Экипаж: Белое солнце пустыни Омана
1 198

Экипаж: Белое солнце пустыни Омана
Апрель 01 13:01 2014

Сергей Асланян: Понедельник тоже может стать любимым, если у тебя гости, и ты становишься слушателем прямого эфира. Алексей Мочалов, он приехал из страны, в которой очень редко ступает нога русского человека. Страна называется Оман. Попробуйте с первой попытки не то чтобы найти ее на карте, а хотя бы вспомнить, где ее искать.

Алексей Мочалов: Да. Почему Оман, и зачем мы туда ездили?

С. Асланян: Ты его на карте как нашел?

Алексей Мочалов: На карте я его нашел, как и все случайно. Основная сфера моих интересов, как путешественника, это Россия и бывший СССР. На заграничные страны я никогда не смотрел всерьез. Много где был, но так чтобы туда возвращаться, да еще за свой счет по нескольку раз, это совершенно противоречит моему внутреннему миру. Такой интерес к заграничной стране до тех пор, пока я не побывал во всех регионах нашей страны, он для меня не естественен. Я в свое время изрек, что я не буду интересоваться остальным миром до тех пор, пока я не искатаю весь бывший СССР. Осталось несколько регионов, где я до сих пор не был, буквально пальцев одной руки хватит, чтобы их пересчитать, но не был. А вот согрешил, как говорится. Оман запал, как заноза, и не могу я не посещать его хотя бы несколько раз в год. А предыстория была достаточно обыденная. Мы, как люди близкие к автомобильному спорту, к рейдам конкретно, ездим тренироваться в Арабские Эмираты. Потому что это единственная страна, которая достаточно близко находится и где есть хорошая инфраструктура, и где можно потренироваться ездить по песку. Как известно, в России у нас с песчаными пустынями сложно. Так вот тренируясь, смотрел на карту и не мог не обратить внимание на сопредельные государства – Саудовскую Аравию и султанат Оман. Ну в Саудовскую Аравию попасть практически невозможно, страна совершенно закрытая. А Оман – страна, о которой мало кто слышал, у нее нет никакой политики по привлечению туристов. Это далеко не ОАЭ, где местных жителей гораздо меньше, чем приезжих. В Омане подавляющее число населения – местные, и некоторое количество гастарбайтеров, пакистанцы и индусы. Белый человек там достаточно редко встречается на улицах, и если встречается, то автоматически значит, что это турист. Даже когда ты ходишь по центру столицы, ты европейцев видишь не очень много и часто. Это дает атмосферу неизбитости направления. Ты понимаешь, что ты приехал в такую страну, о которой мало кто знает. Потому что в наше время, когда можно просто сесть на самолет и улететь куда угодно, все и ездят куда угодно. Везде можно встретить русских. За пять поездок в Оман русского там я видел один раз. Мы оба перепугались друг дружку…

Открытие страны произошло естественным образом: после очередной тренировки мы решили посмотреть, что же там. А нас никто не пустил, потому что Оман отделен от Эмиратов визовой стеной. Мы добились получения визы. Причем весьма кривым путем, через турагентство в Эмиратах. Безумно дорогой путь, одна виза нам стоила 300 долларов, а нас в первый раз поехало туда человек восемь. Сами понимаете, только на визы была какая сумма. То есть вопрос зачем мы туда едем возник сразу: нужна ли нам такая страна, которая от нас так отделена. Тогда мы еще в этом вопросе не ориентировались. И несколько раз получали визы таким же способом. Только в последний раз я рискнул выйти на посольство Омана в России.

С. Асланян: Нашел сразу?

Алексей Мочалов: Да, оно расположено рядом с Третьяковской галереей. Совершенно обалденное место, чтоб каждая страна имела там посольство – прекраснейший особняк. Турагентств в России, которые делали бы оманскую визу, нет. Есть ряд агентств, которые готовы делать по такому же кривому пути, которым мы пользовались. Но в посольство никто не ходит. А я пошел. Пришлось достаточно много поискать в Интернете рекомендаций. Нашел инструкцию единственного специалиста по Оману. И был поражен, что нам сделали визу за два дня, и с нами были вежливы, корректны, и видно было, что мы за последнее время чуть ли не единственные, кто туда за этим обратился.

С. Асланян: Почем виза?

А.М: Около 90 долларов. Разница трехкратная.

С. Асланян: Уже можно отвечать на вопрос зачем это нужно.

Алексей Мочалов: Да, уже стало понятнее. И в этот раз мы ехали более официальным путем. Мы заезжаем все время с Арабских Эмиратов, потому что берем машины на прокат в Дубае. Но переход границы с официальной визой, полученной в Москве, оказался более простым. Мы теперь не стоим в очереди с гастарбайтерами пакистанцами. Все стало не сложнее, чем попасть в Беларусь. Досмотра машины нет, все цивилизовано. Первые же четыре раза на границе стояли часа по полтора-два, оформляя все бумаги. Теперь мы великие специалисты по попаданию в Оман.

С. Асланян: Чрезвычайно хитрыми путями к султанату Оман подкрадывается Алексей Мочалов со стороны Эмиратов.

Алексей Мочалов: Почему ни как-нибудь еще? На то есть две причины. Во-первых в Оман не существует прямых авиаперелетов из России. В любом случае будет пересадка или в Дубае, или в Катаре.

Прямых рейсов нет. Но это не самая главная проблема, сделать пересадку несложно. А проблема в том, что наш основной интерес – автомобильные тренировки. Мы их просто пытаемся перемежать этнографическими изысканиями, путешествиями и погружением в чужую культуру. Но чтобы взять специализированный внедорожник, который не стандартный, а предназначен для езды по пескам, горам и прочим буеракам, обратиться в обычную прокатную контору недостаточно. Там дадут обычный Land Cruiser 200. Вы ему оторвете, все что у него есть, бамперы погнете, все защиты, и потом будете его восстанавливать долго и тщательно. Плюс к тому он будет на штатных амортизаторах, которые не позволяют ездить в спортивном режиме. Нам подобный формат не интересен совершенно. А более-менее специализированную тренировочную технику можно взять только в Дубае. Туда приезжают очень много людей тренироваться, и там есть ряд фирм, которые сдают в аренду именно спортивную технику. Причем взять в аренду можно все что угодно: дакаровские болиды, мотоциклы, любой категории, с каркасом, без каркаса, какие хотите.

С. Асланян: Цена обязательно смертоносная, или есть варианты?

Алексей Мочалов: Вариантов особо нет. Конкуренция очень небольшая, все игроки на рынке друг друга знают, гоняли на одних гонках. Организацией подобных контор занимаются бывшие или действующие гонщики. Поэтому с кем работать – чаще всего вопрос личного знакомства. Другой вопрос, что если прийти со стороны, вам машину никто не даст без присмотра. Обратиться в такую контору и сказать, дайте нам подготовленный  Land Cruiser 200, а лучше не один а четыре штуки, мы поедем в султанат Оман… Вам скорее всего просто пальцем у виска покрутят. Страховка туда не распространяется. В песок вы съедете, машину перевернете и т. д. Много таких «но», которые являются буфером для того, чтобы человек взял машину сам. Если бы у меня не было этой истории тренировок там, мне бы народ не доверял, то машину и не давали бы. А так под мое честное имя машины получается выбивать.

С. Асланян: Ты уже очень знаменит в Эмиратах?

Алексей Мочалов: Только в очень узких кругах. Но при этом нам удается брать машину даже без страхового депозита. Ты можешь себе представить прокатную контору. Которая не берет страховой депозит у людей, тем более когда они понимают, что ты едешь не по асфальту кататься? Травматизм будет. И в этот раз у нас тоже был травматизм, и мы были вынуждены из него красиво выходить. Но об этом чуть позже… Поэтому мы прилетаем в Дубай. Мы – это я как организатор и ряд моих знакомых, друзей, участников экспедиции и прочих мероприятий, которые я так или иначе готовлю. И те, кто, слыша мои рассказы или публикации в Интернете, говорили «я тоже хочу». Это такой открытый проект. А у меня интерес, что я уже не за свой счет изучаю Оман. Мы с каждой группой ездим в разные стороны, окунаемся в разные условия, и чем больше окунаемся, тем больше мне нравится страна, и пока я не перегорел туда ездить. Следующую зиму мы все равно будем мотаться. Я надеюсь. Поэтому мы берем подготовленные машины. Чаще всего они на раллийных подвесках, с каркасами, со всем снаряжением – тросами, лопатами, компрессорами, дефляторами. Хорошие машинки. Мы на них отправляемся в смешанном режиме. Это горные маршруты, этнографические, по крупным городам самого Омана: Сахар, Сур, столица Маскат. Отдельной статьей у нас идут пески. Дня три проводим в песках, там я ставлю людей на крыло, начиная от азов езды по дюнам. Ни один русский человек, если у него не было ралли-рейдового прошлого, не знает что делать в песках. А это безумно увлекательное занятие. Не зря же, когда вы прилетаете в Дубай отдыхать, первое, что вы получаете в руки, – проспект с джип-сафари. Арабы вас с удовольствием покатают по дюнам, потому что это очень увлекательно, страшно и захватывающе. Набивают в машину пять человек и с визгами катают по 53-му квадрату, так называемому. Это специально огороженный квадрат дюн, из которого потеряться невозможно, потому что он окутан колючей проволокой и забором из сетки рабицы. Там турконторы катают туристов. Попросить водителя дать порулить можно. Но не дадут. Те, кто приезжают отдыхать в Дубай, никогда не могут получить возможность самим поездить по пескам. Потому что это запрещено. Взять машину в аренду и самому поехать в пески – тоже запрещено. На каждой машине стоит маяк спутникового слежения, и при съезде с асфальта, в лучшем случае будет вызвана полиция. Либо вам сразу вкрутят штраф в прокатной конторе. Словом, есть много причин, по которым лучше этого не делать. Плюс у вас нет никакого снаряжения, и вы даже не съедете на стандартном шоссейном давлении вы просто застрянете там, где свернули с дороги. Я сам сначала несколько раз ездил тренироваться в Эмираты и уже потом решил, что, наверное, смогу чему-то научить людей, по крайней мере на базовом уровне. Я не говорю, что я в состоянии готовить к Дакару, но на туристическом уровне пересечь пустыню, километров 200 научить могу.

С. Асланян: Как человек выживший вполне можешь рассказать другим как это делается.

Алексей Мочалов: Да, и так как это вещь совершенно увлекательная, каждый человек, который прикасается к этому, испытывает прилив фантастической эйфории. Я не знаю с чем это сравнить. По эмоциональной палитре это не уступает, например, горным лыжам. Адреналин брызжет постоянно. Никогда не знаешь что будет дальше. Трехмерная езда. Мы же привыкли ездить в одной плоскости. У нас повороты бывают только влево и вправо. А там они еще и вверх, и вниз.

С. Асланян: Иногда свободный полет?

Алексей Мочалов: Иногда соскальзываем. Машина движется по пескам все время в заносе. Даже если ты никуда не спешишь. Она все равно скользит. Меньше катится, чем скользит. Катиться начинает, только когда выезжаешь на задутый песок, на котором есть корочка. Это нарушает твой вестибулярный аппарат, ты не привык что машина все время скользит. И ты вот так день ездишь, два. Начинаешь более уверенно себя чувствовать. В итоге, когда попадаешь в Россию и едешь по зимней дороге, ты на другом уровне начинаешь общаться с автомобилем. У тебя рушатся стереотипы, которые набиты за 10, 20, 30 лет стажа. Появляется совершенно другого уровня уверенность. Все машины, они же без системы стабилизации. Вот у нас было два fj крузера, у них была система стабилизации, но мы отвыкли от такого уже.

С. Асланян: Алексей Мочалов расширяет наше представление о том, что такое пески и султанат Оман, потому что до его посещения этой страны и тренировок на подобном пейзаже наше представление о песках было только по «Белому солнцу пустыни».

Алексей Мочалов: Уникальность того, что мы делаем заключается в возможности во всех арабских странах ездить самим за рулем. Даже если поехать а Египет и покататься по Сахаре. Казалось бы что проще: долетел, взял машину напрокат, поехал. Но в Египте, например, уголовное наказание за езду по пескам. Это приравнивается к попытке суицида.

С. Асланян: Но ты можешь выехать в ливийскую пустыню где-нибудь под Эль-Аламейном, там минные поля по сию пору никто еще не разведал?

Алексей Мочалов: Мы это даже видели в свое время, когда ездили по Африке. На границе Мавритании и Сенегала взорванные машины я фотографировал. Нейтральная территория проходит прямо через песок Сахары, и слева, справа стоят знаки, что все заминировано. Те кто не поверил, там и лежат. Рваные машины такие… Ну это отступление. А Оман в этом отношении фантастическая страна. На фоне Эмиратов там нет туризма. В следствие этого и вопросов безопасности не стоит. Государство с очень хорошим уровнем жизни, криминала как такового нет. Плюс это исламское государство, нормы поведения продиктованы шариатом, так что все очень спокойно. Любое преступление очень больно карается. Но ты веди себя прилично, и все будет хорошо. По ночам гулять по любому арабскому городу можно спокойно. Бумажники и ключи можно оставлять, когда вы идете на пляж купаться, мобильные телефоны никто не ворует, номер в гостинице можно не закрывать. Коммунизм полнейший в этом отношении. Когда приезжаешь, расслабляешься абсолютно. К чему мы привыкли? Когда едешь куда-то отдыхать, все нужно в сейфе запирать, быть как параноик, брать 4 пластиковые карточки, потому что 2 все равно сопрут. Вот этого ничего в Омане нет. Это очень хорошо влияет на качество отдыха. Ты действительно отдыхаешь, куда бы ты ни поехал. Ты не встречаешь ни одного косого взгляда. Люди занимаются своими делами, либо тебе улыбаются. Они очень открытые, добрые. Восток есть восток. Но это не Египет или Турция. Это совсем другое. Здесь никто за тобой не бегает, за рукава не дергает, ничего не впаривает. Нет раздражающих вещей. Правда есть и минусы. Если вы привыкли ходить полуголым в +35, то этого нельзя делать, даже если вы мальчик. Все ходят закрытыми. Алкоголь запрещен на всей территории страны, за исключением нескольких гостиниц для европейцев, где в баре он за безумные деньги. Бутылка шампанского может стоить 700 долларов. Ты можешь выпить, если захочешь. Но мало кто хочет. Я, правда был один раз в заведении, где местным позволялось пить пиво. Но это был очень андеграундный клуб, даже с имитацией стриптиза. Феерическое зрелище. Стриптиз исполняют женщины, которые полностью одеты. Вы никогда такого не видели. При этом люди, которые смотрели стриптиз, даже если хотели передать купюру, делали это через специально обученного человека. Он ходит по залу и собирает деньги. Так ты можешь выказать некоторое внимание, но взамен никакого внимания не будет. Все что у нас можно, там нельзя. Но это позволяет местному обществу жить в очень спокойных нравах, даже на дороге, если подрезал кого-то, никакой агрессии. Мне кажется, что они даже не умеют ругаться. Люди фантастической миролюбивости и положительной энергетики.

Я расскажу несколько случаев, чтобы вы поняли, насколько все «плохо» по сравнению с Россией. Мы в этот раз, катаясь по пескам, приложили два передних радиатора. Машина немного не удержала удар, а так как мы находились в другой стране, то местные дилеры, не поддерживающие эмиратскую гарантию, не хотели нас принимать. Был ряд сложностей, но мы их мужественно решили. Машину прописали в сервис, выходим и думаем: надо пообедать. А время около трех часов дня, пик жары, ничего не работает. Мы едем на двух оставшихся в живых машинах, смотрим – придорожная кафешка, написано «йеменская кухня». Заходим внутрь, там сидят человек 20 загорелых мужчин и руками едят рис. При виде нас, бледнолицых, все кафе замолчало. Смотрят на нас. Мы садимся. Приносят такую же еду, но только с приборами, руками нам есть все-таки непривычно. Под конец трапезы один мужчина спрашивает нас, кто мы. Отвечаем, что русские. Он показал нам большой палец, видимо это все, на что хватило его английского языка. Поели, пытаемся рассчитаться. Оказывается, за нас уже заплатили. Мы пытаемся разобраться кто это сделал. В углу сидит хозяин этого ресторана и точно так же ест руками рис. Выяснилось, что слушая наш диалог, он решил угостить гостей. Мы были шокированы, предлагали заплатить. Но хозяин отказался, сказав лишь «добро пожаловать в Оман». Впихивать деньги уже нереально, ты просто обидишь человека. На следующий день, едем снова мимо, заезжаем в шиномонтаж, отдаем колесо, и тоже самое – денег не берут!

С. Асланян: Вы есть-то перестали в этой стране, чтоб не объедать ее?

Алексей Мочалов: Мы находили рестораны все-таки, где работают турки… Кстати, турки в Омане готовят вкуснее, чем в Турции. Вообще кухня очень многонациональная. Очень вкусно все. Многие туристы, которые страдают гастрономическими изысками, знают что в Дубае много хороших ресторанов. Но после Омана, там не так вкусно. А если учесть, что самый дорогой лобстер в Эмиратах – это оманский лобстер, то грех не ехать в Оман. Чтобы совсем вам стало плохо стоять в пробке, я скажу, что лобстер – большой, огромный, которым можно наестся одним, да еще вместе с гарниром, с салатом, с картошкой, с чаем… стоит в Омане на наши деньги 800 рублей!

С. Асланян: Аварийная ситуация на дорогах обострилась…

Алексей Мочалов: Это еще одна причина, по которой я так тепло отношусь к этому государству. Есть за мной такой грешок – люблю поесть. Когда туда приезжаешь, одними фрешами можно просто упиться. Стоят они на наши деньги пол-литра 80 рублей. Первые дня два-три ты просто боишься, что будет аллергия, потому что пьешь их литрами.

С. Асланян: Алексей Мочалов рассказывает восточные сказки о султанате Оман, в котором можно блистательно жить, и судя по всему замечательно ездить.

Алексей Мочалов: Притом в любом направлении. Я сейчас, когда вернулся домой, в Россию, которую трепетно люблю, и уж в отсутствии патриотизма меня очень сложно обвинить, я тут же насобирал кучу камер на машине, нарушил вообще все что только можно. И понял: если бы я жил там, то ничего бы не нарушил, был бы просто в законе. Ограничение скорости на загородных трассах 120 км в час и можно ехать плюс 20, соответственно 140, а больше я никогда и не езжу. В городе почти всегда 80 и плюс. Налогов чумовых нет. Живи и живи. Еще очень мне нравятся такие мелочи: если у тебя многодетная семья, тебе дом могут предоставить. Причем это не курятник, а коттедж нормальный. Социальная защищенность там нормальная, если ты гражданин этой страны, ты все-таки имеешь право на нефте-доллары, которые она добывает. Оман очень активно инвестирует в развитие науки, образования, в спортивные программы. В стране 40 лет назад не было ничего. Это была пустыня. Города, про которые мы говорим были похожи на рыбацкие поселки с сараюшками.

С. Асланян: Это была палка, воткнутая в землю, и было непонятно почему именно эта точка на карте удостоилась своего географического названия.

Алексей Мочалов: И в отличие от Арабских Эмиратов, где из богатств сделали некий китч – самые высокие дома, самые дорогие рестораны и прочее, – Оман принципиально сохраняет свою аутентичность. В Маскате – это столица – нет ни одного небоскреба. Зато есть самая большая мечеть. Просто фантастическая. В ней много всего рекордного: самый большой ковер в мире, например. Если ты туда заходишь и ты не в курсе, то ты и не поймешь. Но когда ты понимаешь, что это не кусочки, а один ковер покрывает весь пол…

С. Асланян: А как ты оказался в мечети?!

Алексей Мочалов: Тоже интересный момент. Есть одна мечеть, куда пускают. Это мечеть султана Кабуса в Маскате. Туда можно попасть туристам с 9 до 11 утра. В любом случае ты должен быть одет по-человечески, у тебя должно быть все закрыто. Но посетить можно. А чтобы ты, неверный, не осквернил чего, все застилают синей материей. То есть соблюдены все нюансы, связанные с религией, но при этом посмотреть можно. Мечеть построена безупречно. Во всех деталях. Я в строительном бизнесе чуть-чуть поработал, могу отличить. Люди пытались сделать что-то великое и сделали. Когда приходишь в эту мечеть, все прекрасно понимают, что ты турист, но к тебе абсолютно по-доброму относятся. Все показывают, рассказывают, предупредительно советуют как лучше себя вести. Ты не испытываешь никакого тяжелого чувства… Попробуйте сходить в мечеть в Махачкале. Я пробовал. Внутрь зайти не смог. Не потому что запретили. Но еще на подступах было такое количество критичных взглядов, что я просто не рискнул… Словом, Маскате в мечеть стоит попасть. Она кроме того является центром просвещения, там находится самая большая библиотека. Кстати, все что только можно, в этой стране названо именем султана. Процветает культ личности, но в очень хорошем смысле слова. Весь Оман реально молится на своего султана. 40 лет процветания страны произведены одним человеком, без какой либо смены власти. Он как пришел к власти, унаследовав ее от своего отца, так и остается. О нем там ходят легенды. Как он путешествовал по всему миру и переносил опыт к себе в страну. Как он инкогнито путешествовал по всему Оману, чтобы понимать как живут люди. И за эти 40 с лишним лет, как я понимаю, он не ослаблял свою деятельность ни на грамм. Была отстроена великолепная страна. Никаких даже намеков о тоталитаризме я не слышал, ущемления прав нет. Есть легенда, а может это реальная история, что когда было 40-летие правления султана Кабуса, он не знал чем порадовать народ, и придумал простить все кредиты, которые есть у населения. Представьте себе в нашей стране, что в честь юбилея нашего руководителя нам однажды всем простят ипотечные кредиты.

С. Асланян: Или штрафы на машину.

Алексей Мочалов: Или просто простят. Да. Вот вы представили теперь, что меня привлекает в этой стране. Я прекрасно понимаю, что жить я все равно хочу в России, и не собираюсь туда эмигрировать. Но научиться у арабов правильно управлять страной, мне кажется, надо туда кое-кого командировать. Потому что есть чему учиться. Страна производит гораздо более цивилизованное впечатление, чем подавляющее большинство европейских стран. При этом нет никакого китча. Никто не ездит на ролс ройсах, количество «шестисотых» на дороге практически сравнимо с нулем. Я видел S-класс на дороге раза два. Деньги у них есть. Но все ездят на машинах среднего класса.

  Категории:
Сергей Асланян
Сергей Асланян

Сергей Асланян - автоэксперт

Больше статей
write a comment

1 Comment

  1. Андрей Гайворонский
    Апрель 02, 20:00 #1 Андрей Гайворонский

    FJ cruiser — шикарный «неизбыточный» внедорожник

Only registered users can comment.