коза». А очень многим нужно, чтобы «я ехал на Nissan Primera с мотором 1,6, на веслах, и все думали, что у меня большая машина, как у взрослого».

А. Перепелов: Далеко уже не Лада, да?

С. Асланян: «А какой у меня шикарный Ford Mondeo с мотором 1,4, который под горку нужно толкать, чтобы он при попутном ветре хоть как-то ехал. А кто знает, что у меня 1,4? Никто не знает».

А. Перепелов: Вот еще твоими устами мы еще один аргумент в пользу автомобилей с пробегом – поднимает значимость людей. Мы же сейчас не оцениваем моральный аспект, если им нравиться казаться лучше и круче, и им от этого комфортнее – так вот, для этого существует автомобиль с пробегом.

С. Асланян: Но это потакание порокам.

А. Перепелов: В том числе. Потакание порокам – здесь уже не важно, с пробегом, не с пробегом.

С. Асланян: Гордыня – один из десяти смертных грехов. Поэтому Mercedes 600, когда не по Сеньке шапка и не в тот ряд с калашным выражением лица сунулся – это как раз то, чему потакать не надо.

А. Перепелов: Но тут чертовски обидно за те же деньги покупать что-то совсем другого класса, оно же тоже столько и не стоит.

С. Асланян: Оно точно столько не стоит, и наш нынешний рынок, в своем кризисе очень сильно толкающий людей от новых машин на вторичный рынок, потому что новые по цене задраны чудовищно, и того не стоят уже давно – он как раз и сокращается именно из-за необоснованных цен. Почему у нас вторичный рынок растет, причем, я думаю, что сейчас он будет уже в два – два с половиной раза больше, чем первичный.

А. Перепелов: Скорее всего, так. Нет, ну, во-первых, продают много каждый год новых автомобилей, он просто наполняется, этот рынок, и выбытие не такое активное. Но здесь – да, я тоже с тобой соглашусь, при таких ценах на новые автомобили, на автомобили с пробегом цены достаточно разумные, и выбор у них сейчас большой.

С. Асланян: Выбор на первичном рынке сокращается, модельный ряд все уже и уже, у очень многих представительств с нашего рынка уходят серьезные игроки, не продают их больше, потому что остальное не получается, как у Ford, например. Где Mondeo Wagon? Нет никакого Mondeo Wagon – кончился.

А. Перепелов: Нет, но сейчас у некоторых марок есть другая проблема, у них огромный модельный ряд, а продаются две-три модели.

С. Асланян: Ну, это, в том числе, и специфика нашей страны. Во-первых, не по таким ценам, это тот самый случай, когда будь проще – народ потянется.

А. Перепелов: Даже в моем обиходе, моем понимании, например, такая марка, как Hyundai, имеет огромное количество моделей, а продается их всего три, 90 с лишним процентов всех Hyundai – это три модели, а меньше 10% – на всю остальную линейку. Для меня это тоже серьезное открытие, что называется.

С. Асланян: С другой стороны, Hyundai, например, пытается, тем не менее, продвигать абсолютно весь свой модельный ряд в отличие от Renault, который навсегда в нашей стране превратился в изготовителя маленьких дешевых машин, альтернативных «Жигулям». О том, что у Renault есть машины бизнес-класса, в нашей стране об этом только в комедии можно узнать, под громкий хохот и аплодисменты.

А. Перепелов: Ну, я говорю, наверное, они – заложники ситуации. Каждая из этих марок, которые мы перечислили, выпустили доступные модели, эти модели начинают расходиться, они самые продаваемые, такие, как Hyundai Solaris, Renault Sandero, Renault Duster, каждый в своем классе – они являются локомотивами, они и тащат. Сознание народа понимает, что это машины достойные, и, соответственно, продавать машины более дорогие очень сложно.

Они заложники, они получили тот объем, но расплатились продажей всех остальных машин.

С. Асланян: Не того они заложники, они заложники другого – им захотелось сразу прибыльности, поэтому они взвинтили ценник, и машина, которая априори должна быть дешевая – она теперь стоит как автомобиль двумя классами выше, потому что Solaris за 600 тысяч – это не просто беспредел, это безумие. Красная цена Solaris – 200, 300 – в топовой комплектации. Но если у тебя Solaris стоит 600, тогда у тебя Santa Fe стоит миллион 800. Но я за миллион 800 возьму себе Pajero большой.

А. Перепелов: Как мы быстро перешли в обсуждение рынка.

С. Асланян: Да.

А. Перепелов: Как легко мы переступили.

С. Асланян: Потому что одно связано с другим.

А. Перепелов: Да, перекинем мосточек все-таки к нашему спору, ведь вот она, альтернатива – Solaris за 600, либо трехлетний Qashqai за 600.

С. Асланян: Ну, у трехлетнего Qashqai окажется вариатор, а вариаторы на вторичном рынке – это очень слабый игрок, лучше на него никогда не делать ставок.

А. Перепелов: Тем не менее, у Solaris тоже там ничего особого – старая четырехступенчатая коробка, которая, может быть, и надежная – а где же удовольствие от езды за такие деньги? Деньги потратили, а удовольствия не получили.

С. Асланян: Тогда подержанный Solaris тебе как раз компенсирует отсутствие этого удовольствия, купишь его за 300, с автоматом.

А. Перепелов: В любом случае, за те же 600 мы можем взять огромный список двух-трехлетних автомобилей, где можно покопаться и найти машину без вариатора, и это будет хорошим выбором.

С. Асланян: А вот это как раз очень тяжелый момент выбора, потому что двух-трехлетняя машина всегда навевает некое подозрение: с чего это вдруг такая ласточка да на помойке? Это по какой вдруг причине через два года машина надоела первичному хозяину?

А. Перепелов: Потому что все – производители, импортеры, дилеры, маркетологи говорят: «Дорогой мой человек, ты два года назад купил у нас замечательный автомобиль, сейчас вышел новый. У него теперь другие фары, другие пороги, вот здесь приборчик вставлен другой – надо срочно бежать и покупать новый автомобиль». И люди бегут и покупают.

С. Асланян: Есть люди, которые очень любят как раз новинку сезона, чтобы она либо на шее висела, либо была на руке, либо из кармана торчала, либо под попой жужжала, но человек, особенно который купил за достаточно большие деньги машину, через два года ее не меняет, потому что с обновлением модели произошло и увеличение цены. И практически то же самое с другими фарами он купит на 15-20-30-40-50% дороже.

Поэтому здесь обновление по окончании гарантийного срока, например, в два года, или в связи с появлением новой модификации – оно не является массовым. А вторичных машин, двух-трехлетних, на рынке все-таки довольно много, и по каждой из них есть грандиозное подозрение, что причина ее продажи в том, что накосячили – либо сам, либо сервис, либо телеграфный столб дорогу перебежал.

А. Перепелов: И эти моменты и факторы бывают.

С. Асланян: И вот здесь как раз нужно быть экспертом по вторичному рынку, и по жестянке, и по двигателю и по коробке, чтобы прийти и купить на вторичном рынке машину, которой всего два года, маленький пробег и на ней бабушка в церковь ездила.

А. Перепелов: Да, надо быть либо самому экспертом, либо прийти к экспертам – к компании, которая в этом разбирается, и также несет ответственность за продажу того же товара, автомобиля с пробегом.

С. Асланян: Вот это очень спорно, чтобы она несла ответственность, потому что компания может быть, но эксперт на борту этой самой компании – я априори ему не верю. У меня нет своего эксперта, который четко поймет не только состояние компрессии, потому что это прибором определяется, но и, например, износ шеек коленвала, а у двигателей BMW иногда в районе первого цилиндра 3-литровые моторы лопаются на рубеже пробега порядка 20 тысяч, а я на 15 тысячах пришел покупать.

Когда мы покупаем новую машину, особенно если это происходит у нас сегодня, в 2014 году, буквально за полгода-год в автомобилестроение приходит огромное количество новейших косвенных технологий, не связанных напрямую с машиной, но превращающих ее в ту великолепную шкатулку, насыщенную привычными для удовольствия служащими девайсами, для которых наша мирная неавтомобильная жизнь уже не мыслится и не представляется себе достойной. И когда мы покупаем сегодня новую машину, мы можем заказать себе все виды разъемов, какие только существуют – и USB, и SD.

А. Перепелов: И помощников всего, чего угодно.

С. Асланян: Да, и губозакатыватель, и попожужжатель, и наконец-то хороший навигатор с интересной графикой, и выход в Интернет, и, конечно же, даже мобильный телефон, который уже априори, и Bluetooth Protocol, что на машинах вторичного рынка может и не встретиться в принципе ввиду отсутствия технической возможности, причем некоторые модели апгрейду не подлежат – для того, чтобы на какой-нибудь хороший автомобиль семи-восьмилетней давности установить…

А. Перепелов: Нормальную навигацию, штатную систему, когда ты ничего не дорезаешь, не доставляешь – большая проблема.

С. Асланян: Нереально.

А. Перепелов: Нет, реально, но когда тебе объявляют цену всего этого, ты думаешь: «Может быть, все-таки не надо, может быть, все-таки я держатель куплю для телефона и буду пользоваться телефоном?»

С. Асланян: Двадцать пять держателей для всего на свете. И ведь в новой машине уже неважно, как она едет – в ней важно, сколько опций. Удовольствие от новой машины, как правило, напрямую зависит от количества опций. Просто руль, просто педали, просто коробка передач – сейчас это есть у всех.

Но когда у тебя все четыре электростеклоподъемника с функцией автодоводчика, когда у тебя есть вариант блокировать окна для детей отдельно, чтобы они сзади не хулиганили, а не только передние-задние, когда у тебя климат-контроль шести-восьмизонный, когда в некоторых изделиях, не важно, из какого азиатского региона они пришли, уже ставится штатный видеорегистратор, и ты не должен тащить провода через весь автомобиль. Это, во-первых, стимул для покупки вообще, а, во-вторых, сколько удовольствия от владения машиной, в которой есть все, что тебе нужно, все, что тебе привычно.

А. Перепелов: Аргумент серьезный, с которым достаточно сложно спорить, но попробую я все-таки и о нем поговорить. Первый момент – безусловно, наличие многих вещей, уже интегрированных в машину – это очень хорошо. Возникают другие нюансы – когда мы хотим что-то заменить, то, скорее всего, мы наталкиваемся на какую-то вещь, у нас это уже есть, начинаем добавлять что-то другое, и все это тоже оказывается не так просто, так как все-таки мир-то меняется – как с компьютерами.

С. Асланян: Но навигатор на навигатор не будешь менять, потому что, какой есть, на ближайшие три-пять лет его хватит. Обновление карт предусмотрено.

А. Перепелов: Хорошо. Ну и здесь тоже все-таки за автомобили с пробегом будет следующее: как правило, если мы за те же деньги можем купить, например, годовалый, двух-трехлетний автомобиль с пробегом, то все технологии, которые приходят в доступные модели, приходят, как правило, из более старших, из более дорогих машин – вначале появляются они там. Значит, соответственно, на двух-трехлетнем автомобиле другого класса, скорее всего, все эти опции уже есть.

С. Асланян: Но заведомо более высокого класса – пресловутый Solaris, который не будет, как Mercedes 600.

А. Перепелов: Mercedes – это тоже будет пограничный вариант, что бы в Solaris ни ставили, до пятилетнего Mercedes 600 ему топать и топать еще много времени.

С. Асланян: Но USB-разъем в Solaris есть, а в Mercedes 600 пятилетней давности может не оказаться.

А. Перепелов: Я думаю, USB-разъем можно туда поставить.

С. Асланян: Ну, так берешь напильник – и все, что хочешь, поставил.

А. Перепелов: Вот. Все технологии – они же как приходят в автомобильный бизнес? Из мира гонок приходит что-то, чуть ли не из космических технологий.

С. Асланян: Знаешь, в Жигули не пришло ничего.

А. Перепелов: Ну, они внизу пищевой цепочки, до них пока дойдет.

С. Асланян: Ракета Ангара тоже не особо полетела, хотя, возможно, именно эта космическая технология в Жигулях скоро появится.

А. Перепелов: Вот, поэтому этот аргумент: «Все самое лучшее – новое» – наверняка в автомобилях более высокого класса, которые на сегодняшний момент стоят столько же, сколько новый автомобиль низшего класса, выпущенный сегодня, скорее всего, наибольшее количество опций уже есть.

С. Асланян: Ну не все. Тем более, опять-таки, возвращаемся к стартовой точке разговора, в дорогом автомобиле за три года они уже тоже как-то поизносились, а они являются, как правило, первыми жертвами. Именно потому, что они послабее, и они пришли не из мира автомобильного, не с танка сняли USB-разъем, а с компьютера, и он не готов к тем нагрузкам, которые он на себе несет.

А. Перепелов: Если мы не используем машину в режиме такси (а мы уже говорили о такси), тогда, я думаю, и три, и пять, и семь лет проходит. Безусловно, надо выбрать нормально – если машину выездили за три-четыре года во всех смыслах – и в техническом, и эксплуатировали ее, не жалели, то такую машину, конечно же, брать не нужно. Но здесь есть другое преимущество автомобиля с пробегом, которое выражено ярко в деньгах, и людям это очень понятно.

Купив автомобиль с пробегом, он уже потерял большую часть своей стоимости, например, двух-трехлетний. Максимальная потеря стоимости происходит за первые три года. Если мы покупаем двух-трехлетний автомобиль, соответственно, стоимость уже упала, и дальше, при перепродаже через два-три года стоимость, которую мы потеряем, будет значительно меньше, чем при покупке нового автомобиля за эти же деньги.

С. Асланян: В процентном отношении – да, но получается, что, условно говоря, машина, которая, когда была молодая, стоила миллион, я ее сейчас пытаюсь купить за 700, а через год продам за 600 – вот эта разница в 100 тысяч для меня так же серьезна и так же ощутима в виде потери, как те 300 тысяч, которые потерял первый владелец.

А. Перепелов: Но он сделал выбор и заплатил за это – за все новое надо платить. Хотя, ведь тут же мы опять говорим – вот, выпускаются новые машины, и все прочее, технологии. А, по сути, ты правильно тоже об этом сказал – сейчас все автомобили имеют тот необходимый минимум (уже, мне кажется, последние лет десять), чтобы ездить с комфортом, получать от этого удовольствие и просто наслаждаться перемещением, если машину нормально обслуживать. Принципиально чего-то нового нет. Уже маркетинговые игры начались – здесь технология такая, здесь технология такая, уже пошли такие нюансы, доли сотых, наверное.

С. Асланян: Но самый страшный аргумент против машины с пробегом, особенно если она молодая, трех-пятилетняя, самый непоправимый – в том, что с момента прихода матрицы жизненного цикла, которая называется PLM, когда машина не доводится в лаборатории, когда за качество ее никто не борется, ведь раньше машину делали понадежнее, потому что не знали, как она сломается – быстро или нет, и нужно было, чтобы она выходила гарантийный срок, и машина 15-летней давности была прочнее, чем нынешняя.

Сейчас машина должна отходить ровно гарантийный срок – эта задача ставится на уровне технического задания. И тот же самый Ford хвастливо заявляет, как о невероятном достижении: «У этого двигателя ресурс аж целых 240 тысяч.

А. Перепелов: Да, раньше миллионники, говорили.

С. Асланян: Да, вот это – позор, это говорит о полной деградации. Но они создают равноизносный автомобиль, и современная машина – та, которая была сделана как ран под присмотром компьютера, эта самая знаменитая PLM – она как раз пяти-шестилетняя, она рассчитана на гарантийный период, она не рассчитана на второго владельца. Каждая новая современная машина хуже предыдущей – она насыщена опциями, но она сделана из фольги, на проволочках, и ее задача – получить пять звезд по EuroNCAP, спасти владельца 25 подушками безопасности…

А. Перепелов: Не доставляет проблем в гарантийный период.

С. Асланян: Да – и тихо сдохнуть в руках второго клиента, который возьмет ее, потому что это знаменитый бренд, и «я помню от дедушки, что та-то ходила как раз 20 лет». О том, что любая нынешняя столько не проходит, мы пока еще не понимаем. Мы не понимаем, что производитель стремится к одноразовости ботинка, iPhone и автомобиля.

А. Перепелов: Да, как ни парадоксально, им выгодно, чтобы машины ломались. Это просто банально выгодно.

С. Асланян: Даже, может быть, от обратного – невыгодно делать вечную машину.

А. Перепелов: Невыгодно, потому что сервис будет голодать – это не есть хорошо. Аргумент серьезный, с которым очень сложно спорить, но у меня есть и на это доводы – ведь выпускают машины, спешат, хотят выпустить при том уровне технического оснащения, очень сложными технологическими решениями, той же электроникой. Иногда выпускают сырые машины, и первые полгода-год точно лечат от всех болячек.

Мы купили самую первую машину, мы в первых рядах, все говорят: «У меня первая машина» – и вот, мы, по-моему, живем на сервисе с этой первой машиной. На этих первых людях и отрабатывают все технологии. А когда человек покупает через год, вылечили все болячки – как говорится, он купил не просто автомобиль с пробегом – он купил автомобиль, проверенный временем, до него все вылечили.

С. Асланян: Если вылечили. Потому что, возможно, машину как раз продали потому, что все это вылечить не получилось и в принципе невозможно. И хуже того, машина первого месяца выпуска по комплектующим и по кодам деталей очень сильно отличается от машины, выпущенной через полгода или через год на этом же заводе. На японцах с этим как раз столкнулись: «Дайте ваш VIN-код, потому что мы не можем сказать, что у этой модели взаимозаменяемые детали в выпуске начала года и конца того же года».

А. Перепелов: Не только японцы, по VIN-коду у всех детали отличаются.

С. Асланян: Конечно, и именно по VIN-коду сейчас продаются запчасти, в первую очередь, потому, что машина сделана по PLM, потому что без этого ты не определишь. Одна и та же модель, и вроде ничего не изменилось, но каталог новых комплектующих новых запчастей, которые приходят на машину где-нибудь через полгода после начала конвейерного производства – это обычно 300-500 страниц, это толстенный том энциклопедии, и все это вылечить невозможно. Машину, которую ты купил первым, потому что ты Моня-элегант, через год ты продаешь, потому что вылечить ее нереально.

А. Перепелов: Ну, ты еще целый год занимался лечением. Что-то же ты вылечил – благодаря таким покупателям, которые покупают такие новые машины, в том числе, и меняются коды – все понимают, что машина так ездить не будет.

С. Асланян: Да, один, конечно, попижонил, а второй пошел долечивать, как доктор Айболит, и не факт, что вылечит. С нами был Александр Перепелов, генеральный директор HeadMadeLab.

Сергей Асланян
Сергей Асланян

Сергей Асланян — автоэксперт

Больше статей
write a comment

0 Comments

No Comments Yet!

You can be the one to start a conversation.

Only registered users can comment.