Национальные парки США
1 365

Национальные парки США
Апрель 22 12:36 2014

Сергей Асланян: Сегодня у меня в гостях Михаил Рябинкин. Путешественник, человек, который взял и осуществил свою мечту. Он поехал в Америку. и теперь, когда вы сидите в офисах, а некоторые из нас парятся в пробках, послушайте, как замечательно на воле, на свободе и в национальных парках Америки.

Михаил, небольшая ремарка: вы олигарх, владелец нескольких банков и для вас легко и непринужденно осуществить свою мечту — сесть и поехать в Америку?

Михаил Рябинкин: Нет. Я работаю менеджером проектов в российской компании, мои доходы позволяют мне выезжать в Америку и делать достаточно бюджетные путешествия. Как это было, я расскажу позднее. Это отдых на уровне того, который люди проводят, катаясь на горных лыжах или путешествуя в экзотических странах. Примерно тот же самый бюджет. Может, чуть больше.

Михаил Рябинкин путешествие по США

Михаил Рябинкин

Сергей Асланян: Вот и чего вы сидите? Следом за Михаилом Рябинкиным! Пора ехать! А с чего все началось?

Михаил Рябинкин: Два моих одноклассника достаточно давно уехали в Америку на ПМЖ. Один оказался в Нью-Йорке, а второй — а Лос-Анджелесе. Это противоположные стороны США.

Сергей Асланян: Оба молодцы на самом деле.

Михаил Рябинкин: И они меня все время приглашали в гости. Чтобы я посетил из и заодно посмотрел страну. И когда я наконец созрел поехать и встретиться со своими друзьями, я одному из них задал вопрос, а что я могу посмотреть в Америке. И она мне ответил: я что ты хочешь. И тут я понял, что должен эту тему узнать сам. Я полез в Интернет, стал смотреть, что интересного есть в Америке. И тут я наткнулся на описание информацию о системе национальных парков США.

Михаил Рябинкин путешествие по СШАСергей Асланян: Она грандиозна и безгранична.

Михаил Рябинкин: Их в США очень много — 380 различного рода национальных парков, различных категорий.

Сергей Асланян: Все мы выучили Йеллоустонский, некоторые знают про Андирондакский, а по большому счету больше никто ничего не знает.

Михаил Рябинкин: Да у нас на слуху долина смерти, Большой каньон, ну и, наверное, все. А на самом деле это система, которая находится под управлением и контролем государственных органов США, она охраняется и контролируется МВД США. Эти территории взяты под контроль с точки зрения экологии.

Сергей Асланян: Тем более, что экологическая тема в США тоже отдана МВД.

Михаил Рябинкин: Американское правительство прекрасно понимает, что невозможно от людей закрыть такие красоты, люди все равно туда поедут. Поэтому в Америке, для того чтобы люди смогли нормально, качественно посмотреть эти красоты, очень развит сервис вокруг всех этих чудес. Сервис туристический.

Сергей Асланян: Был другой вариант — можно было закрыть, поставит там личную резиденцию президента. 380 резиденций — это совершенно наш советский способ.

Можно было бы не беспокоиться в ближайшие 500 лет о сохранности. Американцы пошли по странному пути открытости.

Михаил Рябинкин: Йеллоустоун он, по-моему, вообще был открыт лет 150 назад, объявлен как национальный парк.

Сергей Асланян: Прозорливые ребята в Америке.

Михаил Рябинкин: Поэтому все, что американцы делают для сохранения этих парков и в то же время, чтобы они были доступны для путешественников, все это Американцы делают с очень высоким качеством.

Сергей Асланян: Несмотря на то, что вы иностранный шпион, который пытается покушаться на их национальное достояние, проникнуть в глубину и, может быть на какой-нибудь секвойе что-нибудь приметное оставить. И вместо того, чтобы вас отсекать на дальних подступах, они наоборот почему-то рушничок расстелили, хлеб-соль.

Михаил Рябинкин: Здесь, наверное, надо учитывать и доходную часть этой системы.

Сергей Асланян: Все-таки ограбили?

Михаил Рябинкин: Они берут за это деньги. Я не знаю в общем масштабе США большие это деньги или маленькие, но это есть.

Сергей Асланян: А для вас?

Михаил Рябинкин: Если говорить о бюджете путешествия, то это примерно 1 тысяча долларов перелет, 700-1000 аренда машины.

Сергей Асланян: На какой срок?

Михаил Рябинкин: Две недели. Плюс расходы на проживание и питание — еще тысячу долларов добавим. Где-то самый скромный бюджет порядка 3-3,5 тысяч долларов.

Сергей Асланян: Лучше не считать по курсу в рублях. 3,5 тысячи будет меньше, чем та сумма, которая в рублях. А билетик-то в Йеллоустоун почем?

Михаил Рябинкин: Я пользовался так называемым парк-пассом. Я заранее покупал карточку, которая мне давала возможность входить в каждый парк. Она единая на все парки, действует в течение года. И эта карточка стоимостью 80 долларов рассчитана на въезд одной машины и двух пассажиров.

Сергей Асланян: Вы ее прямо из Москвы резервировали?

Михаил Рябинкин: Да. я заказывал ее в Москве. Мне ее по почте прислали. Это очень удобно, не нужно каждый раз платить.

Сергей Асланян: Вы прилетели в Америку, уже зная, что будете там делать. Очень грамотный подход. 80 долларов. А сам билет? Сколько вы сэкономили. Если бы подъезжали и спрашивали лишний билетик?

Михаил Рябинкин: Я бы заплатил порядка $150-180 только за то, чтобы въехать в парки.

Сергей Асланян: Во все?

Михаил Рябинкин: Да, в сумме. Я посетил где-то 10 парков. Въезд стоит от 15 до 20 долларов.

Сергей Асланян: А вот эти парки вы подбирали по принципу географической близости? Или по принципу вау, эффектно и хватания за валидол от красоты?

Михаил Рябинкин: Сначала, когда я увидел, что этих национальных парков в Америке очень много, я стал интересоваться где они расположены и какие из них самые красивые и интересные.

Сергей Асланян: Потратить 5 лет на 300 парков, конечно, здорово, но с работы уволят.

Михаил Рябинкин: Не получится, да. Поэтому когда я взглянул на общую схему парков, увидел, что основная их концентрация — в западной части. Начиная от середины США и поближе к тому другу, который в Лос-Анджелесе. В восточной части тоже есть очень интересные национальные парки, но они не имеют такой концентрации, как на западе, и между ними достаточно большое расстояние.

Сергей Асланян: Даже в Америке есть такое понятие, как «на запад», и он всегда лучше востока?

Михаил Рябинкин: Для меня это было так. Мое путешествие было рассчитано и планировалось так, что я буду ездить на автомобиле именно по западной части.

Сергей Асланян: Какие-то были предварительно волнения по поводу водительского удостоверения и того, что вас, русского, не пустят за американский руль?

Михаил Рябинкин: Конечно. Я эту тему изучил. Я подготовил…

Сергей Асланян: Челобитную главному полицейскому?

Михаил Рябинкин: Я нашел и получил международные права.

Сергей Асланян: Которые оказались не нужны?

Михаил Рябинкин: Нет, были у меня встречи в американскими полицейскими, и они просили меня показать их.

Сергей Асланян: У вас в Москве какая машина?

Михаил Рябинкин: Lancer Evolution. Универсал. 9-й.

Сергей Асланян: Простая надежная машина. А в Америке что вы взяли?

Михаил Рябинкин путешествие по СШАМихаил Рябинкин: Мой выбор упал на Jeep Grand Cherokee.

Сергей Асланян: Это то, что грезилось здесь, реализовалось там?

Михаил Рябинкин: Вы совершенно правы. Это была некоторая мечта, которую я там смог попробовать, что из себя представляет американская машина подобного класса.

Сергей Асланян: Ну и как открытие?

Михаил Рябинкин: Я был в восторге. Это бесконечное количество кнопок регулирования сидения. Американцы себя очень любят, поэтому машина очень комфортная. Единственно, что она, конечно, бензин потребляет как паровоз. Движение стрелки было видно невооруженным глазом, особенно, когда едешь по бездорожью.

Сергей Асланян: А при стоимости заправки насколько это было ударом по кошельку?

Михаил Рябинкин: Таких переходом по внедорожью у меня было немного. В основном это прекрасные американские дороги.

Дело в том, что американцы меряют расход бензина не как мы — на 100 км. Они меряют количество км, сколько машина может пройти на 1 галлоне. Галлон это 3-4 литра.

Сергей Асланян: Да и не километры а мили. Понять их квадратную унцию, умноженную на плоский дюйм, нам невозможно.

Михаил Рябинкин: Да, расстояние в милях, бензин в галлонах, температура по Фаренгейту.

Сергей Асланян: Хорошо хоть руль слева.

Михаил Рябинкин: И 12 вольт бортового питания.

Сергей Асланян: Это все-таки хоть нам понятно. Хуже было бы, если бы 110. Так что с заправками?

Михаил Рябинкин: Заправки американцы не строят вдоль своих скоростных дорог. Все заправки в Америке расположены на съездах с этих дорог. Нужно свернуть с хайвея, заехать небольшой городок, и там обязательно на расстоянии полумили от хайвея будет заправка.

Сергей Асланян: Об этом заранее можно получить известие? По указателю? Или по навигатору? Или это такая непреложная истина, что куда не сверни, заправка будет?

Михаил Рябинкин: Это непреложная истина. Они не делают заправки на хайвеях, чтобы машины не тормозили и не тормозили общий поток, как делается у нас.

Сергей Асланян: У нас хайвей идет обычно по центральной улице деревни. Поэтому там курицы боятся переходить и бабушки.

Михаил Рябинкин: На наших дорогах постоянно возникают знаки, ограничивающие скорость, и это означает, что с правой стороны будет заправка.

Сергей Асланян: Либо шаурма.

Михаил Рябинкин: Или и то, и другое вместе.

Сергей Асланян: А какая скорость была на хайвеях разрешенная.

Михаил Рябинкин: 85 миль в час.

Сергей Асланян: Причем хайвей бетонный, не асфальтовый.

Михаил Рябинкин: Асфальтовый и бетонный. У них по-разному в разных городах.

Сергей Асланян: 85 миль это чрезвычайно много. Это под 140? И насладиться этим эффектом.

Михаил Рябинкин: Да, причем все едут с одинаковой скоростью. Нет расхождения по полосам.

Сергей Асланян: Бабушка инвалид на велосипеде справа едет те же 140, что и джигит слева на белой тонированной вусмерть и с резаной подвеской?

Михаил Рябинкин: На дорогах у них дымящих грузовиков тихоходных. А если это не хайвей, а второстепенная дорога, то если дорога идет в горку, организуется дополнительная полоса для тихоходных машин. Если идет тяжелый грузовик, он уходит вправо, оставляя левую полосу для легковых автомобилей.

Сергей Асланян: Большой американский тяжелый грузовик это тот самый, который в фильмах в Голливуде?

Михаил Рябинкин: Американские грузовики это отдельная тема. Это песня, это картинка. Это нечто. Американские водители так любят свои машины. Они у них огромные. и все хромированные части машины, видимо, они 3 раза в день натирают до блеска.

Сергей Асланян: Либо не пачкаются?

Михаил Рябинкин: Может быть и так. На американских дорогах я не увидел такой пыли, как на наших дорогах по весне.

Сергей Асланян: Дворниками сколько раз махнули за всю поездку?

Михаил Рябинкин: Два раза, когда дождь был. Пыль появляется только, когда съезжаешь на грунтовую дорогу.

Сергей Асланян: А в каком сезоне вы там были?

Михаил Рябинкин: Я был в сентябре. Надо сказать, что я выбрал сентябрь потому что я хотел две цели достигнуть: посетить своих друзей в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе. Я хотел проехать автомобильное путешествие по национальным паркам. И я хотел встретить свой день рождения в Большом каньоне. Все цели были достигнуты. Праздник для меня, потому что так совпало, что теперь я это путешествие запомню на очень долго. Даже если бы не было дня рождения.

Михаил Рябинкин путешествие по СШАСергей Асланян: Америка вообще запоминается, я слышал от людей. Вы машину бронировали здесь, или там выбирали?

Михаил Рябинкин: Несколько слов о планировании маршрута. Практически все услуги, которые я использовал в Америке, я бронировал из Москвы. Это касается и машины, и билетов. Маршрут был составлен так, что я использовал внутренние американские линии, чтобы перелететь из Нью-Йорка в Денвер, там взять машину и ехать на западное побережье в Сан-Франциско и Лос-Анджелес. Все, что можно было, я все забронировал из Москвы через Интернет.

Сергей Асланян: Какая-то была степень подозрительности к вам? Нудно было какими-то документами, кроме молоткастого нашего паспорта доказывать свою состоятельность. Вот вы пришли и сказали — это мое, я забронировал. Деньгами или правами, или.. ?

Михаил Рябинкин: Дело в том, что все брони, которые я делал, они тут же оплачиваются

Сергей Асланян: Вы доказали свою состоятельность заранее.

Михаил Рябинкин: Да. А раз деньги получены. то услуга должна быть предоставлена. За исключением бронирования автомобилей. Там снимают, и то по прибытию, при аренде машины, бронируют на карточке 300 долларов — некоторый резерв для риска компании — а оплата машины производится окончательно уже после того, как ты ее сдаешь на конечном пункте.

Сергей Асланян: Тем более, что сдаете вы ее не там где брали, а на другом конце вселенной.

Михаил Рябинкин: В этом и хороша Америка, она позволяет брать машины в одном городе в аренду и сдавать в другом городе. Теперь несколько слов я скажу о том, как планировал сам маршрут, выбирал места ночевок, дороги, машину. Я хотел так, чтобы маршрут не проходил только в автомобиле. Хотел, чтобы у меня были пешие путешествия и внедорожные участки. И когда я составлял маршрут,

я нашел Атлас бездорожья Америки. Там есть несколько категорий.

Сергей Асланян: Звучит фантастически. Атлас бездорожья Америки. Той самой страны, про которую нам все время рассказывают, что бездорожья там нет давно.

Михаил Рябинкин: Там есть бездорожье, и есть увлеченные люди, которые увлекаются именно таким бездорожьем. Можно найти бездорожные маршруты любой категории сложности, начиная от 7 и кончая супер сложными, когда маршрут проходит по камням.

Сергей Асланян: Сухая чистая Америка. там тяжелый маршрут — это когда камни, а не когда болота.

Михаил Рябинкин: Если забраться на север, там можно и болота найти. Можно найти в районе Филадельфии на юге. Там их надо поискать, конечно.

Сергей Асланян: Вы нашли?

Михаил Рябинкин: Я ездил по центральной Америке, там с болотами напряженно. Там бездорожье это либо гравий, либо пески, либо камень.

Сергей Асланян: Дорога для наших «Жигулей» на самом деле.

Михаил Рябинкин путешествие по СШАМихаил Рябинкин: Нет. Все-таки требуется внедорожник, с большим дорожным просветом. С хорошим диаметром шин. Я несколько таких участков в своем маршруте вставлял и получал из этого огромное удовольствие, заезжая в такие дикие места, где никого из туристов нет.

Сергей Асланян: А сотовая связь там есть?

Михаил Рябинкин: Нет. тоже нет.

Сергей Асланян: Это действительно дикие места.

Михаил Рябинкин: Американцев, отдыхающих на автомобилях в национальных парках очень много. Естественно все стараются доехать и посмотреть основные достопримечательности. Если вы захотите, можете в своем маршруте ставить несколько радиальных поездок, и вы окажетесь на участках, где такой толпы туристов и машин нет. Это очень интересно и можете столкнуться с дикой природой, дикими животными. Что со мной происходило. Это было очень интересно.

Сергей Асланян: С дикими людьми, но они будут говорить по русски.

Михаил Рябинкин: Русскоговорящих я там встречал достаточно редко.

Сергей Асланян: Реально дикие места.

Михаил Рябинкин: Коснусь еще такого момента, как выбор ночевок. С ночевками связан бюджет путешествия. Мое путешествие в этом плане было малобюджетным. Я ночевал в кемпингах. Это значит ночевка в палатке, готовка еды на плитке.

Сергей Асланян: Плитку с собой из Москвы?

Михаил Рябинкин: Плитку вез с собой, там покупал только газовые баллоны, потому что их нельзя брать в самолет, даже в багаже. Первое путешествие было 100-процентное ночевки в кемпингах, а второе я решил попробовать различные виды ночевки. попробовал и мотели и лоджи и гостиницы. Ночевка в кемпинге достаточно дешевое мероприятие, стоимостью от 10 до 20 долларов за ночь за место стоянки. У них очень хорошо организованы кемпинги. Это большая-большая территория, рассчитаны на 20, 30, 100 машин. У каждой машины есть номер своей площадки, где есть стол, иногда с навесом, место для гриля и где просто развести костер и палатку поставить.

Сергей Асланян: Что значит первое путешествие, второе?

Михаил Рябинкин: Я ехал из центральной части Америки на запад. А второе — проехал с северо-запада на юг. Я посмотрел северные штаты.

Сергей Асланян: А Grand Cherokee был в первый или во второй раз?

Михаил Рябинкин: Это было в первой поездке.

Сергей Асланян: А вторая?

Михаил Рябинкин: Я хотел такую же. Но в той компании, где я арендовал, такой не было. Была однотипная машина… Бьюик, не помню как назывался. Тоже внедорожник, примерно таких же характеристик, как Grand Cherokee.

Сергей Асланян: Ну это был явно кроссовер. Grand все-таки имеет немного другую трансмиссионную перспективу скакания по буеракам.

Михаил Рябинкин: Возможно, я просто не помню.

Сергей Асланян: Америка, она, как Австралия, каждый раз сумчатая и совершенно неожиданная.

Михаил Рябинкин: Можно в зависимости от бюджета, которым вы располагаете, выбирать и седан, и универсал, и внедорожник. Можно вообще забронировать автодом — когда у вас в машине и душ, и туалет, и холодильник, и кондиционер.

Сергей Асланян: И тогда уже точно от кемпинга к кемпингу ехать.

Михаил Рябинкин: Тогда да. Не получится другого варианта, потому что автодом требует подзарядки электричества, он требует кран — залить воду, и еще один кран — слить нечистоты. Такая стоянка автодома это цена от 35 до 40 долларов в сутки.

Сергей Асланян: А если мотель?

Михаил Рябинкин: Проживание в мотелях где-то цена 50-60 долларов в сутки. Двухкоечный номер со всеми удобствами — холодильником, плитой, туалет, душ, белье и т.д.

Сергей Асланян: Поэтому когда нам в кино показывают. как главный герой, скрывающийся от правосудия, прорывается в мотель, и это дико дешево, мы понимаем, что это очень состоятельные люди. Так вот 50 долларов на дороге не валяются. Это не 2 и не 5.

Михаил Рябинкин: Ну у них разные мотели бывают. Те, которые в национальных парках — более высокого уровня сервиса, чем придорожные где-то там в пустыне.

Сергей Асланян: С полицией приходилось встречаться? Вообще и дорожной в частности?

Михаил Рябинкин: Встречался два раза с дорожной полицией.

Сергей Асланян: Вы на них или они на вас?

Михаил Рябинкин: Они на меня. Так получилось, что стоял знак ограничения скорости движения до 35 миль, мы въехали в поселок, а я не успел притормозить, просто снял ногу с газа. Моя скорость была больше. Я увидел в зеркало заднего полицейскую машину и понял, что она едет за мной.

Сергей Асланян: Как в кино? Руки на руль, из машины не выходить?

Михаил Рябинкин: Почти так и произошло.

Я свернул в сторону, припарковался, машина подъехала ко мне, из машины вышел молодой полицейский, подошел, стоя около моего окна, попросил мои документы. Я сначала показал ему наши российские права. Он попросил, чтобы я ему предъявил международные. Я отдал ему все эти документы, он ушел с ними в свою машину. Минут через 20 вернулся, и вот тут как раз, я могу подтвердить, что многие, кто сталкиваются с американской полицией, говорят, что они не настроены агрессивно, и их желание оштрафовать не есть основная цель. Основная цель больше склоняется к тому, чтобы предотвратить подобного рода нарушения. И дело кончилось тем, что они мне вернул права и несколько раз повторил, что в населенных пунктах движение строго со скоростью 35 миль в час. На этом мы расстались.

Сергей Асланян: И никаких денег

Михаил Рябинкин: Никаких.

Сергей Асланян: И никаких разговоров, про то, что вы русский, поэтому другое отношение.

Михаил Рябинкин: Он мне задал вопрос, откуда я. Спросил, сколько я на данный момент нахожусь в пути.

Сергей Асланян: Он предположил, что вы настолько устали, что не смогли вписаться в 35 миль в час?

Михаил Рябинкин: Видимо, увидел мои уставшие глаза, понял, что я не специально все это сделал. Он спросил меня. сколько мне дальше еще ехать до места ночевки. Это было недалеко, поэтому, видимо, он и отпустил меня. Там оставалось 5 миль о кемпинга. А второй эпизод это была неправильная парковка. Я получил под дворник штраф об оплате.

Сергей Асланян: Сколько?

Михаил Рябинкин: 48 долларов.

Сергей Асланян: Эвакуатор не приехал?

Михаил Рябинкин: Нет, они отслеживают машину, ночью, видимо, ездят по району, смотрят, где машины припаркованы неправильно, и тут же под дворник — чек об оплате. Со всеми реквизитами твоей машины идешь в местную сберкассу и платишь. Но у меня была прокатная машина, которую я должен был на следующий день сдать, потому что у меня был самолет. В Америке я эти деньги не оплатил. Оплатил уже по приезде в Москву, через Интернет. Я нашел сайт этого департамента полиции Лос-Анджелеса, где был зафиксирован номер квитанции с моим штрафом, по номеру я заплатит удаленно, и с меня этот штраф сняли. Но я предлагаю от этой технической части планирования путешествий перейти к самой интересной — те впечатления и эмоции, которые испытывает человек, побывав в этих национальных парках.

Сергей Асланян: Я затаил дыхание.

Михаил Рябинкин: Есть такое выражение — башню снесло. Вот в Америке, посещая национальные парки, у меня три раза сносило башню. Первый раз это Большой каньон. Когда стоишь на одной стороне Большого каньона, а до противоположной стороны 15-20 км, то мозг человеческий не может осознать это расстояние. Не с чем сравнить. Мой мозг, например, воспринимал изначально картину каньона как нечто бутафорское, построенное человеческими руками. Такое ощущение, что все это из картона сделано. Каким-то образом слеплено и хорошо раскрашено. Но это не есть натуральная природа. Это было первое впечатление. Минут через 10-15 оно прошло.

Михаил Рябинкин путешествие по СШАСергей Асланян: Но башня на место вернулась?

Михаил Рябинкин: Не возвращалась до конца следующего дня. Потому что мозги не понимают, что происходит, как это в принципе в природе может существовать. Дух захватывает бесконечно. На каждом повороте, на каждом виде, с каждой обзорной площадки.

Сергей Асланян: А вы ехали по нему?

Михаил Рябинкин: Большой каньон наблюдается сверху вниз. У него высота между верхней точкой и нижней, где протекает река Колорадо — до 1,5 км. С этой высоты ты смотришь на текущую внизу реку.

Сергей Асланян: Страшно смотреть с такой высоты.

Михаил Рябинкин: Кстати, там же я понял, что у меня боязнь высоты.

Сергей Асланян: на 1,5 км, по-моему, это происходит практически со всеми.

Михаил Рябинкин: Я однажды позволил себе прыгнуть с парашютом, там у меня такого страха не было, когда я выскакивал с самолета. Здесь я не мог подойти к краю Большого каньона ближе, чем на 3 метра.

Сергей Асланян: Парашюта не хватало за плечами.

Михаил Рябинкин: Может быть. Но не мог. Жуткое ощущение страха. На физическом уровне и бороться с ним бесполезно.

Сергей Асланян: Вокруг проезжали такие же напуганные?

Михаил Рябинкин: Некоторые ложатся и подползают к краю, чтобы просто голову туда свесить, а тело осталось лежать на камнях.

Сергей Асланян: А заборчик есть — за что зубами схватиться?

Михаил Рябинкин: В основных точках, куда туристы могут подъехать и посмотреть, да. Там сделаны смотровые площадки большого размера с перилами. А я делал несколько выездов по бездорожью, и я подъезжал к краю Большого каньона в таких местах, где нет балконов и нет перил. И где страшно по-настоящему. Но это очень интересное ощущение.

Сергей Асланян: Та самая ситуация, про которую мы говорим «страшно красиво».

Михаил Рябинкин: Такие пейзажи, которые открываются в этих диких местах без балконов, они имеют просто сумасшедший вид.

Сергей Асланян: Переходим ко второй башне.

Михаил Рябинкин: Это в национальном парке Секвойя. В этом парке собраны те самые замечательные секвойи. Это уникальное дерево, которое насчитывает возраст иногда до 3 тысяч лет. Эти деревья не горят. Когда случаются пожары, — в Калифорнии они бывают очень страшные, — секвойи не обгорают. Кора обгорает, но дерево остается целым, не гибнет. А вторая сторона, что эти секвойи имеют диаметр ствола от 5 до 10 метров. Когда бросаешь машину, уходишь на тропу в лес, где вокруг стоят такие огромные деревья, то на какое-то время возникает ощущение, что тебя уменьшили.

Михаил Рябинкин путешествие по СШАСергей Асланян: Когда к секвойе подходит царь природы. становится понятно, что он самозванец. Любой из нас на этом фоне. А третью башню вы где утратили?

Михаил Рябинкин: Это долина монументов.

  Article "tagged" as:
  Категории:
Сергей Асланян
Сергей Асланян

Сергей Асланян - автоэксперт

Больше статей
write a comment

1 Comment

  1. Ilya Kotin
    Апрель 22, 13:56 #1 Ilya Kotin

    Здравствуйте Сергей!
    Мне одному кажется, что 40 минут недостаточно для таких передач?

Only registered users can comment.