История автомобиля Москвич
3 042

История автомобиля Москвич
Июнь 01 12:47 2014

Лев Гулько: Доброе утро, мальчики и девочки, папы и мамы, бабушки и дедушки, которым отдельный привет. С Сан Санычем Пикуленко мы сегодня ведем нашу «Детскую площадку». Здравствуйте, Сан Саныч.

Александр Пикуленко: Доброе утро.

Л. Гулько: Наша «Детская площадка», как вы понимаете, сегодня автомобильная. Кстати, Наташа Кузьмина, как всегда, наш звукорежиссер.

А. Пикуленко: Она тоже автомобильная.

Л. Гулько: Да. Сегодня Сан Саныч нам будет рассказывать историю автомобиля «Москвич».

А. Пикуленко: Да, это действительно так. Это история московского завода, который за свою жизнь сменил три названия. Даже четыре. Сначала он был автосборочный завод, номер, как тогда было принято говорить. Потом стал завод КИМ – Коммунистический интернационал молодежи. Потом он стал московским заводом малолитражных автомобилей. Долго просуществовал, до 1968 года. А уже потом стал автозаводом им. Ленинского комсомола.

Что интересно, на заводе всегда работало огромное количество молодежи. И с самого начала истории завода такой период был – светлоидейный. Молодые ребята, а они были действительно молодыми, потому что, чтобы попасть на строительство этого завода, они завышали себе возраст. Человеку, например, 15 лет, а он говорил, что ему 18. Просто для того, чтобы попасть туда. По тем временам, это был такой же завод, который сейчас делает какие-нибудь космические аппараты. И эти молодые ребята пришли на Сукино болото. Был такой купец Сук, который владел землями в заболоченной пойме Москва-реки, там сейчас Южный порт.

Л. Гулько: Фамилия была говорящая.

А. Пикуленко: Да, есть такое. Там был болотистый участок, куда с середины 19 века начали свозить московский мусор. На этом болоте большая свалка, какие-то странные люди на свалке жили. Уже тогда там были заводы по переработке. Была станция Бойня, потому что там был мясокомбинат. Было много всего подобного и в один момент пришли ребята, засыпали эту свалку, поставили там хорошие светлые корпуса, даже посадили яблоневую аллею. Просто понятно, что люди хотели. Делали все не из-под палки. Наверное, можно сказать, что время было такое, потому что в конце яблоневой аллеи они поставили памятник Сталину.

Начали они собирать новые блестящие красивые автомобили, а потом через какое-то время они решили, что надо сделать свой автомобиль. Представьте, вторая половина 30-х годов, и вдруг появляется много статей, целое общество «Автодор», и там начинают говорить странные вещи, что советскому человеку надо автомобиль. Правда, тогда это было аккуратно, говорили, что надо покупать автомобиль для коллективного пользования. Например, кружок увлеченных автомобилем людей может скинуться и купить себе один. Тогда легковых автомобилей не было, кстати. Было такое, что заслуженных людей советского общества можно было поощрить автомобилем.

Ford Prefect

Ford Prefect

Ребята начали придумывать маленькую машинку, которая называлась КИМ-1050, а в девичестве – Форд-Префект. Не надо обижаться на это, потому что тогда, ну, не умели еще делать свое. Не было своей автомобильной школы, которая могла очень быстро, а все надо было делать в сжатые сроки сделать, разработать свой автомобиль. А эти молодые ребята-энтузиасты, взяв за основу хорошую машину, сделали очень быстро.

Но произошла странная история. Тогда для того, чтобы машину запустить в серии, ее надо было показать в Кремле. Все новые автомобили приезжали в Кремль, на них смотрели и говорили, можно ли ее делать или нет. А тут какой-то корреспондент, тогдашний папарацци, пробравшийся на завод и увидевший, напечатал в газете, что завод начал делать автомобили, чем вызвал неудовольствие. Срочно поехали показывать машину в Кремль. Вышел наш диктатор – упырь усатый – подошел к машине, которая оказалась двухдверной, сел, и вежливо предложил министру автомобильной промышленности, а там был еще тот товарищ Иван Алексеевич Лихачев, сесть в машину.

После этого машинку, реально хорошую машинку, зарубили, так как пришлось срочно переделать под четыре двери. Переделать-то переделали, но война началась. А когда она началась, то быстро немцы прибежали к столице, и надо было что-то увозить. Поэтому завод развезли. Что такое завод? Это люди и станки. И станки, которые могли делать сложные вещи, они попали и в Ульяновск, и в Миасс. В общем, разбежались вместе с заводом имени Сталина и на них что-то делали. А оставшиеся люди и станки начали ремонтировать танки, делали какие-то нужные для фронта вещи. То есть завод не останавливался ни на минуту. Причем даже, когда было великое московское разбегание, завод в те дни не остановился, и он продолжал работать.

А потом кончилась война. И потом на завод пришли фантастически преданные автомобилю люди. Я всегда смотрю на историю завода, потому что сам через него прошел, и там всегда так было. Эта плеяда людей пришедших после войны, повоевавших, и вдруг появилась возможность делать реальный автомобиль для реальных людей. Не какую-то военную или грузовую технику, а самый обычный автомобиль для народа.

Москвич 400

Москвич 400

В 1947 году на конвейер встал «Москвич-400». Более того, он еще и стал свободно продаваться. Как раз в 1948 году в Москве открылся первый в Советском Союзе автомобильный магазин. Это было событие.

Л. Гулько: Открылся в Москве?

А. Пикуленко: Да, на Бакунинской улице и просуществовал он там очень долго. В этом магазине несколько поколений автомобилистов смогли купить автомобили, потому что там была и продажа новых, и продажа комиссионных машин. Там и мотоциклы продавали. Но, представьте себе, что на витрине совершенно свободно стоит автомобиль. Причем не только «Москвич-400» или «Москвич-401», но и «Победа».

Люди просто приезжали как в музей, ходили, смотрели. Не было же тогда автосалонов. А здесь, если была какая-то выставка, то машина ставили на постамент и любуйся на расстояния. А здесь ты можешь прийти, посидеть, обсудить, прикинуть свои финансовые возможности, помечтать. И если уж очень хотел, потому что я знаю, что люди, которые очень хотели машину в тот период, залезали в долги и прочее. Кстати, нашему великому актеру Алексею Баталову дали денег на что-то нужное, а он пошел и купил себе «Москвич». Очень уважаю человека, потому что он сыграл много автомобильных героев. Ну, не автомобили, а людей в них, но все равно. Так, что были и такие люди.

Да, мы сейчас можем улыбнуться, что этот автомобиль был такой, скептики скажут, что это была копия немецкой машины. Но, опять же, представьте себе, в 1945 кончилась война. Страна в жуткой разрухе, разнесены заводы, дома, люди живут кое-как, и вдруг появляется автомобиль. Еще ничего не отстроено, еще дорог нет, заправки не построили. Скажу, что и особо ездить не разрешали по стране. И желание сделать автомобиль было очень сильным у тех людей, которые работали на заводе.

Конструкторская заводская мысль в тот период очень быстро отошла от того, что было, и буквально через несколько лет уже был построен свой «Москвич-402». Станочный парк не очень хорошо обновлялся, денег на автомобильную промышленность не хватало очень долго. Откуда их взять, когда нужно было в космос летать, атомные бомбы делать. Понятно, что приоритеты по-другому ставились. Да и жилье людям надо было строить. Но все равно конструкторы Александр Федорович Андронов, Игорь Александрович Гладилин – были совершенно увлеченные люди.

Москвич 402

Москвич 402

Такая же команда, которая быстро создала «Москвич-402». Настолько удачная конструкция, что создав ее в 50-х годах, а дожила она до середины 60-х, когда ей на смену пришел уже совсем другой автомобиль. Это был единственный автомобиль того периода, который вышел на мировой уровень. Что это за автомобиль? Это автомобиль, который покупают во многих странах. «Москвич» покупали и в Скандинавии, и в Англии, и во Франции. Уж, казалось бы, какая автомобильная страна. И в Германии, но в какой Германии? В ГДР очереди стояли. Понимаете, что как раз за «Москвичом» сначала за 408, потом за самым великим – 412. За ним такие успехи, и за всем этим стояли люди.

Л. Гулько: Саш, а скажи, пожалуйста, машинка, которая у меня была, когда я был маленьким, в самом начале 60- х. Такая педальная машинка, это был «Москвич»?

А. Пикуленко: Это тоже был «Москвич». Я скажу большем, что этим занималась отдельная группа. Была создана группа спецпроектов и гоночных автомобилей, и ей как раз руководил гениальный конструктор – Игорь Александрович Гладилин и Марк Зиновьевич Мильштейн. Эти люди умудрялись делать такие педальные автомобильчики, детские экскаваторы, какие сельскохозяйственные штучки, и в то же время создавали настоящие гоночные автомобили. В том числе и автомобиль, который хотели выпустить на трассы Формула-1. Такие они были разносторонние. Им ставили задачи, и они их быстро решали. Причем решали в очень сжатые сроки.

Игорь Гладилин

Игорь Александрович Гладилин

Гладилин фантастический конструктор. Он мало того, что создал полноприводные машины, такие предтечи Нивы были. Комфортабельные джипы – «Москвич-415; 416». Первый минивэн – девятиместная машинка вагонной компоновки. Тогда об этом не мечтали. Это был, пожалуй, первый такой минивэн, к которому мы сейчас привыкли. Игорь Александрович создал целую серию гоночных машин, которые выиграли кучу медалей. И самое главное, что все эти конструкции, были какие-то опережающие. Наша промышленность их не могла переварить в то время.

Дальше, так же как и 412-й двигатель. Его появление совпало с двумя великими событиями в автомобильном спорте. Два марафона – Лондон – Сидней и Лондон – Мехико. Опять же люди с завода, причем те люди, которых я знаю. Это люди, которые эти «Москвичи» пронесли на себе от Лондона до Сиднея, а потом еще от Лондона и до Мехико – 26 тысяч километров. Величайший пробег в истории автомобилей. Представьте себе, что если лидеры имели и сервисные станции, и вертолеты, и запас запчастей, то у нас было две «технички», которые ехали сзади боевых машин. А там участки были по тысяче километров в горах. То есть, мало того, что наши гонщики ехали на этих стандартных машинах, которые не были особо усиленными.

Москвич 415

Москвич 415

Я просто с друзьями могу вам сказать, что на кузовной мануфактуре Александра Бушуева мы три года назад все восстановили. Дело в том, что это великие автомобили, прошедшие 26 тысяч километров, были беспощадно уничтожены. Часть была брошена в Южной Америке, часть, погуляв по выставкам, была отдана молодым спортсменам, которые быстро их добили. Вот ничего не осталось, и мы решили сделать реплику. Пока были живы, вот как раз Юрий Иванович Лисовский был консультантом, и Александр Николаевич, Вадим Борисович Жичицкий очень помогали.

Зная уровень подготовки спортивных автомобилей, я тогда посмотрел, как же был такой энтузиазм. Все облегчали машины, выкидывали все, что можно, а наши мало того, что посадили троих в машину, так они еще и запчастями были загружены. Они их буквально на себе разбирали, собирали и всю дорогу ехали с барабанными тормозами. Это был подвиг. Особенно мне понравилось, что после этого подвига людей наградили: им дали по мотоциклу с коляской. Это родина оценила. У нас, в СССР, вообще автоспорт, как и церковь, были отлучены от государства.

Ребята проехали на «Москвиче» и практически это была стандартная машина. Там за исключением приборов, фар не было ни одной специальной спортивной детали. Даже амортизаторы им поставили Koni, а уже все ездили на газовых. Наши эти 26 тысяч километров ехали на амортизаторах, которые купили в магазине.

Л. Гулько: Все детали и вообще все прошло, так сказать, свои испытания.

А. Пикуленко: Самое интересное, что наши ведь приехали. И в тот же период, в конце 60-х – начале 70-х годов, на заводе начали готовить уже новые конструкции – «Москвич 3-5», например. То есть велась огромная исследовательская работа на заводе по коробкам, по подвескам. В общем-то, должен был родиться хороший автомобиль – «Москвич 3-5», но не сложилось, потому что разрешили строить завод в Тольятти.

Москвич 3-5-3

Москвич 3-5-3

И, вроде как, завод начали переоборудовать, но все равно всегда московскому заводу не хватало денег, чтобы развернуться по-настоящему. Да, его объявляли комсомольской стройкой, и удалось в начале 70-х получить какое-то финансирование и завод сделать. Даже больше из того, что сделали, но все равно на конвейере остался старый автомобиль, хотя уже были разработаны новые. А дальше наступил какой-то застой, чего уж там говорить. Причем люди остались те же самые. Чтобы попасть на завод, люди специально шли, очень хотели там работать и готовы были не вылезать сутками с завода. Но уже тогда какое-то время машины были неинтересные.

А дальше уже совсем начался бедлам, когда заводу поставили задачу освоить полу-автомобиль. Взяли кузов от «симки», старый двигатель с «Москвича», и так получился 2141. По идеологии, это хороший семейный автомобиль. Причем это пришлось на конец 80-х, когда в стране произошел очередной и последний всплеск надежд и энтузиазма. Этот полу-автомобиль как-то удалось сделать, и самое главное, что дальше начались светлые и свежие эксперименты.

Если сейчас посмотреть на оставшиеся работы того периода, такие как, например, «Арбат», «Истра» — это потрясающие машины. Если взять ту же «Истру», то там стоял такой двигатель, к которому сейчас опять приглядываются. Сверхэкономичный дизель, работающий на биотопливе. Если бы смогли его в то время освоить, то уже по тем экономическим подсчетам, тогда уже был госплан, мы могли бы сэкономить огромные суммы денег.

Поэтому завод жил, работал, но потом не стало человека, влюбленного в этот завод – Валентина Петровича Коломникова. Это был директор завод, который его поднимал и довел до ума.

Л. Гулько: А потом приоритеты изменились.

А. Пикуленко: Да. А потом вообще рухнула страна. А когда рухнула страна, вместо хороших директоров пришли профессиональные менеджеры, которым все равно, чем руководить. А потом началось такое откровенное… Ну, никому не был нужен завод в центре Москвы.

Коломников Валентин Петрович

Коломников Валентин Петрович

Л. Гулько: А вот эти всякие «Князь Владимир»?

А. Пикуленко: Да-да, вот это не автомобили. Это издевательство над автомобильной техникой.

Л. Гулько: Скажи, а музей остался?

А. Пикуленко: Да. Несмотря на то, что все перипетии прошли, часть музейный экспонатов, конечно, была украдена, когда его судебные приставы то туда увозили, то сюда. Но я знаю, что в свое время музею были подарены очень много спортивных кубков, личных медалей нашего великого чемпиона Владимира Бубнова, однако все это исчезло. Но, слава Богу, сохранились все машины, за исключением двух. Танк отобрали – понятно, и, подаренный Михаилом Сергеевичем Горбачевым Pontiac Grand Prix, тоже уехал в неизвестном направлении. Все остальные машины стоят на Рогожском Валу, на них можно посмотреть. И миллионные машины, и экспериментальные машины. То есть, заводская экспозиция сохранилась. Кому это интересно, те могут увидеть, как шла эта конструкторская мысль завода. Так как «Москвич» был все-таки большим заводом, многие машины стали и героями фильмов.

Л. Гулько: Да, конечно.

А. Пикуленко: Начиная от фильма «Осторожно, бабушка!», где как раз «Москвич-400», «Зеленый огонек», где «Москвич-407». А «Бриллиантовая рука» — по совету друзей купил новую модель «Москвича». Можно вспомнить и великий фильм «Гонщики», который притащил в автомобильный спорт огромное количество ребят. Там вообще 412-й «Москвич» главный герой, я уж не говорю про артистов, которые там снялись: Янковский, Лужина, Джигарханян, но самый главный герой там все-таки «Москвич».

Москвич-2142R5 «Князь Владимир»

Москвич-2142R5 «Князь Владимир»

Л. Гулько: Что же, вы прослушали историю про автомобиль «Москвич», которую изложил Сан Саныч Пикуленко. Между прочим, у нас еще есть подарки мальчикам и девочкам. Это автомобили. Ну, почти настоящие.

А. Пикуленко: Не совсем история. Получилась такая себе радио-история.

Л. Гулько: Конечно, дай Бог здоровья всем тем, кто имеет отношение к автомобилю «Москвич». Я думаю, что мальчики и девочки, которые хотят стать такими людьми, которые будут проектировать автомобили, нас тоже сейчас слушают. Поэтому, московский автодорожный институт, автомеханический, из которых вышли много людей, ждут вас. Не считайте, что это реклама (смеется).

А. Пикуленко: Кстати, часть заводских конструкторов, в том числе, и наш великий историк автомобилизма, учитель, по-моему, всех автомобильных журналистов страны, Лев Михайлович Шугуров является выпускником МВТУ. И не один он был оттуда. Там тоже выпускали и выпускают до сих пор хороших конструкторов

Л. Гулько: В общем, инженерная профессия тоже престижная.

А. Пикуленко: Да. И я скажу, что инженер всегда нужен.

Л. Гулько: Недаром же в советское время появилась поговорка «Инженер – почти гений».

А. Пикуленко: Да, все правильно. Особенно советский инженер. Давайте все-таки зададим вопрос.

Л. Гулько: На кону у нас коллекционные автомобили.

А. Пикуленко: Да, раз уж мы рассказываем про автомобильный завод, значит, и подарки у нас автомобильные. Коллекционные автомобили такие. Причем каждый автомобиль у нас с номером, это небольшая серия. Вопросы будут легкие, поэтому будем помогать ответами.

Л. Гулько: Да, поэтому будем помогать. Вопросы легкие, поэтому помогать будем (смеется).

А. Пикуленко: Да, подсказками. Чего не было в автомобиле Москвич-400? Радиоприемник, печки или багажника?

Л. Гулько: Три варианта ответа. Автомобильчики у нас есть – четыре маленьких.

А. Пикуленко: И один большой. Четыре в масштабе 1:43 и один в масштабе 1:18.

Л. Гулько: Чего же не было? Приемника, печки или багажника? Что-то никто не хочет нам звонить. Или хочет, но не может. Все-таки есть звонок. Доброе утро!

Слушатель: Доброе утро. Печки не было.

Л. Гулько: А где дети? У нас детская программа. Дорогие товарищи папы, мамы, бабушки и дедушки вы можете подсказывать, но ребенку.

Слушатель: А, понял.

Л. Гулько: Есть еще звонок. Доброе утро.

Петя: Здравствуйте. Меня зовут Петя. Мне 9 лет.

Л. Гулько: Уже взрослый. Так чего не было?

Петя: По-моему, радиоприемника.

А. Пикуленко: Ты как-то хорошо подумал об автомобиле. Нет, не радиоприемника. Давай тебе вторую попытку дадим?

Петя: Тогда печки.

А. Пикуленко: Правильно. Но, раз со второй попытки, тогда тебе машину в масштабе 1:43 дарим.

Л. Гулько: Не самая большая, а маленькая. Но я тебе скажу – очень красивая.

А. Пикуленко: Коллекционная, номерная. А откуда ты?

Петя: Из Москвы.

А. Пикуленко: Тогда приезжай быстрее, забирай и радуйся.

Л. Гулько: Конечно. А у вас есть автомобиль в семье?

Петя: Есть, два.

Л. Гулько: А какие?

Петя: Один – Mercedes у дедушки.

А. Пикуленко: Хорошо живет дедушка. А второй?

Петя: Daewoo Matiz. На нем мама ездит.

А. Пикуленко: Правильно, маме такой и нужен. Сумочка на колесиках. Красный?

Петя: Да, красный.

Л. Гулько: Ты не пробовал за руль садиться?

Петя: Нет.

Л. Гулько: А кто тебе подсказывал?

Петя: Дедушка.

А. Пикуленко: Вот он точно знал, что печки не было в «Москвиче». Старый автомобилист.

Л. Гулько: Спасибо тебе большое, пока! Машинка твоя, приезжай.

А. Пикуленко: Представляете, первые автомобилисты советские, которые ездили на «Москвичах». Зимой печки не было. Чтобы ездить, надо было с собой возить мешочек с солью и протирать стекло, чтобы не запотевало. Вечером надо было слить из двигателя горячую воду, а утром – залить. А аккумулятор надо было унести с собой. И перед тем, как уйти, нужно было залить в картер залить стаканчик бензина, потому что к утру густое масло замерзало.

Л. Гулько: Конечно, а то замерзнет.

А. Пикуленко: При этом пусковые качества, то есть, завести машину можно было при температуре до -15 градусов. А меньше – уже никак. Это как сейчас нельзя завести машину после -30. Но были энтузиасты, которые ездили без печки круглый год. Я вообще преклоняюсь перед этими людьми, но давайте перейдем ко второму вопросу.

Москвич 408 Турист

Москвич 408 Турист

На заводе был создан «Москвич»: он назывался «Москвич-408 Турист». Это был кабриолет с мягкой крышей, а на зиму прилагалась жесткая. Из какого материала был кузов этой машины? Варианты ответа: пластик, металл или алюминий.

Л. Гулько: На кону очередной автомобиль.

А. Пикуленко: Кстати, на предыдущий вопрос по смс правильные ответы не пришли.

Эля: Здравствуйте. Меня зовут Эля, мне 13 лет.

Л. Гулько: Как зовут?

А. Пикуленко: Тогда ты все знаешь.

Эля: Ответ — пластик.

А. Пикуленко: Нет, пластик еще тогда не дошел. Это середина 60-х.

Л. Гулько: Он дошел, конечно, но не до автомобиля. Будем давать 2 попытку?

А. Пикуленко: Да, дошел, но до «Москвича-408 Турист» не дошел. Конечно, даем вторую попытку.

Эля: Алюминий.

А. Пикуленко: Правильно. Кузов «Москвича-408 Турист» был сделан из алюминиевых панелей. Тогда тебе какую машинку? Желтую любишь?

Эля: Да.

А. Пикуленко: Тогда тебе такую и подарим. С золотистыми вкраплениями.

Л. Гулько: Хорошо. А у вас есть машина?

Эля: Да, две.

Л. Гулько: Хорошо живет население. А какие?

Эля: Nissan Juke и Capri.

Л. Гулько: Сама уже какую-то водила?

Эля: Нет, но собираюсь.

А. Пикуленко: Но теперь у вас будет три машины в семье. У тебя своя будет. Правда, боюсь, папа отберет.

Л. Гулько: Причем машина будет самая эксклюзивная.

А. Пикуленко: Конечно, ты даже можешь хвалиться и показать, что она с номером, и что тебе достался коллекционный автомобиль, номерной.

Л. Гулько: Спасибо тебе большое. Пока.

Эля: До свиданья.

А. Пикуленко: Перейдем к следующему вопросу.

В середине 60-х на заводе началась работа над автомобилем Формулы-1. На полном серьезе хотели выезжать. Тогда Формула-1 была «полуторалитровая», и завод делал двигатели объемом 1500 кубических сантиметров. То есть, как-то вот вдруг разрешили. И вот я хочу задать вопрос: сколько цилиндров было в двигателе автомобиля, который создан для гонок Формулы-1? Он назывался «Москвич-ГД1». То есть, двигатель объемом 1.5. Такой, как сейчас стоит на массе автомобилей. Варианты ответа: четыре, шесть или восемь цилиндров. Вопрос очень легкий.

Москвич ГД1

Москвич ГД1

Л. Гулько: Кстати, взрослому дяде или тете, который из Новосибирской области пишет о некорректно сформулированных вопросах, то у нас вообще тут все некорректно, у нас «Детская площадка».

А. Пикуленко: Да. Алюминий – тоже металл, но все понимали, о чем мы говорим.

Л. Гулько: Да, а кто сильно грамотный, как говорили в советское время, будет таскать чугуний. Есть звонок. Доброе утро.

Саша: Здравствуйте. Мне десять лет.

А. Пикуленко: А откуда ты?

Саша: Из Москвы. Из Ярославского района.

А. Пикуленко: Ты чего такой запыхавшийся? Бежал к телефону? Ты ответ уже посмотрел в Википедии?

Саша: Нет, я его знаю. Я видео смотрел в You tube.

А. Пикуленко: Понятно. Ну, расскажи.

Саша: В машине Формулы-1 раньше было четыре цилиндра.

А. Пикуленко: Ничего подобного. Двигатель «ГД-1» далеко не четырехцилиндровый. Не туда смотрел. Еще попытку даю тебе.

Саша: Шесть.

А. Пикуленко: Не угадал. Вопрос снимается. В двигателе «ГД-1» было восемь цилиндров.

Л. Гулько: А ты вообще увлекаешься гоночными автомобилями?

Саша: Да.

А. Пикуленко: Это же был «Москвич», который не доехал до трасс Формулы-1. А двигатель действительно сделали потрясающим. Не дадим мальчику машину. У него было две попытки, таковы правила игры.

Л. Гулько: Мы дадим мальчику другой приз.

А. Пикуленко: Да, ты получишь книгу по истории автомобилей. Хорошо?

Саша: Да.

Л. Гулько: Ну, что поделать. Игра есть игра. Книжка тоже эксклюзивная. Вопрос снимается?

А. Пикуленко: Да, мы уже ответили.

Л. Гулько: Сан Саныч, нам Георгий прислал сообщение и уже ответил, что восемь цилиндров уже.

А. Пикуленко: Посмотрел я на нашего звукорежиссера, которая пожелалела мальчика, и решил я задать легкий вопрос.

Скажите мне, какая подвеска была на экспериментальной модели «3-5»? Рессорная, пружинно-рычажная или с параллелограммом Уатта.

Л. Гулько: Нашего звукорежиссера надо видеть сейчас (смеется). Есть звонок. Доброе утро!

Оля: Доброе утро. Меня зовут Оля.

А. Пикуленко: Оля, а папа с мамой рядом?

Оля: Да.

А. Пикуленко: А папа все знает? Кто вообще у вас в семье больше знает про автомобили?

Оля: Не знаю.

А. Пикуленко: А сейчас проверим. Пусть тебе скажут, какая была подвеска на экспериментальном «Москвиче 3-5»?

Оля: У нас папа подсказывает, что пружинно-рычажная.

А. Пикуленко: Папа соображает. Действительно, подвеска была пружинно-рычажная.

Л. Гулько: Прекрасно. Оля для папы выиграла машину. Спасибо вам большое.

А. Пикуленко: Я же сказал, это будет простой вопрос. Давайте зададим еще один вопрос.

Л. Гулько: Еще проще.

А. Пикуленко: Да.

На марафоне Лондон-Мехико было 26 тысяч километров пути. И выехало очень много команд. И Porsche, и Citroen, и Peugeot, и даже Rolls-Royce, но не все доехали. Какое место заняла команда автомобильного завода имени Ленинского Комсомола в общем зачете? Варианты ответа: 12-е, 25-е или 3-е?

Москвич АЗЛК на ралли Лондон МехикоЛ. Гулько: Есть звонок. Доброе утро.

Рената: Здравствуйте. Меня зовут Рената.

Л. Гулько: Отвечай на вопрос. Ты знаешь правильный ответ?

Рената: Третье место.

А. Пикуленко: Правильно.

Л. Гулько: Рената, ты правильно ответила на вопрос.

А. Пикуленко: Да, третье место заняла команда автозавода имени Ленинского Комсомола. Причем Ford был первым, British Motor Corporation– второй, а «Москвич» был третьим.

Л. Гулько: Спасибо тебе большое. Коллекционная машинка твоя. Пока! Собственно говоря, разыграли все автомобили.

А. Пикуленко: Все разыграли?

Л. Гулько: Да. Услышали все вопросы, спасибо вам большое!

А. Пикуленко: Всего доброго!


Александр Пикуленко
Александр Пикуленко

Больше статей
Напишите комментарий

2 комментария

  1. George Ugodnikov
    Июнь 01, 13:24 #1 George Ugodnikov

    В 1955 г. отец купил Москвич-401 (отличие от картинки только в цвете, у нас был бежевый). Учился сам и одновременно учился и я, 14-летний 🙂 Права получил в 20 лет и езжу уже 54-й год без единого ДТП по моей вине. Инженер-физик, но имею категории, включая и «автобусную». Пригодились в смутные годы, — работал и водителем в автохозяйстве правительства области 🙂 А первый автомобильчик, — отец долго жалел, что продал его. Хотелось сохранять, как первую любовь.

  2. Александре Сафаров
    Июнь 01, 22:10 #2 Александре Сафаров

    История автомобиля Москвич | Александр Пикуленко http://t.co/isbsauJrnB

Только зарегистрированные пользователи могут комментировать.