За 800 тысяч нельзя купить большой семейный автомобиль
2 871

За 800 тысяч нельзя купить большой семейный автомобиль
Июнь 07 12:00 2014

Сергей Асланян: Александр, здравствуйте.

Александр: Здравствуйте, Сергей. Традиционно, я вам дозвонился первым.

С. Асланян: Вам везет. Александр, скажите, почему вы не купите себе Жигули?

Александр: Жигули? Клеймо, может быть. Качество… Не ассоциируется пока у меня Жигули с качеством.

С. Асланян: Но ведь она иномарка уже. Там даже написано – Lada Granta!

Александр: Это само собой. Она даже с автоматом! Это хорошая попытка, но я все равно ее не куплю. Понимаете, Сергей? Ну, к сожалению.

С. Асланян: А сколько вам лет, Александр?

Александр: Мне 23 года.

С. Асланян: И вы в 23 года потеряны для АвтоВАЗа?! А он рассчитывал, он так хотел.

Александр: Человек начинает быть потерянным для АвтоВАЗа, с первой машиной АвтоВАЗ, которую он покупает. Он уже потерянный. Потому что, человек купивший АвтоВАЗ, второй раз… Я редко знаю такого человека, который его купит.

С. Асланян: Александр, ведь при этом вы в автошколе учились наверняка на Жигулях? Или уже нет?

Александр: Да, к сожалению, на Жигулях. И первая машина у меня Жигули, но у меня не было денег купить что-то другое. В принципе, мне кажется, целевая аудитория АвтоВАЗа, – те люди, у которых нет денег. Скажем за Ладу Гранту, за Ладу Приору обновленную, Ладу Калину – они требуют достаточно много денег за качество. Я лучше выбрал бы корейца, на чем я в принципе сейчас и езжу, чем скажем Ладу Калина 2.

С. Асланян: У Лады вообще то, конкурент другой. Лада конкурирует с помойкой. Она конкурирует с рваниной, которая на вторичном рынке. И Бо Андерссон, прокатившись по Москве, по Санкт-Петербургу с горечью сказал: «Мы эти города потеряли, но сюда вернемся». А вот тут еще враги подкрались, мы же сдались перед Китаем, мы же сейчас Китай к себе пустим. И мы же бедного и мужественного Рахманова, который нас спасал от китайцев в течение всего периода руководства Минавтопромом. Мы его убрали, для того чтобы расчистить дорогу. И теперь Бо Андерссон будет бороться за Вас, Александр, ваши 23 года супротив китайцев и супротив помойки, на которой продается рванина.

Александр: Сергей, это спорный вопрос, что лучше Китай либо АвтоВАЗ. Что то я бы себе не купил, что то, понимаете? В Китае хотя бы нормальный дизайн. Сравнительно неплохое качество, которого будет хватать года на три, на четыре.

С. Асланян: Не будет. До первого столба. Посмотрите, что произошло с сертифицированными на наш рынок, пришедшими к нам всерьез и надолго, например, Amulet. Помните, была такая фигня на колесиках.

Александр: Да, да помню.

С. Асланян: Ведь она получила одобрение транспортного средства, она получила разрешение кататься по нашим дорогам. И люди на этом поехали. А что происходит с Amulet, когда он нечаянно встречает телеграфный столб на своем пути?

Александр: Прошу прощения, Сергей. Смотрите, мы покупаем того же китайца, пускай продать его на вторичном рынке становится вообще нереально.

С. Асланян: Проще застрелиться.

Александр: Да. Его надо брать, вот купил и на века. Без права продажи. Мы получаем за 300-400 тысяч машину с климат-контролем, кожаным салоном. Пусть салон этот, сложно кожей назвать, но это кожаный салон. Там есть система курсовой устойчивости, там есть все. А в АвтоВАЗе мы за эти деньги ни качества не получаем, ни опций. К сожалению, у нас так получается, что люксовая версия, это с подголовниками на заднем сидении. Что же это за версия такая? По-моему, это позор. Нормальный автопром, не может этим гордиться. Как же, мы продаем машины с задними подголовниками, а есть и без подголовников, но это более низкая комплектация. Я считаю, что это не оговаривается, они должны быть по любому.

С. Асланян: Но, Александр когда вы говорите о том, что китайская машина берет, например, своей начинкой, у нее есть и кожаный салон с оговорками, климат-контроль с оговорками и АБС с оговорками, то на самом деле, по качеству – это все китайское. И кожа там не кожа, и АБС там не АБС, и научить китайскую машину ездить, знаете ли, не всем удается. И те, кто на них попробовали, вдруг выясняют, что оказывается эта Антилопа Гну, скорей всего ближайший родственник Тяни-толкая. Потому что в обе стороны и никуда конкретно.

Александр: Конечно. Я не знаю, АвтоВАЗ очень сложно вытянуть за уши. Был бы я директором АвтоВАЗа, я не знаю… Это просто бренд – клеймо. АвтоВАЗ никто не купит, какой бы он ни был, в ближайшие лет 20. Ему надо доказать свое качество. В позавчерашнем разговоре, что у современных автомобилей нет надежности, могу вам сказать, что это как раз тупиковая ситуация. У АвтоВАЗа никогда не было надежности. И к чему он пришел? Его вытесняют с рынка.

С. Асланян: Да, его выгоняют с рынка.

Александр: Мне кажется, что если будет один завод, который будет выпускать хорошие, качественные автомобили, он будет хорошим конкурентом, когда ты берешь машину, и ты знаешь, что ее хватит лет на 10-15.

С. Асланян: Скорее всего, нет. Потому, что захочется не просто ботинки, а модные ботинки; захочется не просто телогрейку, а хорошую шубу. Это тот же самый вариант, как паленую водку пьют не потому, что нет денег на другую, а потому что очень хочется побыстрей сдохнуть.

Александр: С одной стороны, вы правы. Кстати, Сергей, попрошу Вас не выключать меня просто так. Мне неудобно, я даже попрощаться не могу.

С. Асланян: Мы будем, Александр, расшаркиваться. Я готов.

Александр: Еще такой вопрос. У меня друг хочет купить Volkswagen Multivan, постоянно спрашивает моего совета. Я хотел бы посоветоваться с вами. Он хочет взять на вторичном рынке и выбирает между T4 и T5. Выбирает не из-за внешности, а потому, что бюджет слишком ограничен. И выбирает между полноприводным Т4, либо переднеприводным Т5. Что бы вы выбрали?

Volkswagen Multivan T4

Volkswagen Multivan T4

С. Асланян: Александр, проблема в том, что мы вынужденно сами очаровываемся. Мы создаем себе вот такой фетиш. Есть Фольксваген! И я, приду на рынок, и куплю там себе, Т4, например, полноприводный! И что? Мало денег, поэтому я возьму его. Нет. За эти деньги ваш друг возьмет головную боль, потому что на этом рынке его не ждет честный, не убитый.

Александр: Нет, ни то, что он хочет взять в пределах 200 тысяч, он хочет взять в пределах 800 тысяч. То есть за эти деньги можно взять переднеприводный Т5. Полноприводный нельзя, но переднеприводный можно.

С. Асланян: Разница будет вот в чем. Очарованный человек на последние 800 тысяч купил утиль. Этот утиль он будет ремонтировать, поставив его в первый же день покупки к забору. Но может не на 500 тысяч, а на 300. Разница будет только в этом. Когда покупаешь машину на последние деньги, и сам себя уговариваешь, что ради меня она еще поживет. Спросите себя: «А причина, по которой я ее продаю?» А причина, потому что сейчас она сдохнет. Вот только поэтому.

Александр: Конечно, такие машины, я понимаю, просто так не продают. Это настолько идеальная машина: много места, для семейного человека это еще плюс. Если на полном приводе, то ее продавать – нет смысла. Ей нет достойной замены. Только если, Hyundai Starex, если не ошибаюсь.

С. Асланян: Starex, да.

Александр: Он действительно конкурент, только если не ошибаюсь, их полноприводных нет.

С. Асланян: В этой реинкарнации нет. Они бывают из Кореи, потому что корейские машины к нам проникают все-таки, несмотря на политику дилеров. Либо Mercedes Viano, Он же Vito. Который бывает полноприводным, причем он заднепереднеприводный. То есть, если Т5, Т4 – это схема передний привод плюс задний, то у Mercedes, как всегда, все шиворот-навыворот. Он сначала заднеприводный, потом муфта, подключаются передний. Но! Он хороший, надежный ящик. Он шире, чем Multivan, в нем тоже можно спеть и сплясать. Остается та же самая проблема. Эту гениальную, великолепную машину, за каких-то всего 800 тысяч, первый (второй, третий, пятый) хозяин, скрутивший спидометр, продает почему?

Hyundai Starex

Hyundai Starex

Александр: Да, скорее всего, сыпаться начинает. Еще такой вопрос. Т4: у него полный привод идет через вискомуфту или нет?

С. Асланян: Насколько я помню, у него он идет через вискомуфту. Под Т4 я очень давно не ползал. Я эксгумацией занимаюсь настолько редко, что уже начинаю забывать, когда в молодости, эти бабушки были красивыми блондинками, в чем именно они плясали на балу.

Александр: Конечно, да, в этом вы правы.

С. Асланян: Давайте прощаться.

Александр: Да, хорошо. Всего доброго вам, Сергей.

С. Асланян: Александр, спасибо. Вам хороших выходных, другу – большой привет.

Владислав: Здравствуйте. Слышно меня?

С. Асланян: Да! Не видно, но слышно.

Владислав: АвтоВАЗ не куплю никогда.

С. Асланян: Почему?

Владислав: Не надо, зачем.

С. Асланян: Но почему?

Владислав: Жизнь своя дороже.

С. Асланян: Там же менеджеры. Там же туалет починили. Починили туалет уже! Там же латиницей написано: Лада, чйорт побьери! Владислав, ну как же так?

Владислав: Никогда не будет счастья на АвтоВАЗе. Через 300 лет, Сергей, я вам обещаю, может быть с АвтоВАЗа что-то и получится. Дорога ему в одно место. Все в принципе понимают.

С. Асланян: А он там уже.

Владислав: Это дело времени. Вы 2 тысячи рублей отложили на АвтоВАЗ уже, на этот год?

С. Асланян: Нет, и не собираюсь.

Владислав: Я отложил (смеется).

С. Асланян: Пусть ждет. Что у Вас с жизненными вопросами, Владислав?

Владислав: С жизненными вопросами все нормально. Езжу на BMW «трешке», выбираю машины с душой. Просто пришел к этому, считаю, что каждая машина должна быть под свои задачи. Для повседневной жизни моя машина по душе, едет хорошо.

С. Асланян: А тут Жигули под кустом таятся и ждут, когда вы в телогрейке пожалуете.

Владислав: За Жигули мы уже все долго платим и будем платить. Вообще нужно компанию АвтоВАЗ выставить лбом в прямую конкуренцию. Убрать все пошлины, все эти вещи, которые помогают раковой опухоли продолжать жить. Эффективный бизнес будет эффективным только тогда, когда его поставишь на передовую, и люди начнут спасать свои шкуры, то есть нормально работать.

С. Асланян: Разбегутся.

Владислав: Не все. Кто-то останется в любом случае. И в любом случае у него путь через смерть, через труп.

С. Асланян: Через клиническую смерть хотя бы.

Владислав: Да, реинкарнация, скажем так. Нужно умереть, а потом родиться. А так в России нереально конкурировать. Просто сам с этой сфере связан. Невозможно конкурировать при 11% инфляции с производствами, которые находятся за рубежом. Просто физически не возможно.

С. Асланян: Но это касается всей страны целиком. Тогда нам всем не жить.

Владислав: Если высокая процентная ставка, то будет хорошо развит финансовый институт. Если низкая ставка, то будет развито производство. Это уже политика государства. Хочу вам и критику сказать. Вы Владимира Владимировича ругаете и так далее, но он один ничего не может сделать, нужна команда. А команду он собрать не сможет, потому что реально некому работать.

С. Асланян: Да ладно? На счет людей, которым есть к чему приложиться – руки, талант, возможности, перспективы – вы ошибаетесь. Наша страна полна героев. Вопрос в том, где они сейчас?

Владислав: Их очень мало. Их уже нет.

С. Асланян: За те годы, сколько любимый Владимир Владимирович, руководит этой страной, они почему-то либо убежали, либо затаились. А можно было сделать так, чтобы они пришли. Есть из кого выбирать. И даже президента есть из кого выбрать, но мы эти имена не знаем. Зачистка пространства сделана настолько великолепно в соответствии с тем, чему учили этого человека, что ощущение кого-то еще в этом вакууме уже не появляется. Уже ясно, что один царь-батюшка бедный, а холопы опять подвели.

Владислав: Я с вами согласен, против нашего царя-батюшки, и «за» него тоже ничего не имею. У меня нейтральная позиция.

С. Асланян: Да у меня тоже.

Владислав: По факту, нам просто реально нужно пережить три поколения, чтобы у нас что-то выросло более-менее правильное. Либо мы вырастем, либо сюда придут те, кто эту территорию займут. Других вариантов нет.

С. Асланян: Этих мы уже пустили, они уже идут и называются китайцами. Но что значит три поколения? Посмотрите, сколько у нас исторической нестабильности. С каждым генеральным секретарем, с каждым президентом у нас меняется курс страны целиком. И сколько у нас поколений живет не в тех условиях, в которых были предки. И что? Ничего.

Владислав: В любом случае, если опросить людей, то они сейчас живут лучше, чем жили раньше.

С. Асланян: Знаете, если выращивать поколение за поколением, тогда на третьем витке что-то изменится, а если третье поколение само по себе, с ощущением, что лучше… Кому-то лучше, кому-то – хуже, а страна при этом туда, а не сюда.

Владислав: Я сравниваю по своим родителям, бабушкам, друзьям. Раньше, допустим, тех ценностей и тех материальных благ было намного меньше. Средний чек, который я мог потратить на эти материальные ценности, был меньшим. Просто я работаю, знаю, как работать, заработаю и в Африке, и здесь. Просто нужно всем работать, не нужно кого-то ждать. Нужно брать и делать. Бьют – терпеть, биться, пробиваться и результат будет в любом случае.

С. Асланян: Это точно.

Владислав: Если такая позиция у людей будет, а это придет только с осмыслением, и когда многим уже реально дадут по башке. Поставь прямую конкуренцию без всяких подачек. Люди задумаются, и реально кто-то начнет работать, кто-то отвалится, система перераспределится. Будет больно, будет социальный коллапс в Тольятти, но по факту можно все решить только таким путем. Только минимизацией расходов, сокращением персонала и игра на реальном поле позволит быстрее этому процессу пройти, чем это будет тянуться.

С. Асланян: Владислав, при этом вы говорите, что люди должны взяться, начать работать. Вы относитесь к небольшой категории людей. Вы относитесь к 12% тех, кто готов реально что-то делать в жизни.

Владислав: Пять лет назад, может, даже восемь, я относился к общей категории людей.

С. Асланян: Нет, вы были этим человеком всегда. Вопрос в том, когда это проявилось. От осины не родятся апельсины. Вы всегда были готовы к тому, чтобы начать и делать. Обстоятельства не благоволили, ситуация не располагала.

Владислав: Я в регионах знаю очень много людей, у которых реально есть голова, но нет вектора. Реально нет направления, руководителя, который эту голову превратит во что-то.

BMW 3-series

BMW 3-series

С. Асланян: Они как раз остальные. Не 12% процентов. А как раз остальные 88%. Те самые, которые нуждаются в дорожном указателе, в поводыре, пастыре, лидере нации, национальной идее. Их 88%.

Владислав: Вопрос по BMW. Знаю, что вы не любите их, плюетесь. Есть у них огрехи, согласен, но, в принципе, я для себя выработал систему: замена масла раньше регламента и не пускать непроверенных людей к машине.

С. Асланян: Конечно!

Владислав: И, в принципе, все BMW 150-180 тысяч без критических поломок.

С. Асланян: Скоро это закончится. Потому, что с надежностью мы пару дней назад разбирались.

Владислав: Да, слышал. Но я фанат BMW. Со мной спорить бесполезно.

С. Асланян: Это правильно. Чем хороша инженерная школа BMW, так это тем, что она одна из самых эталонных.

Владислав: И едет она хорошо.

С. Асланян: Да, пока не сломалась. А претензии-то на самом деле к политике концерна. Потому, что ты приходишь и говоришь, что есть гарантийный случаи, а об тебя вытирают ноги, плюют и дают тебе пинка, и говорят: «Подумаешь, пять миллионов? Мы тут только что нагадили тому, у кого машина за восемь».

Владислав: Сергей, я в этой ситуации вас понимаю, но не хочу погружаться в депрессию. Я, когда покупал эту машину, я заложил свой риск. Сломается одна – выброшу, и куплю вторую.

С. Асланян: Владислав, сколько мы с вами видим бед с нашими людьми, у которых рушатся дома, проблемы по коммуналке, еще какого-то рода, и мы каждый раз видим, что это потому, что нищета. Им некуда деваться, у них нет маневра.

Владислав: Я с вами не согласен. Это потому, что они такие люди. Потому, что они сидят и ждут.

С. Асланян: Согласен, нищета – следствие этого.

Владислав: Нужно просто взять и пойти работать. И все. Не хочешь в России? Езжай в другое место, думай, придумывай. Это же все равно интереснее, чем тупо сидеть и жаловаться.

С. Асланян: К сожалению, они ждут, пока за них придут и сделают. Вы обратили внимание, какой процент людей обращается, в том числе, и ко мне, чтобы я за них это сделал.

Владислав: Значит, их эта нищета и устраивает.

С. Асланян: Видимо, в глобальном плане – да. Но есть нюансы. Хочется Mercedes, как у соседа почему-то.

Владислав: Хочется, хочется. Возьми, да и сделай. Сосед же сделал.

С. Асланян: Да, это точно. Владислав, огромное вам спасибо за доставленное удовольствие. Приятно, что у нас все-таки есть такие люди в стране, как вы. Это обнадеживает. У нас есть перспектива.

Максим: Здравствуйте. Хотел отчасти поддержать предыдущего слушателя – Владислава, и сказать, что АвтоВАЗ нужен стране. Кроме крупных городов, где эти машины просто не должны ездить…

С. Асланян: Почему? Если она хорошая, то почему ей не ездить?

Максим: Потому, что когда ты едешь час в пробке, то выясняется, что ты стоял из-за того, что в какой-нибудь «пятерке» бензонасос сломался или что-то еще. Ты понимаешь, что зачем этот человек поехал? Он же знал, что его машина не выдержит час при температуре 70 градусов под капотом.

Но дело не в этом. Есть еще остальная страна. У меня был опыт длительного пребывания в тверской деревне, где до ближайшей бензоколонки 30 километров и есть один магазин автозапчастей, забитый деталями для АвтоВАЗа и ГАЗа. И там людям нужно доставить свою пятую точку из одной деревни в другую. Там огромная ремонтная база, и вот для них иномарки просто крах. Специалистов, деталей, обслуживания – нет. Ездить в Москву или Тверь сложно, а АвтоВАЗ живет и процветает. Вот для таких людей завод должен работать.

С. Асланян: Максим, я так понимаю, под сложившуюся базу запчастей можно продолжать производить автомобили?

Максим: Другое дело, что качество этого производства надо повышать.

С. Асланян: Не получится.

Максим: А за плохое качество… Не знаю, может, сажать, расстреливать надо. Должна быть какая-то система наказаний, персональной ответственности. Например, телефон сборщика конкретной машины, контроллера, лицо его. То, что они делают – ни одним приличным словом не назвать. Но, как социальный проект, он стране необходим. Потому, что кроме крупных городов есть еще места, куда цивилизация не дойдет еще долго. И там эти машины имеют свое полное применение.

С. Асланян: Максим, я как-то был в Архангельской области, и там местное население, которое до ближайшей бензоколонки имеет 120 километров, а до ближайшего техцентра – 200 или 300, катается на иномарках. Правда, на иномарках того периода, когда слово «надежность» к ним было применимо. И их жизнь выглядит по-другому. Они ни в коем случае не садятся в Жигуля, как и весь наш Дальний Восток. Они ездят на иномарках и ценят то, что она не ломается. Не пригодны к ремонту, как Жигули, а именно не ломается. А когда ломается, выясняется, что находятся запчасти. И весь Дальний Восток упорно по сию пору катается на правом руле, который уже давно не поставляется.

Максим: Да, вы сами рассказывали. Но проживут эти автомобили еще 10-15 лет.

С. Асланян: Немало.

Максим: Да. Но есть же люди, которые хотят купить и ржавый автомобиль, пусть он будет требовать приложения рук, но тогда у тебя в год будет пробег три тысячи километров, которые ты потеряешь на дорогу, то это прекрасно. Эти машины будут покупать. Другое дело, что отношение завода к людям в стране нужно заставлять менять.

С. Асланян: Не удалось пока. И сколько пытались.

Максим: Может быть, еще пару концернов перекупят и что-то изменится. А, может, и ничего не изменится.

С. Асланян: Нет. Ему уже 44 года.

Краш-тест ВАЗ-2110

Краш-тест ВАЗ-2110

Максим: Другое дело, что то социальное бремя, которое висит на этом заводе, которое заставляет нас всех поддерживать этот завод, конечно, нужно как-то изменить. Вся инфраструктура жизни в том регионе, который заряжен на этот завод, на людей, которые, к сожалению, не хотят работать в полную силу. Конечно, это печально осознавать, что мы все ради них, а они нам – ничего. У меня первый вопрос короткий. Правда ли, что ВАЗ-2110 в свое время набирал много баллов на краш-тесте?

С. Асланян: Нет.

Максим: А персональный вопрос такой. Ваше отношение к автомобилю Mitsubishi Pajero IV? В не сильно подержанном варианте. Он представляется одним из еще сохранившихся на рынке настоящих внедорожников, правильно сделанных. Насколько он долговечен и надежен в современном исполнении?

С. Асланян: По поводу ВАЗ-2110: понятно, что никогда не было ничего близкого к каким-то нормальным результата краш-тестов. «Десятка» — это, в принципе, ВАЗ-2108, накрытый новый кузовом. То есть, это машина, которая по своей архаичности представляет собой автомобиль конца предыдущего века. Куда ей? Ей хорошо было бы три звезды набрать, но не получается. И даже последующие машины, та же самая Lada Kalina, которой мы приписываем свои три звезды, и говорим, что она хоть где-то и хоть что-то. Так это по старому протоколу. Как только мы свою Kalina смогли более-менее довести до ума, до хотя бы трехзвездочного рейтинга, то эти супостаты взяли и изменили правила проведения, после чего выяснилось, что у нее нет никаких трех звезд.

Это особенность нашего автопрома. Мы к безопасности относимся с точки зрения ГОСТа. Если помните, был скандал в журнале «За рулем», когда они взяли и стукнули Газель не по ГОСТу, а по Euro NCAP, и выяснилось, что там все трупы. Горьковский автозавод визжал, как бензопила «Дружба», объясняя, что по ГОСТу они все живые. А то, что все могли на самом деле погибнуть – так мы по ГОСТу делаем.

Максим: Вон, в Жигулях все, как живые сидят.

С. Асланян: Именно так. По Pajero IV: на самом деле, я бы эту машину сам себе купил. Но я бы купил себе ее, все-таки поставив Вебасто на дизельную версию. То есть, трехлитровый дизель у него очень приличный аппарат. Имею в виду 3.2. Бензиновый трехлитровый двигатель там тоже замечательный. Там не без технических нюансов. Есть, конечно, определенные правила подготовки этой машины к жизни вне города, а, например, где-нибудь в Тверской области. Потому, что если вы где-нибудь получите легкий пинок в правое заднее крыло или, например, приложитесь о пень правым задним крылом, то у вас почему-то через какое-то время стуканет двигатель.

Максим: Нормально…

С. Асланян: Вот есть такая особенность у него. Потому, что в правом заднем крыле у него висит та самая интересная штука, которая является кондиционером для тех, кто сидит сзади. Патрубки охлаждающей жидкости проведены туда таким образом, что, когда вы получаете туда удар, или года через три они отгнивают, вы смотрите под машину привычно, и нет там ни одной лужи. А двигатель стуканул, потому что по ходу пьесы все вытекло.

Mitsubishi Pajero IV

Mitsubishi Pajero IV

Но такие специальные нюансы есть в каждой машине и в непогрешимой, и в грешной. И Pajero, тем не менее, остается очень приличным внедорожником. Его Super Select – совершенно замечательная система. Если бы мне когда-нибудь пришла мысль в голову заняться бездорожьем всерьез, то я бы выбирал между Pajeroи PajeroSport. Потому, что оба автомобиля с Super Select, со своими плюсами и с незначительными минусами. А тем более, если вы не полезете никуда всерьез и далеко рубиться, то вы даже не узнаете о том, что к этой машине могут быть какие-то претензии. Главное не подпускать никого из ремзоны официального дилера.

Максим: Это я знаю. Как выдумаете, он сможет на жесткой сцепке таскать за собой старый Cherokee?

С. Асланян: Всю жизнь?

Максим: Нет, зачем?! На соревнования и обратно.

С. Асланян: Сможет. На жесткой сцепке он сможет таскать все, что угодно. Он таскает у меня, например, коневозку, в том числе, с двумя прыгающими, радующимися и задирающими хвостик лошадьми, что никак не способствует устойчивости, и совершенно замечательно справляется с этой задачей. Там по сцепному устройству будут трудности, потому что, как всегда, нужно будет на крюк его, но, в целом, никаких трудностей. А для каких соревнований у вас подготовлена другая машина?

Максим: Начинал я с настоящей грязи, а потом ушел в ориентирование. Сделал из него почти ралли-рейдовый автомобиль. Конечно, он не приспособлен для этого, но для средних скоростей нормально.

С. Асланян: А Cherokee причем тот самый, настоящий?

Максим: Да-да. Стало понятно, что ездить на нем в ту же Тверь уже тяжеловато. Там нет кондиционера, это добавляет определенные проблемы.

С. Асланян: Да и дорогу он не держит, к сожалению. И тормозит он неохотно, есть у него трудности чисто биографические.

Максим: Тормозит он хорошо, если поставить дисковые тормоза. Даже с большими колесами.

С. Асланян: Еще бы. У вас, кстати, какие?

Максим: У меня 31 и 33 есть. Больше нет смысла ставить. Да и это много для этой машины.

С. Асланян: Максим, спасибо за доставленное удовольствие общения с вами.

Михаил: Здравствуйте, Сергей.

С. Асланян: Добрый вечер. Жигули купили себе уже?

Нива

Нива

Михаил: Нет, но как раз за них и хотел у вас спросить. Я с Жигулей пересел уже давно. Начинал с «копейки», потом у меня была «пятерка», потом «десятка», и уже лет восемь, как пересел я с Жигулей, и обратно пока нет желания у меня пересесть. Но было жило у меня купить квадроцикл, и поставить его на дачу. После чего, я подумал, почему бы не купить нашу Ниву – ВАЗ-21214. Мне кажется, что это очень хороший вариант для дачного бездорожья.

С. Асланян: Да. Нива – это та машина, надгробье которой мы напишем: «Прости за то, что мы тебя не любили всю жизнь и недооценили». Нива – наше достижение. Это самый хороший стартовый вариант внедорожника, особенно, если никаких серьезных специальных задач не будет.

Михаил: О чем я и говорю. Приехал на дачу, переобулся, поставил свой седан в гараж, и на Ниве можно чудно ехать за грибами, на рыбалку, решать еще какие-то задачи. Поэтому и задумался, либо Chevrolet Niva, либо ВАЗ-21214.

С. Асланян: На самом деле, тут любая, которая вам по какой-то причине кажется наиболее полезной и нужной, потому, что проблемы у них общие. И по ресурсу, и по энерговооруженности, и мотора не хватает. Куча всяких проблем, но, с другой стороны, свою функцию она выполнит. В этом отношении, были очень правы продавцы УАЗ-469 в его нынешней реинкарнации – Hunter. Когда они говорили, что эта машина же по цене квадроцикла. Но это машина, она с печкой, крышей, рулем, сидениями, дверьми и так далее.

И с Нивой то же самое. Нива в этом отношении молодец. Она будет честнягой. Когда вы четко знаете, что вы ее берете в качестве резиновых сапог и как приложение корзинки для грибов, она с этим справится.

Михаил: Да, я еще УАЗ Хантер рассматривал, но он мне показался большим и тяжелым.

УАЗ Хантер

УАЗ Хантер

С. Асланян: Да. И он кондовый все-таки. Это совсем кирзовый сапог уже. И на даче мучиться в кирзовых сапога – непонятно зачем. Нива в этом отношении все-таки будет более правильной. Хотя, когда вы сядете за руль этой машины после восьми лет езды на иномарке, вы горько пожалеете о том, что ее купили. Но потом вы утешитесь тем, что все-таки вы первую не продали, поэтому иномарка у вас есть, а на Ниве только на даче…

Но возврат к родине будет очень болезненным. Особенно, когда вы приклеитесь к сидению, прищемите себе палец, у нее вытечет что-нибудь, потом хрустнет шрус, вы не сможете выдернуть рычаг раздатки и еще найдете массу всяких незатянутых резьбовых соединений. Но тем она, наша родина, и прекрасна, что она всегда, традиционно, и мы знаем, где ждать от нее подвох.

Михаил: Ну да. Можно купить запчасти и чемодан с собой возить, как всегда.

С. Асланян: Чем хороша наша машина: вы берете одну никчемную железку и ставите туда другую никчемную железку. Вы можете краник отопителя менять раз в неделю, и он все равно будет течь в ноги. И ничего вы с этим не поделаете, в отличие от иномарки. Вот не дано им это понимание кайфа от того, что ты взял и победил, например, краник отопителя. Нет у них этого восторга в жизни. Михаил, удачи вам в приобретении. До понедельника!

Сергей Асланян
Сергей Асланян

Сергей Асланян - автоэксперт

Больше статей
write a comment

0 Comments

No Comments Yet!

You can be the one to start a conversation.

Only registered users can comment.